Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Мария Аронова: Выгонят из театра, пойду хлеб развозить

0

– Такое впечатление, что делать что-то вполноги вы, Маша, не можете и не хотите – вы много заняты в театре, кино, а теперь еще и программа на «Домашнем» «Женская правда». Это материальная необходимость – надо содержать семью – или ваша энергия вас на это толкает?
– Это мои сын и дочь. Дети – это главное в моей жизни. От них зависит все – смысл жизни, необходимость работать и зарабатывать, это все для них. Для себя совсем ничего не оставляю.

– Ваш сын пошел по вашим стопам – учится в Театральном институте имени Щукина. Это вы повлияли на его выбор?
– Влад категорически отказался учиться в школе. После 9-го класса мы ушли. Но что делать дальше? Решила: пусть годочек поучится готовить, и определила его в кулинарное училище. Но вопрос с аттестатом об окончании средней школы оставался открытым. Пока однажды одна женщина – замечательный педагог – не посоветовала отдать Влада в экстернат. Я очень довольна – учителя здорово его подготовили.
А потом я узнала, что набирает курс один из самых серьезных педагогов Щукинского училища Владимир Петрович Поглазов. Спасибо огромное Павлу Евгеньевичу Любимцеву, который готовил к поступлению Влада.

– А какого будущего вы хотели бы для вашей маленькой дочери?
– Серафима вроде бы человечек толковый, интересующийся. Но в четыре года судить о предпочтениях трудно. Мне бы хотелось, чтобы она стала человеком мира. Я, например, безумно люблю бывать на Волге. Это для меня самый оптимальный отдых. С другой стороны, почему бы не поехать на недельку во Францию? Но у меня стопор – языковой барьер. Вот этого я бы ей не желала. Хочу, чтобы у нее не было боязни заграницы, чтобы она знала два языка, чтобы выбранная профессия была прежде всего интересна ей самой.

– Как получилось, что у вас мужские увлечения – автомобили и рыбалка?
– У меня все как-то пополам. Я полумужчина-полуженщина. (Деньги для семьи зарабатывает только Мария, ее супруг принял на себя обязанность заниматься детьми и поэтому не работает. – Ред.) Не знаю, от чего это зависит, но, например, учиться шить и вязать я в детстве не стремилась. Сейчас-то иногда расстраиваюсь из-за этого – уметь делать что-то руками надо. Но мне больше нравилось смотреть, как отец водит машину, ездить с ним на рыбалку. Папины интересы – охота, рыбалка – передались нам, детям. Мне безумно нравилось проводить с ним время. Мы с братом бесконечно влюблены в своих родителей. Папа и мама увлекались туризмом, и мы с семьей очень много путешествовали на байдарках. Мне нравилось собирать с родителями грибы, варить уху на природе… Детские увлечения остались со мной на всю жизнь. У меня большой водительский стаж и профессиональные водительские права с открытой категорией В и С. Я могу водить грузовик. Выгонят из театра, буду хлеб развозить!

– Вахтанговские старики всегда считали театр неким святилищем, свое обожествление театра они старались передать молодым. Эта атмосфера сохранилась?
– Театр сейчас совсем другой, даже мы уже не застали тот Театр. Многие наши старики вспоминают, что они вместе встречали Новый год, отмечали праздники, дни рождения. Сейчас такого нет. Но, с другой стороны, театр живет, что уже хорошо.

– Вы себя причисляете к старой вахтанговской школе или вы революционерка, жаждущая перемен?
– Я перемен в принципе боюсь и не очень-то в них разбираюсь. Меня учили русскому психологическому театру. Поэтому для меня перемены достаточно проблематичны. Недавно новый худ­рук Вахтанговского Римас Туминас выпустил премьеру по пьесе Шекспира «Троил и Крессида». Очень современная трактовка. Я там играю весьма необычную Елену Прекрасную – толстую и не слишком-то красивую. Даже странно, что из-за такой началась Троянская война. Не могу сказать, что роль мне безумно интересна, но мне интересно участвовать в спектакле Туминаса. Интересно смотреть, как он работает, как решает проблемы с пространством. У него очень странная манера работы с артистами: необычные требования, замечания. Мне это интересно, но я не знаю, является ли это моим будущим.

– Если бы надо было выбирать – театр или кино, от чего вы отказались бы?
– От кино, конечно, я – театральная актриса. Хотя продолжаю время от времени сниматься. В марте будущего года выйдет фильм молодого режиссера Юлии Ауг «Варенье из сакуры». Это комедия. Надеюсь, Игорь Угольников вот-вот завершит большой «Фитиль», мы славно, очень весело снимали в Киеве. К сожалению, мало предложений уровня «Артистки» Станислава Говорухина, а мне очень хотелось бы снова оказаться в такой команде.

– Что вас может вывести из себя?
– Когда речь идет о помощи больному человеку или близкому другу, попавшему в беду, я концентрируюсь и становлюсь волевым человеком. То же – и в экстремальных ситуациях. Зато завожусь на мелочи, на всякую ерунду. Могу, например, сойти с ума от того, что проехала нужный мне переулок или разбила чашку. Это мой минус – я очень горячий человек. Именно поэтому бесконечно благодарна людям, которые со мной живут многие годы: мужу, отцу, брату, своей лучшей подруге Тане. Этот человек был со мной и в радостях, и в горестях, и в период одиночества. Она редко уезжает, но если ее нет рядом, у меня начинается паника. А однажды мой желчный пузырь привел меня в 5-ю городскую больницу к заместителю главного врача Татьяне Николаевне Коломыцевой. После маминой смерти мне очень не хватало взрослой женщины рядом. Сейчас Татьяна Николаевна мой друг, моя мать, моя старшая сестра. Я стала крестной ее внучки. Эти люди меня терпят, все прощают. Я могу, погорячившись, такого наговорить, что любой другой человек не простил бы, развернулся и забыл о моем существовании. А они прощают!

– Тогда что вас делает счастливой?
– Дети! Их радости, их победы. С ними я себя чувствую по-настоящему счастливой.

– А абсолютно несчастной?
– Дети. Их болезни, неудачи. Будь моя воля, я бы всех их забрала себе. Только бы хватило сил поднять их, подтолкнуть, плечо подставить в нужный момент.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания