Новости дня

28 октября, среда
























27 октября, вторник














26 октября, понедельник






sobesednik logo

Увечный торг

17:29, 28 июля 2008

Увечный торг
фото Андрея СтрунинаLa facip exer accumsВ России 14 миллионов инвалидов. Точнее, тех, кто имеет справку об инвалидности. Но бумажка не отражает реальности. Потому что справки сегодня продаются и покупаются. Иногда – абсолютно здоровыми людьми, которым инвалидность дает больше дохода, чем заработок. А порой и настоящие инвалиды могут отстоять свой статус, только дав взятку.

Хочешь стать больным? Заплати

Торговля увечностью началась после монетизации, когда социальные льготы превратились в живые деньги. Толпы вполне здоровых людей возжелали стать калеками. Корысть не осталась безответной – врачи пооткрывали лавочки. Только с начала этого года – десятки уголовных дел. В Карачаево-Черкесии медсестра городской поликлиники наторговала липовыми справками на 700 тысяч рублей, другая медработница в Казани разжилась на полмиллиона, в Воронеже некий безработный с целой группой подельников от медицины два года продавал инвалидность здоровым людям. И это лишь то немногое, что фиксирует милиция.

– Вообще-то мы даже не ведем статистику таких дел, – рассказали представители МВД. – Да, медики продают инвалидность, иногда попадаются. Но врачи, учителя с их мизерными зарплатами – это не самые крупные нарушители.

Взятки, возможно, и невелики. В среднем по стране инвалидность стоит 5–10 тысяч рублей, в небольших городках 3 тысячи минимум, в крупных цена доходит и до 80. Но торговля идет бойкая. Это доказывает всего пара дней общения на эту тему: в интернет-форумах, больничных очередях, бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ), где непосредственно оформляют инвалидность.

– Мой бывший муж два года назад купил вторую группу, чтоб получить наследство.  – Светлана П. сейчас сама получает статус. – Инвалидность помогла ему выиграть тяжбу. Но и прибавка к зарплате неплохая – в месяц получается со всеми выплатами около семи тысяч.

Сумма приличная. А в маленьких городках, где почти нет работы, зарплаты мизерные, статус инвалида вообще может быть единственным источником дохода. Хотя получить его, как уверяет начальство от медицины, не так просто.

– Да, 10–20% граждан претендуют на инвалидность необоснованно, – говорит зам. главы Федерального бюро медико-социальной экспертизы Минздравсоцразвития Михаил Дымочка. – Но удается это единицам. Абсолютно здоровому человеку стать инвалидом сложно. Подделку можно увидеть по формальности диагноза, по истории болезни. 

Но за мзду врач в поликлинике составит подходящую историю болезни, еще немного денег – и в бюро МСЭ закроют глаза на формальность. Достаточно одного обращения к нужному человеку.

– У нас в поликлиниках шастают такие посредники, которые прямо в очередях предлагают приступить к оформлению, – признается зам. главврача одной из больниц в Тамбове. – Одни просто мошенники, а у других действительно есть все нужные связи.

В московских медучреждениях посредники встречаются редко, все можно сделать напрямую.

– Вы попробуйте сразу заведующей по МСЭ предложить, – советовала мне в очереди умудренная опытом пациентка. – У нас это сработало, правда, не в этом бюро, а в другом. В этом не знаю, как они – берут или нет…

– Не берут они тут, предлагал уже, – вмешался в разговор пожилой мужчина. – Боятся, их сейчас отлавливать стали. Лучше со своим лечащим врачом поговорите, чтоб он комиссию МСЭ предупредил. Врачам между собой всегда легче договориться. Они ведь и сами все на инвалидности. Делают себе третью группу, самую легкую, а льготы на коммуналку и бесплатный проезд все равно обеспечены.

Аукцион для инвалида

Кстати, сам мужчина, Виктор Петрович, инвалид настоящий, второй группы. И откуда такая искушенность во взятках? Дело в том, что реальные инвалиды тоже платят врачам за свой статус.

– Здоровым предлагают, а с инвалидов нагло вымогают деньги. – Юрист Дмитрий Сазонов занимается спорными вопросами установления инвалидности. – Целые торги устраивают. Мол, вас тут 20 человек, а справки дадим пятерым. Кто заплатит больше, тот и останется калекой. А если нет денег, могут лишить группы или сделать такую степень, что пенсия будет копейки.

Дело в том, что новая схема установления инвалидности с 2005 года крайне располагает к поборам. Главную роль теперь играет степень ограничения способности к трудовой деятельности (ОСТД). Именно от степени, а не от группы зависит материальная сторона дела.

– В каждой группе три степени, – объясняет зам. председателя Всероссийского общества инвалидов (ВОИ) Александр Клепиков. – Третья самая высокая – человек считается полностью нетрудоспособным, получает самую высокую пенсию. А первая самая легкая, и если ее назначить тяжелым инвалидам, они остаются вообще без денег. А устанавливают эту степень на глазок – какую захотят, такую и напишут.

По подсчетам ВОИ, примерно пятой части российских инвалидов при ежегодном переосвидетельствовании степень снижают. Чтобы этого не случилось, приходится платить.

– Мы постоянно слышим истории:  пришел с деньгами, написали третью степень, а через год уже не было этой суммы, и написали вторую, – рассказывает глава движения инвалидов «Наше право» Сергей Новиков. – Хотя это тот же самый слепой человек, только теперь ему платят на 1000 рублей меньше, он не имеет права на собаку-проводника и на бесплатную поездку в санаторий с сопровождающим.

Иногда незрячие, глухие, парализованные люди переводятся в разряд трудоспособных.

– Они лишаются пенсии, а на работу – с их-то патологиями – не могут устроиться до конца своих дней, – говорит начальник управления Всероссийского общества слепых (ВОС) Николай Бубнов. – Бывают вообще казусы. Недавно бабушке 92 лет снизили степень с третьей на вторую – написали, что способна трудиться в специальных условиях.

В развитых странах степеней нет, а инвалида лишают пенсии, только когда он гарантированно устроился на работу. А у нас даже за жалкие копейки в виде социальной помощи приходится платить.

– Пришла получать инвалидность после пересадки почки и уже приготовила сумму в конверте. – Татьяна ждет своей очереди на экспертизу. – Я не хочу рисковать.

Все объединения инвалидов бьются за отмену степеней. Но у вышестоящих своя правда.

– У нас чуть не каждый гражданин претендует на высокую ОСТД, – считает Михаил Дымочка. – Это цель, к которой зачастую идут ради денег. Потому что инвалид иногда получает пенсию больше, чем всю жизнь проработавший человек. Это надо изменить. Коррупция в системе МСЭ ничуть не больше, чем в целом по стране, и она объяснима. Средняя зарплата у нас 5–6 тысяч рублей. Дефицит кадров 50%, притом что большинство наших медиков работают по совместительству.

И подчас удачно совмещают социальную работу с асоциальным бизнесом. Делают за деньги здоровых людей инвалидами. А инвалидов без денег записывают в здоровые, оставляя их бедными и больными.

Рубрика: Без рубрики

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^