Новости дня

13 декабря, среда



















12 декабря, вторник


























Ирина Хакамада: Народ умнее, чем нам кажется

0

В том числе людей политических. По-разному сложились их судьбы: кто-то вполне вписался в новую жизнь и даже в новый официоз, успешно заняв свое место в политэлите, кто-то с политической сцены ушел в бизнес, кто-то – в почетную ссылку. Кого-то массы забыли, кто-то по-прежнему на слуху. Наши сегодняшние гости  Ирина Хакамада и Владимир Жириновский – из их числа.

– Ирина, как по-вашему, сейчас в политике есть неординарные люди?
– За 8 лет процветания и спокойствия случился авторитарный поворот, и неординарные персонажи были постепенно выдавлены отовсюду. Теперь их нет нигде: ни в парламенте, ни в администрации президента, ни в правительстве.

– В свое время у вас была возможность озвучивать позицию: вы были и министром, и вице-спикером Госдумы. Сейчас, я так понимаю, вы в стоп-листе?
– Не совсем. Для меня закрыто политическое телевидение. Зовут обсуждать только гуманистические темы. Изредка РЕН ТВ берет политкомментарии, потому что оно наряду с радиостанцией «Эхо Москвы» и одной-двумя независимыми газетами представляет тонюсенькую выхлопную трубочку для выпускания пара.

– Да, теперь вами больше желтая пресса интересуется…
– Желтая пресса будет всегда, сделать с этим ничего невозможно. Я всегда говорю «пострадавшим»: вы не боритесь с ней, а работайте на опережение. Разводитесь? Женитесь? Кричите об этом на всех углах. И тогда желтой прессе становится неинтересно.

– Но небылицы все равно появляются. Вот вы какую самую нелепую о себе слышали?
– Что я купила землю на Рублевке вместе с окрестностями. Или вот еще: писали, что я заведую серией французских парфюмерных магазинов!

– Ну да – чисто такой женский вариант. Кстати, я не могу сказать, что в последнее время стало меньше женщин в политике, но как ушла Хакамада, их как-то серьезно не воспринимаешь: сплошь выдвиженки ВВП.
– Вроде бы да, участие женщин в высокой политике, казалось бы, усилилось: Матвиенко, Голикова, Набиуллина. Но это номенклатура, а продвижение снизу закончилось. Но есть и вторая тенденция – огламуривание. Гламурные депутатки повсеместно…

– А как вы себя чувствуете в гламурном амплуа писательницы и радиоведущей? Не жалеете, что ушли из политики?
– Мне прозвенел звоночек – и я себе сказала, что должна выбрать: остаюсь в любимой профессии, но делаю нелюбимые вещи, потому что буду вынуждена, или ухожу. Уверена, что сделала правильный выбор, поэтому чувствую себя хорошо. А когда вижу со стороны, что происходит с СПС, даже думаю: боже мой, какое счастье, что я ни в чем этом не участвую!

– Когда появилась информация, что вы готовитесь снимать фильм по своей книге, что ведете тренинги, люди, даже вполне к вам лояльные, не очень благожелательно об этом отозвались. Вас не очень-то готовы воспринимать вне политики.
– И правильно. Сколько делаешь бренд, столько лет тебе нужно потом себя перебрендировать. Мой роман «Любовь вне игры» был воспринят в штыки, но при этом профессионалы сказали, что в принципе это прекрасная книжка и просто готовый сценарий фильма. Который я обязательно сделаю. У меня есть некая судьба, и она за десятки лет так и не изменилась. Хакамаду любая элита – бизнесовая, политическая, культурная – всегда воспринимала в штыки. А народ, наоборот, – на ура. Народ на самом деле умнее, чем нам кажется, а элита очень консервативна. Но что нам до того?

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания