Новости дня

14 декабря, четверг















13 декабря, среда






























«Меня словно бес попутал!»

0

27-летнюю Оксану Херовец, выкинувшую свою новорожденную дочь из окна, на неделе приговорили к трем с половиной годам лишения свободы условно. Девочка только чудом осталась жива, и следователи до сих пор не могут оправиться, вспоминая подробности этой леденящей кровь истории. «ЖГ» разыскала и саму Оксану, узнав ее версию случившегося в тот роковой вечер.

На землю упало нечто похожее на кошку

Промозглым вечером 17 октября 2007 года Светлана Волкова шла мимо блочных пятиэтажек в маленькую обувную мастерскую. Внезапно ее внимание привлек летящий с балкона второго этажа предмет. На минуту зацепившись за ветки растущей на углу дома рябины, на землю упало нечто «светлого цвета, похожее на кошку», как рассказывала потом женщина дознавателю.
– Я подошла ближе и увидела, что на земле, покрытой влажной листвой, лежит абсолютно голый, но живой младенец с необработанной пуповиной – весь еще в крови и послеродовой смазке. И услышала звук закрывающегося окна, – рассказывала женщина.
Листва, собранная дворниками в кучу, и дерево, ослабившее удар новорожденной при падении, помогли свершиться чуду – девочка получила лишь несколько ушибов и царапин.
Завернув ребенка в полиэтиленовый пакет, чтобы не замерз, Светлана тормознула машину, и они погнали в ближайшую больницу. В салоне женщина разглядела, что найденыш – девочка.
В пять часов вечера в дверь родильного отделения позвонили.
– Я увидела незнакомую женщину, на руках которой был ребенок в пакете. Она сказала, что нашла младенца на улице, – рассказывает акушерка Алтанай Темралиева. – Я тут же отнесла девочку в палату, обработала пуповину и очистила кожу новорожденной от смазки, крови и листвы.
Младенец, как выяснилось, появился на свет максимум полтора часа назад. Установить адрес молодой мамаши не составило труда, но в квартиру оперативников не пустили…

«Я истекала кровью, у меня был шок»


Худенькая черноволосая Оксана Херовец ждала меня возле нового здания городской прокуратуры. Хотя ей уже исполнилось 27, выглядела она максимум на 18.
– Фотографировать будете? – спросила она хмуро. – Я отказываюсь, меня и так уже весь город ненавидит. И с дочерью видеться запретили. Даже после суда не отдали. Только раз и показали ее – в роддоме. Светленькая она, спокойная, на отца похожа. Я ночами плачу, не сплю. Все врачи виноваты, неправильно срок определили. Положили бы в больницу заранее, ничего бы не произошло.
По словам Оксаны, к появлению первого ребенка она готовилась. Ходила в женскую консультацию, пила прописанные врачами витамины, купила кроватку, кучу игрушек. Муж сделал в доме ремонт. Первое УЗИ показало девочку, а второе, по мнению мамаши, «спровоцировало преждевременные роды».
– Хотела бы избавиться, сделала б аборт! – заявляет она.
– Акушер домой к ней месяц ходил, а она дверь не открывала, на обследования не являлась, – опровергает ее слова помощник городского прокурора Домодедово Ольга Летова. – Вы считаете, это нормально – выкинуть новорожденную с балкона?
В тот роковой день гражданский муж и мать Оксаны ушли на работу. Первые схватки начались около двух часов дня, отошли воды. Почему женщина не стала вызывать скорую?
– Я истекала кровью, падала в обморок! У меня был шок! Потом выбежала на улицу, но дочки уже не было, – рассказывает «ЖГ» Оксана.
По данным уголовного дела, она родила девочку в туалетной комнате, стоя. Затем в кухне взяла нож и, держа младенца правой рукой, левой перерезала пуповину, прошла по коридору в комнату, открыла балконную дверь и выбросила новорожденную на улицу.
Вскоре Оксана позвонила мужу и сообщила, что истекает кровью. Отпросившись с работы, Александр вбежал в квартиру вместе с упорно поджидавшими его операми.
– Она выбросила дочку в окно, – объяснили отцу оперативники.
Роженицу допросили и на скорой отправили в больницу.
– Меня словно бес попутал! – рассказывала она позже в прокуратуре.

Родители полгода не навещали малышку


Следователи в бесов не верили и отправили молодую мамашу на освидетельствование в Москву, в психиатрическую больницу. По заключению экспертов, «у Херовец не обнаруживалось признаков временного психического расстройства либо иного болезненного состояния психики. Она может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. Хроническим психическим расстройством, слабоумием не страдает».
– Отец хотел ребенка, она готовилась рожать. Понять мотивы этой женщины невозможно, – разводит руками руководитель следственного отдела прокуратуры Домодедово Сергей Первов.
– Она прекрасно осознавала, что младенец может умереть! – утверждает Ольга Летова. – И сама в этом призналась. Ведь ребенок мог разбиться или замерзнуть. В октябре было очень холодно. А потом вроде бы раскаялась. Но дочка полгода провела в больнице, и никто не спешил ее навещать. Мы не можем отдать младенца бабушке, ведь она живет с убийцей!
14 августа 2008 года суд отдал дочь на воспитание отцу. На момент рождения девочки в графе «отец» стоял прочерк. Оформлять отношения с мужчиной, с которым прожила 3 года, Оксана не спешила.
– Распишутся, а потом имущество делить начинают, – объяснила она.
Ну а отец, работающий мастером по установке окон, даже не удосужился получить новый паспорт. С оформлением документов и установлением отцовства ему помогла все та же городская прокуратура.
Наши законы гуманны. Нередко в случаях, подобных Херовец, мамашам определяют лишь условное наказание – берегут их здоровье. Результат – многие из них даже не раскаиваются в содеянном.
– Муж живет в соседнем городе с матерью и сестрой, а видеться с дочерью мне не разрешают. Я только привожу ей детское питание, – жалуется Оксана. – И ведь меня чуть не посадили. Только работа меня и спасает…
Остается добавить, что, по словам Сергея Первова, «если Херовец докажет, что она исправилась, возможно, ей вернут право на воспитание дочери».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания