Новости дня

21 января, воскресенье

















20 января, суббота













19 января, пятница















За что бьют российских зэков?

0

Видеодокументу 14 лет

Эта запись всплыла в Свердловской области, где в прошлом году уже случилось несколько инцидентов с гибелью заключенных. На видео работают сотрудники ОМОНа в бронежилетах и масках. Выстроенных в шеренгу зэков избивают резиновыми дубинками, распинают на козлах. Заставляют раздеваться и то же самое делают уже с полуголыми людьми. На сайте YouTube ролик разрешен к просмотру только для лиц старше 18 лет.
– Диск с этим роликом мне прошлым летом передал сотрудник одной из наших колоний, – рассказал обладатель записи, глава свердловской правозащитной организации «Правовая основа» Алексей Соколов. – И я впервые воочию увидел то, о чем мне так много рассказывали родственники заключенных и сами бывшие зэки. Еще до появления ролика я снимал с их участием фильм о пытках в колониях. В том числе в нашей образцово-показательной
ИК-2, куда водят первых лиц и где одновременно находят трупы заключенных.
Ролик заметили в западных СМИ и соотнесли с той самой ИК-2. Теперь УФСИН по Свердловской области подает на Соколова в суд за клевету. Официальная проверка выявила, что запись сделана еще в 94-м году в другой колонии – ИК-12 Нижнего Тагила.
– Запись относится к началу 90-х, когда по колониям прокатилась волна стихийных бунтов, – прокомментировал представитель ФСИН России. – Это сейчас у нас осужденные питаются лучше пенсионеров. А тогда еще было не так, менялась система исполнения наказаний. И в случаях массовых беспорядков в колонии, как и на этой записи, вводились сотрудники спецназа МВД. С 95–96-го года они уже не работают на территории колоний, собственные отряды особого назначения ФСИН очень малочисленны. С 2000 года наши сотрудники не имеют ни дубинок, ни аэрозольных средств. Так что эта запись давным-давно неактуальна.

Избиения в колониях являются нормой

Однако правозащитники настаивают, что «срок годности» пленки до сих пор не истек, она иллюстрирует и реалии современных колоний.
– У нас есть десятки свидетельских заявлений, что такие массовые избиения, как на этой записи, в некоторых колониях и сейчас являются нормой, – говорит лидер движения «За права человека» Лев Пономарев. – Это может делаться и за провинности, и просто для профилактики. Например, когда вновь прибывших заключенных проводят через живой коридор – бьют дубинками, травят собаками. В большинстве колоний такого нет, все больше таких учреждений становятся прозрачными, туда пускают комиссии, правозащитников. Это около 700 колоний в Воронежской, Тамбовской областях, Краснодарском крае. Но остаются и 40–50 пыточных колоний – в Мордовии, Удмуртии, где для заключенных создан тоталитарный ад.
Пономарев и сам рискует попасть в места заключения. Полтора года назад он обвинил в создании тех самых пыточных колоний директора ФСИН Юрия Калинина. И теперь находится под следствием и подпиской о невыезде – опять же за клевету.
– Я имел в виду, что ни в одной цивилизованной стране так не издеваются над заключенными, – говорит Пономарев. – Не приняты секции дисциплины и порядка, которые у нас давно применяют как пыточный инструмент.
СДП (секции дисциплины и порядка) в колониях набираются из самих осужденных-добровольцев и несут не только надзорные, но и карательные функции.
– Вступают туда в основном самые отмороженные, с большими сроками, – рассказал бывший заключенный Виталий П. – За это они получают поблажки, свидания вне очереди. Могут обрабатывать новичков, наказывать виноватых. А могут выбивать признания для ментов.

На свободу без ног...

Дело в том, что членов СДП иногда выпускают из колоний. Не на свободу, а в следственные изоляторы – вести допрос арестантов и добиваться явок с повинной. Официально эта информация не подтверждается. Однако мама одного из бывших заключенных, Светлана Елсукова из Екатеринбурга, считает, что именно члены СДП искалечили ее сына.
– Максим находился в СИЗО №1, который вплотную примыкает к нашей ИК-2, – рассказывает она. – Его там избивали трое суток, причем били люди в тюремной одежде. В итоге он там что-то подписал, и ему дали 7 лет за кражу мобильного телефона.
Но Максим не отсидел, а отлежал в лазарете всего четыре месяца. Его освободили досрочно, по болезни, с диагнозом острый гнойный менингит. Однако мать с этим заключением не согласна.
– От менингита не бывает разрыва мочевого пузыря и не парализует ноги, – говорит Светлана Ивановна. – Максим вышел глухим, слепым на один глаз, мы год восстанавливались от истощения, полтора года залечивали пролежни. Нижняя часть тела у него до сих пор обез­движена. Врачи мне в глаза говорят, что это побои и черепно-мозговая травма. Но менять официальный диагноз они не станут. А независимая врачебная экспертиза возможна только по направлению от прокуратуры, которое мне не дают.
В прокуратуре и во всех судах от районного до Верховного Светлане подтверждают тот же официальный диагноз. Сейчас она подала иск в Страсбургский суд.
– Может, хоть там найдем справедливость, – говорит она. – У меня ведь есть показания сокамерников, есть фотографии избитого сына сразу после освобождения. Хотя в конечном итоге я считаю, что моему ребенку еще повезло. Я столько слышала историй от других родителей! Как у 20-летнего парня вырезали половину кишечника – под предлогом отравления. Как другой умер в одиночной камере от неизвестного яда.

…или ногами вперед

 Возможно, это просто страшилки, истерия родителей непутевых преступников. Но вот другая мама, снова из Екатеринбурга, действительно получила своего сына мертвым.
– Костя полтора года пробыл в одной из наших колоний, – говорит Раиса Павловна. – Ни на что не жаловался, конфликтов и нарушений не имел. Но 20 января прошлого года я получила телеграмму, что он мертв. Труп был весь синий, 16 гематом, следы побоев.
В колонии матери объяснили, что сын слишком активно занимался спортом. Доказать какую-то иную, более правдоподобную версию в суде ей не удалось.
– Ни разу ни одного случая зверств не было доказано, – говорит Лев Пономарев. – В ответ на массовые избиения заключенным остается резать себе вены – как это сделали в январе 700 арестантов амурской колонии №5. Или объявлять голодовку, как это случилось в том же месяце в СИЗО Элисты. Когда спецназовцы избили почти всех заключенных, передавая им «привет от нового начальника».
По официальным версиям, в СИЗО просто проходил обыск, а в Амурской области осужденные резали себя, требуя наркотические средства и алкогольные напитки.
– Всем этим эпизодам прокуратура давно дала оценку, – говорит представитель ФСИН России. – И ни одного официально подтвержденного факта насилия над заключенными или нарушения законодательства со стороны сотрудников ФСИН за последние годы не было.
Пусть то, что изображено на скандальном видео, было давно и неправдой. Возможно, все побои, о которых сейчас сообщают правозащитникам зэки, были ими заслужены. В колониях, как известно, сидят отнюдь не мальчики-одуванчики. Но тем не менее права человека пока еще никто не отменял. И совсем не по приговору осужденные возвращаются на свободу искалеченными или мертвыми.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания