Новости дня

16 июля, вторник










15 июля, понедельник























14 июля, воскресенье












Группа «Бумбокс»: На фига нам узнаваемость?

00:00, 28 октября 2008
0

Для тех, кто не в курсе: украинская группа «Бумбокс» – это та самая песня «Белые обои, черная посуда…», которая звучит сейчас из каждого утюга. Четыре года назад «Бумбокс» раскрутился благодаря сарафанному радио – ребята просто раздали знакомым болванки со своими песнями. Итог: на площадках, где они выступают, частенько можно увидеть табличку «Все билеты проданы». «Собеседник» пообщался с солистом «Бумбокса» Андреем Хлывнюком.

«Платить за эфиры не будем»

– Раздать болванки – это такой маркетинговый ход?
– Да ну брось! Какой может быть маркетинг у только что появившейся группы?
– А я думал, вы вспомнили об Андрее Разине. Он в свое время тоже раздавал проводникам поездов кассеты с записями «Ласкового мая», и те гоняли их по радио. Ну, башлял им, конечно, за это…
– Мы никогда и никому не башляли за всю историю группы. Ни одна ротация не была нами проплачена. Я считаю, что музыкантам должны платить авторские за их творчество, если оно кому-то интересно. Но не наоборот. Зачем я буду платить, чтобы навязать свою музыку? Это глупо.

– Какие виды на новый альбом в России?
– Вообще в этом ничего не смыслю. О его распространении пусть думают распространители. Зачем я голову буду забивать? Песни перестанут писаться, если я буду думать о продажах. Ну что напишешь – песню «Оптовикам»?
– Почему нет? Песня «Вахтерам» теперь хит, саундтреком к фильму «Красный жемчуг любви» стала. Продюсер фильма Елена Яцура хотела именно вашу песню сделать заглавной. Клип – это ее добрый жест?
– Почему добрый жест? Нормальный творческий обмен, в котором деньги не фигурировали. Деньги – это космический мусор. И если можно обойтись без них, то это очень круто. Да и почему не сделать то, что будет интересно? Мы с Еленой недавно в Питер вместе летали – она на какой-то кинофестиваль, а мы на «сборник» в Ледовый дворец. И она рассказала, что к актерам из фильма подходят ребята: «Ой, это вы снимались в клипе «Бумбокса»?» Песня «Вахтерам», кстати, издана на Украине еще в 2006 году. Сейчас, на секундочку, 2008-й, и она – открытие в России. Вот то самое отсутствие оплаты ротации: просто шла волна – от одних радиостанций и слушателей к другим.

– Я бы еще в космическом мусоре хотел покопаться. Ваши песни разошлись на рингтоны. Озолотились, наверное?
– А это вопрос к компании «Монолит». Она единственная в России имеет право продавать рингтоны. Вот конец квартала настанет, тогда и призовем их к ответу (улыбается). Кстати, я очень смеялся, когда друзья-военные рассказали, что у их генералов на телефоне «Вахтерам» играет. То ли жены закачали, то ли дети. Вообще, огромное количество людей, которые нас не знают, качают на телефоны наши песни.
– Это нормально, считаешь, что не знают? Самолюбие не задевает?
– Еще Жванецкий сказал, что если задницу долго показывать по телевизору, она станет звездой. Только на фига оно надо?
– Вы ведь сравнительно недавно начали в России выступать. Как с нашими зрителями работается?
– Ну вот, и ты туда же! Лошадь ведь нельзя научить скакать. Она должна это уметь, потому что лошадь. Точно так же и артист. Его работа со зрителями – это фундамент. Потом на него можно наслаивать всякие балеты, видео, симфонические оркестры. Не надо париться. Играй в свое удовольствие, вот и все.

– Ты поешь на украинском языке, а временами и на суржике. Как думаешь, народ тебя понимает?
– Чувствует ли – вот вопрос. Если да – я счастлив. Нет – значит, я что-то не так делаю. Может, недостаточно открываюсь. А понимать… Зачем? Кому надо, тот переведет.
– Несколько лет назад на Украине вас назвали открытием года, потом группой, подающей очень большие надежды. Какой статус сегодня?
– Ха-ха! Хочется верить, что мы группа, оправдавшая чьи-то очень большие надежды.

«Некуда плюнуть – одни Майклы Джексоны»


– Слышал, на вашем концерте видели Елену Батурину. Часто випы захаживают?
– Для меня все люди – люди. Откуда мне знать, кто из них кто? Чем они отличаются? Те же кости, мясо, душа, глаза.
– Но влияние-то разное.

– Мы не стремимся к знакомству с влиятельными людьми. Мне, кстати, недавно сказали, что я сам в каком-то смысле влиятельный человек. Я очень удивился. Мне объяснили, что раскрутить группу – тоже в некотором смысле заиметь это самое влияние. А я думал, что просто музыку пишу. Что касается вип-людей. У нас, по-моему, сейчас каждый третий вип, а остальные – селебрити. Некуда плюнуть, прости Господи, – одни Майклы Джексоны. Что-то не то происходит.

– Я почему о випах спросил. Вдруг кто помог бы с концертом не в рок-клубе, а в «Олимпийском», например?
– Если откровенно, не думаю, что мы соберем «Олимпийский». Даже если и соберем, то прокачаем ли его? Лучше аншлаг в тысячном зале, чем 1000 человек в 10-тысячном. Группа не ставит перед собой цели: найти, собрать, устроить мегашоу. Как правило, звонят сами площадки: сыграйте у нас. А мы просим хороший звук. Большего-то нам в принципе и не надо. Звук – это основное условие в нашем райдере.

– А я думал, корм для олененка, которым вы долго пугали организаторов концертов.
– (Смеется.) Отменили после Новосибирска, когда один из организаторов подошел к нам: «Ребята, в принципе я могу достать, но надо ехать. Я не ехал просто потому, что хотел у вас уточнить». Мы поняли, что этот пункт перестали расценивать как шутку. Два года назад мы придумали его всего лишь для того, чтобы узнать, читают райдеры или нет. Оказалось, читают.

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также