Новости дня

17 декабря, воскресенье

































16 декабря, суббота












Лайма Вайкуле: надеваю то, что нравится

0

Лайма всегда считалась одной из самых стильных певиц на российской эстраде. Впрочем, сама певица признается: для поддержания стиля ничего особенного не делает. Об этом и многом другом Лайма рассказала корреспонденту «Между нами, женщинами».

– Лайма, говорят, что на гастроли вы возите несколько чемоданов с безделушками...
– Да. Меня всегда все ругают за то, что вожу огромный багаж. Но я не могу иначе! Всегда на гастроли беру подушки, фигурки зверей, тапочки, халаты. Люблю находиться в домашней атмосфере. На гастролях приходится жить в совершенно незнакомых гостиницах. Поэтому нужную атмосферу в них можно создать только благодаря любимым вещам. Если бы могла, то и своих собак на гастроли бы брала. А вообще я всегда жалею животных. Не могу пройти мимо, когда на улице мерзнут собаки. Всегда стараюсь помочь.
– Раскройте секрет: как вам удается на протяжении стольких лет оставаться самой стильной певицей страны? При этом вы постоянно меняете имидж: были и блондинкой, и брюнеткой, и шатенкой.
– Не знаю. Я об этом не думаю. Всегда надеваю то, что мне нравится. Прически меняю, когда они мне надоедают. Нельзя вывести какую-то формулу стиля.
– В перестроечное время вы были достаточно популярны в Америке. Почему не стали развивать карьеру?
– Действительно, в конце 80-х всего трое российских музыкантов (Борис Гребенщиков, «Парк Горького» и я) добились определенной известности в США. Секрета своего успеха не знаю. Просто мой голос оценил американский продюсер. Мне нравилось там работать, но тянуло домой. Я отдала Америке целых пять лет своей жизни и нисколько об этом не жалею. Хотя иногда думаю, что в принципе могла бы там остаться.
– Не жалеете сейчас о том, что уехали?
– Сейчас нет, не жалею. Но какую-то ностальгию по тем временам я чувствую. Хотя сейчас у меня и здесь много работы: концерты, гастроли, съемки. К тому же я всегда любила чем-то заниматься параллельно с эстрадой. У меня был салон красоты, но он оказался нерентабельным. Была представителем одной очень крупной косметической фирмы. Продвигала линию продукции в странах Балтии, СНГ и России.
– Лайма, согласны с утверждением, что эстрада – это «террариум друзей»? У вас есть недоброжелатели в шоубизнесе?
– Нет. Я счастливый человек – у меня вообще нет врагов. Считаю, что человека можно обидеть настолько, насколько он обижается. А приятели есть. Среди них, например, Володя Винокур. С ним мы дружим уже не одно десятилетие. Это очень хороший человек, на эстраде мало таких. Кстати, мы с Володей родились в один день – 31 марта. Частенько отмечаем вместе дни рождения. Таких друзей нельзя терять.
– В начале 90-х вы занимались раскруткой дуэта «Чай вдвоем». Сейчас какие у вас с ними отношения?
– Я считаю, что они молодцы. Не могу сказать, что мне нравится все, что они делают. Но в целом все прилично. А вообще, глупо было, если бы они делали все так, как хочу я. Пока Денис и Стас работали со мной, они прислушивались ко мне, выполняли мои требования. Сейчас стали вольными птицами. У нас прекратились рабочие отношения. Но я желаю им только успехов.
– Вы были в жюри конкурса «Народный артист». Как считаете, справились с задачей?
– Я считаю, что да. На «Народном артисте» были сложнейшие условия для исполнителей. Там ведь снимали с первого дубля, все конкурсанты пели живьем. Это самый честный конкурс, который я видела в своей жизни. Кстати, я себя поймала на мысли, что во время конкурса ребята меня стимулировали. Раньше я одевалась «на автомате». А во время конкурса стала задумываться, как я буду выглядеть в глазах молодежи. Однажды, готовясь к концерту, раскидала все вещи на кровати, стою и думаю: «В чем же мне будет лучше?» Такого со мною уже давно не было. А вот «народным артистом» я бы выбрала другого, хотя ничего не имею против победителя. Просто на конкурсе моим любимчиком был Женя Анишко. Он добрый и светлый человек. У него хороший голос.
– Несколько лет назад прошла информация, что вы вместе с Ириной Ортман собирались подать в суд на журнал, в котором вы упоминались как представительница нетрадиционной сексуальной ориентации.
– Нет (смеется), в суд я не подавала. Мне это ни к чему. Я о себе столько слухов слышала, что уже стала их забывать. И если бы все время подавала в суд, только и делала бы, что судилась. Когда же тогда новые песни записывать, гастролировать? Хотя иногда действительно бывают нелицеприятные моменты. Например, однажды приехала в Питер и увидела журнал, на первой полосе которого помещена моя фотография в обнаженном виде. Думаю, когда же я так откровенно могла сняться? А это газетчики поставили мою голову, а тело прикрепили чужое. Так неприятно стало! Но я даже за это не стала подавать в суд. Лишь однажды я ответила автору одной статьи – написала письмо. Заметка, на которую я отреагировала, была опубликована в одной из латышских газет под псевдонимом «Сержант» с названием «Русская армия уходит, а агенты остаются». Под агентом подразумевалась я. Автор посчитал, что выдаю какие-то секретные сведения, которых я никогда не знала, России. Бред какой-то. Но я решила написать письмо, озаглавив его соответствующим образом: «Сержант никогда не станет генералом».
– А это правда, что вы являетесь владелицей части Луны?
– Да. Несколько лет назад на 8 марта мне подарили кусочек земли на Луне. Сколько соток, не знаю. Но побывать хочу. Жаль, времени нет – лететь-то далековато (смеется).
– А кто сделал такой неземной подарок?
Мой кавалер (загадочно улыбается). Больше ничего не скажу – о личной жизни не распространяюсь.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания