Новости дня

22 февраля, четверг
















21 февраля, среда





























Реанимация классиков или пляски на костях?

0

Хлеба и зрелищ!

Думающий зритель в театре – как зубр в Беловежской пуще. Его мало, но он еще не вымер. На такого зрителя расчет небольшой, он кассу не сделает. Значит, будем искать массового зрителя, а он требует зрелища, феерии, а еще обязательно провокации. Лишь в такой комплектации о спектакле точно заговорят. Мастером провокации можно считать талантливого режиссера Кирилла Серебренникова. Что ни премьера – фурор. Осмелиться сделать из Фигаро менеджера и вложить ему в уста fuck you не каждому под силу. А пригласить для такого эксперимента народную артистку Лию Ахеджакову на роль Марселины, которая ратует за равноправие женщин в мире мужчин… К слову, актриса была в восторге от работы с Кириллом.
Как вспоминает сам Серебренников, до того как он приехал в столицу и стал востребованным режиссером, он завоевывал популярность в Ростове. И там он начинал именно с провокаций.

– У нас была радикально-авангардная студия, где я со студентами ставил Беккета, «Лысую певицу» Ионеско, «Дисморфоманию» Сорокина. За пять лет мы сделали десять спектаклей по два-полтора часа каждый. На спектакле по Хармсу зрителей обливали кефиром, его запомнили больше остальных. На репетиции «Донжуанианы» я ляпнул двум актерам: «Ну… приставайте друг к другу». Эти раскрепощенные люди все поняли буквально. На спектакле я просто обалдел – они сыграли искренний половой гомоакт.
Давно понятно из всех рекламных технологий, что эпатаж – прямой путь к узнаваемости. Но успех – это все-таки труд и команда актеров, умеющих донести до зрителя замысел режиссера. А таких в окружении Серебренникова не так и много. Миронов, Кравченко, Чурсин, Хаматова, Белый.

– Зритель голосует ногами, – ответила нам гендиректор театрального фестиваля «Золотая маска» Мария Ревякина. – Раз идут, платят деньги, значит, это кому-то надо.

 Гамлет в тулупе

В ближайшее время на сцене театра имени Станиславского и Немировича-Данченко будет представлена премьера оперы «Гамлет (датский), (российская) комедия» в постановке Александра Тителя. Музыку написал екатеринбургский композитор Владимир Кобекин. Современный классик. Его не заинтересовал шекспировский «Гамлет», а привлекла комедия Аркадия Застырца, написанная по мотивам легендарной трагедии. Как нам рассказали в театре, Застырец написал некий печатный стёб на «Гамлета». Композитор Владимир Кобекин сильно урезал эту пьесу и выбрал из нее лишь часть, на которую и написал музыку. Так что на выходе получился не Шекспир в чистом виде, а нечто по мотивам.

Смело осовременивать классику решаются не все. Есть режиссеры, которые вводят современность в спектакль лишь в виде декораций и костюмов. Так, в постановке Юрия Бутусова на сцене МХТ им. Чехова герои трагедии ходят в овечьих тулупах, шинелях и модных пиджаках, но при этом говорят текст, написанный Шекспиром и переведенный другим классиком – Борисом Пастернаком.
– Мне нравится «Гамлет» Юрия Бутусова с Пореченковым, Хабенским, Трухиным, – поделился с нами Кирилл Серебренников. – Некоторые начинают кричать: вот кошмар, какой ужас – на сцене уважаемого театра всякая всячина идет! Ну что ж ужасного? Пусть выходят разные спектакли.

С вопросом, зачем осовременивать классику, мы обратились к Марии Ревякиной.
– Если это талантливо, то имеет право на существование. В свое время еще Эфрос писал о необходимости осовременивания театра. На деле это многократно и с большим успехом делал Марк Захаров. А «новая драма»? Может, вы мне скажете, что это такое? Классика – она на века.

Вынужденная необходимость


Действительно, если с новыми авторами плохо, то на выручку всегда приходит классика. Автора уже нет в живых, и критиковать или восхищаться перфомансами остается только критикам. И видимо, перелицовывать классику – единственный выход для современного театра.

– У нас полное отсутствие современной драматургии, – говорит Серебренников. – Новая драма – это новые пьесы, которых у нас нет. Вы думаете, что ее инопланетяне нам пришлют? Или она есть во всей Европе, а у нас ее нет? Да просто там театром занимаются осмысленно, а у нас нет. Последняя моя постановка в МХТ, «Человек-подушка», была по пьесе британского драматурга Мартина Макдонаха.

Из шекспировской трагедии сделать комедию – не сверхзадача. Всего лишь сместить акценты. Но вот поставить чеховские комедии «Вишневый сад» или «Чайку» так, как написал их автор, комедийно, почему-то не получается.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания