Новости дня

24 июня, воскресенье
























23 июня, суббота















22 июня, пятница






Наталья Бочкарева: Даша Букина – это еще не вся моя жизнь

0

После перерыва, связанного с рождением детей-погодков, и своей звездной роли (сериал не окончен – съемки совсем скоро продолжатся) актриса Наталья Бочкарева возвращается на сцену – в роли ключницы в спектакле Серебренникова «Лес».

Даже в сериале можно выглядеть достойно

– Что было на пути от выпускницы Нижегородского театрального училища до успешной сегодня актрисы?
– Обучение в Школе-студии МХАТ, курс Олега Павловича Табакова. После этого – «Табакерка», роли в МХТ им. Чехова, труппа этого театра. Плюс некоторая история в кино. Многие считают, что «Счастливы вместе» – единственный проект в моей жизни. Это далеко не так.
– Причем не у кого-нибудь снимались, а у Грамматикова, Шахназарова…
– Да. Пусть эти роли были не такими яркими, но все они служили наработкой актерского мастерства, которое я начала получать еще в Нижегородском театральном. Потом приехал Олег Павлович, который пригласил меня и еще нескольких артистов поучиться на его курсе…
– Так он сам за вами приехал? Не вы его искали?
– На самом деле это не принципиальный вопрос – кто за кем приехал. Я к Табакову всегда очень хотела. Когда еще была студенткой в Нижнем, мы часто ездили в Москву смотреть великих. Увидев спектакли «Табакерки» (Табаков тогда еще не был худруком МХТ), поняла, что хочу учиться только у Олега Павловича. Поэтому, когда он к нам приехал, решила не упускать шанс, набралась смелости, и у нас состоялся диалог. Табаков увидел меня в работе и пригласил в Школу-студию. Это еще, видимо, было предначертано судьбой. Я в какой-то степени фаталистка – в моей жизни было столько выигрышных лотерейных билетов, что невольно задумаешься о провидении.
Школа-студия МХАТ – особое воспитание. К сожалению, сейчас актерская культура вымирает. Нынче стать актрисой – значит окончить двухнедельные курсы и сняться в двух сериалах. Очень рада, что в меня основные кирпичики были заложены верно. Конечно, нельзя не учитывать условия, которые диктует время. Но даже в сериале, который большим искусством не считается, можно выглядеть достойно.

Меня называли внучкой Глузского

– О каких лотерейных билетах, кроме «Счастливы вместе» и Табакова, вы говорите?
– Я с мужем своим случайно познакомилась. И до последнего не знала, что мы поженимся. Одна история, когда люди влюбляются, вместе живут… Но для меня брак – очень серьезно. Я к этому, как принято говорить, шла. Встретились мы в поезде, а спустя 8 лет адвокат Николай Борисов стал моим мужем.
Тот же сериал «Счастливы вместе» – тоже случайность. Так получилось, что эта история стала успешной. А могла бы пройти незамеченной.
– Вам было 24, когда она началась. Обычно актрисы хотят выглядеть моложе. Вы же выбрали участь матери семейства.
– Мне всегда нравились роли, в которых есть над чем поработать. Безусловно, когда я пришла в сериал, представить себя взрослой женщиной с 16-летним семейным стажем и двумя детьми могла только теоретически. Я была незамужней и бездетной. С моей экранной дочерью, которую играет Дарья Сагалова, у нас разница всего пять лет, и до сих пор это у нас служит поводом для шуток.
Роль, как я сейчас могу судить, удалась. Даже приятно, когда ко мне подходят женщины с вопросом: «Даша, как вам в ваши 45 лет удается так хорошо выглядеть?» Значит, я смогла их убедить.
– Но вы стали заложницей образа Даши. Иначе вас никто не воспринимает.
– Я так не думаю. Много читаю мемуары различных актеров – это мое хобби –  и понимаю, что моя история не исключительная. То же с Андреем Мироновым, Александром Демьяненко – на них тоже вешали клише, но они ведь могли играть всё…
Поэтому я и отношусь к Даше Букиной как к начальной стадии, когда тебя до конца еще, наверное, не знают, но уже видят твои работы. Люди смотрят на Дашу Букину – полноватенькую, с рыжими волосами, старшего возраста. И когда видят меня в жизни: «Ой, вы совсем не такая». Это же образ, почему я должна быть «такой»? А если завтра мне придется сыграть лысого офицера батальона смерти? Мне что, потом всю жизнь в кирзовых сапогах и без волос ходить?
Следующий этап – когда начинают знать лично тебя. Не Дашу Букину, не Катерину из «Грозы», не Василису из «На дне», а Наталью Бочкареву. А последняя стадия – народная любовь. Но до этого надо дорасти.
– Что изменилось в вашей жизни с приходом популярности от сериала?
– Честно говоря, ничего. В моей жизни произошло много событий, кроме этого. Я вышла замуж, родила двоих детей. Мне есть в жизни чем заняться, кроме осознания своей популярности. Конечно, мне приятно внимание к собственной персоне. Но от него, бывает, тоже устаешь.
– Имеете в виду сплетни о вашем романе с Кафельниковым?
– Как быстро у нас разносятся слухи! Честно говоря, не хочу даже комментировать. Мне не в чем оправдываться.
– А как вы думали? Взялись за руки в публичном месте – значит, любовь.
– У меня было много смешных моментов. Когда была беременна, всегда спрашивала актеров, с которыми мы пересекались на каких-то мероприятиях: «Милый друг, не боишься ли ты со мной фотографироваться? Ведь завтра напишут, что ты папа». Так и получалось.
– Легко ли вам жить в театре, в этом царстве интриг?
– Это легенды. В любом офисе или сельской школе интриг не меньше, чем в театре. Интриги связаны в первую очередь с людьми. Кто-то живет этим – и пусть. Мне некогда заниматься сплетнями.
Однажды написали, что я внучка Глузского. А получилось вот как. В Нижнем Новгороде проводился театральный фестиваль, на котором наш спектакль занял первое место. Михаил Глузский приехал поздравлять победителей. Мне, главной героине, дарят приз, и Глузский говорит: «Давай, внученька, приезжай в Москву». На следующий день мама приносит газету с заголовком: «Внучка Глузского едет в Москву». И в статье мое с ним фото.

Пример рожать подал Табаков

– Многие режиссеры боятся беременных актрис. Табаков из их числа?
– Олег Павлович сам дал нам определенный старт – сначала у него родилась Машенька. После этого и у других пошло-поехало.
Тут очень важно, чтобы все было гармонично. Например, пока я была в положении и не могла играть в театре, снималась. В кино это можно делать. После родов снова появлялась в театре. Потом снова уходила в кино. На своем примере могу сказать: успеть родить без отрыва от карьеры можно.
– Можете назвать себя одной из любимых актрис Табакова?
– Мне трудно судить. Про себя могу сказать, что считаю его своим учителем не только по актерской, но и по обычной жизни. Он – один из немногих, кто занимается своими студентами во всех отношениях. Не только учит актерскому мастерству, но и следит, чтобы они были сыты и жили в комфорте.
У нас было потрясающее общежитие: в комнате новая мебель, стиральная машинка, телевизор, оборудованная кухня. Душевая кабинка почти у каждого своя…
Взять сейчас театр – Табаков многим нашим актрисам, которые одни растят детей и не могут позволить себе купить жилье, помогает. Кто у нас еще дарит квартиры на дни рождения театра, на День театра? Я таких среди различных худруков больше не знаю.
– Вот, значит, в чем секрет одной из лучших трупп.
– Табаков нас правильно воспитывал. Научил думать о корнях, чтобы не летать мозгами по тусовкам, презентациям, гламурным вечеринкам. «Звезда в шоке» – это не про нас. Наша задача – сохранить истинную принадлежность профессии, которая сейчас у всех стирается. Продавщица может запеть, боксер – затанцевать. Все – певцы, все – актеры, все – звезды. Когда меня называют звездой, я смеюсь. Когда мне говорят, что я –  Даша Букина, я говорю: «Сходите в театр. Ни в одной роли вы не увидите во мне Дашу Букину».
– Вы, кроме Табакова, работали с Виктюком, Серебренниковым…
– Буквально вчера закончился фестиваль «Территория», где мы показывали перфоманс-оперу «Богини из машины» и спектакль «Станция».
– Так вы тоже поете?
– Это сложно назвать пением. Я знаю, что не оперная дива. Пусть у меня и меццо-сопрано. Но мое пение – актерское… Обе истории на «Территории» делал Серебренников. Мне интересно с Кириллом Семеновичем работать, он – один из моих режиссеров. Я за ним и в огонь, и в воду.
– Мне послышалось Кирилл Семенович?
– Нет. Только так, по имени-отчеству. Нашей первой работой с ним был «Терроризм», потом «Изображая жертву», теперь вот эти две оперы. А сейчас я репетирую у него «Лес» Островского.
– Разве роль ключницы вас достойна?
– Она, может быть, не главная, но большая. Ее, на секундочку, играет Евгения Добровольская. Роль ключницы напрямую связана с госпожой Гурмыжской, которую играет Наталья Максимовна Тенякова. Сказать, что она эпизодная, я не могу. Мало того, заслуга Серебренникова в том, что у него нет главных и второстепенных ролей. Даже те сцены, которые у Островского не прописаны, у Серебренникова есть.

Просто душа требует…

– Многие актрисы отказывают себе в рождении детей – берегут кто фигуру, кто карьеру. Перед вами стоял выбор, становиться ли матерью?
– Никогда, ни секунды не сомневалась. Врачи, среди которых тоже много дилетантов, на протяжении пяти лет доказывали, что я бесплодна. Поэтому, когда узнала о беременности, была счастлива.
– Извините за вопрос, но вы с дочерью мужа от предыдущего брака Новый год вместе встречаете, она забирает вас из роддома (фото вверху). Разве она не ревнует отца?
– Ревнует. Но она девочка взрослая, все понимает. Ей же не 10 лет, она учится, влюбляется. Безусловно, ревность есть, но мы стараемся с ней справиться.
– Со стороны ваша жизнь благополучна – состоятельный муж, дети, загородный дом, собака, даже рыбки есть. Что заставляет напрягаться – в театре играть, по 12 часов шесть дней в неделю на съемках проводить?
– Душа требует. Вот даже вчера на «Территории»… Представьте себе винзавод – катакомбы, построенные при советской власти на века. Сидим мы в подвале, участвуем в перфомансе: пыль, влажность – жуть. У людей поющих все это оседает на связках. Мы, актеры, тоже в холоде. Надеваешь костюм, а он сырой от влажности. И в какой-то момент задаешь себе вопрос: «Зачем мне это надо? Могла бы ведь сидеть дома, пить чай с лимоном. Что я делаю тут в подвале?»
Душа тянет, хочется. Ничего с этим не поделаешь.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания