Новости дня

26 мая, суббота















25 мая, пятница






























Армия камикадзе

0

За первые три месяца этого года их было 45. Солдаты самовольно оставляют армию и жизнь. А их родители потом годами ищут тех, кто толкнул детей на смерть.

Нашли в петле…

Недавно родители 10 солдат из нескольких регионов, покончивших с собой за последние два года в разных военных учреждениях, одновременно обратились в прокуратуру.
– Все эти смерти обусловлены дедовщиной и произволом, нигде суицид не был внезапным, – говорит глава правозащитной ассоциации «АГОРА» Павел Чиков. – По всем 10 случаям были разбирательства. Дела закрывались, в редких случаях наказаны конкретные исполнители – сослуживцы, доводившие солдат до самоубийства. Но ни разу не привлечено руководство, допустившее издевательства и гибель.
Это последняя попытка родителей создать прецедент, наказать виновных на самом верху. Те, кто обращается в прокуратуру, в конце пути – они годами искали правду, но так и не нашли. У остальных все только начинается, когда встречают из армии мертвого сына.
...Груз-200 прибыл на днях из Подмосковья в Талицкий Чамлык Липецкой области. 20-летнего Алексея Юрикова, которого здесь знали с детства, хоронили всем селом. Он отслужил 10 месяцев в Одинцово, на армейские будни никогда не жаловался. Даже когда в апреле приезжал домой в отпуск. А 3 мая его нашли в петле. Следствие началось, но военное начальство пока хранит молчание.
– В таких случаях их трогают в последнюю очередь, – уверен Павел Чиков. – Первым делом стараются все свалить на личные, семейные проблемы – девушка бросила и пр.
Личные проблемы были, и девушка его правда бросила еще в начале службы. Но родители в эти причины уже не верят.
– Пытались с нами об этом говорить, но у него уже давно появилась новая девушка, а о той он и думать забыл, – считает отец Алексея Вячеслав Юриков. – До петли его довели там, может, это не самоубийство вовсе. Военные от нас пока все скрывают. Но им не удастся все свалить на несчастную любовь.

Бросился с балкона

В случае 25-летнего Алексея Крюкова тоже не все ясно. Парень полтора года отслужил в автомобильных войсках под Курском, приехал домой в отпуск на 10 дней. А возвращаться не стал. Когда за ним прибыли из части, бросился с балкона. В первых новостных сводках также грешили на личный фактор – вроде семья неблагополучная, пьющая, и сам Алексей тоже не прочь выпить. Но уже в первые дни следствия появилась другая версия.
– Парень о службе ничего не рассказывал, – говорит следователь Сергей Паршин. – Но последние месяцы все время просил маму переслать ему побольше денег. В отпуске действительно пил и в часть не хотел возвращаться. Мы думаем, его гибель связана со службой.
Уже потом установили, что, когда Алексей Крюков улетал от армии с 9-го этажа, его пальцы правой руки были сложены в кукиш. Вряд ли этот жест предназначался его непутевым родителям.

Вскрыл вены

С момента самоубийства 18-летнего курсанта Новосибирского высшего командного училища Радмира Сагитова прошло два месяца. Это тот период, когда семейные причины уже не рассматриваются. А реальных виновных уже невозможно не видеть. Их задержали – восьмерых однокурсников, которые все первые полгода в училище вымогали у Радмира деньги, почти каждый день избивали. До тех пор, пока курсант не вскрыл себе вены.
– К нему с первого дня плохо относились, может, потому что он башкир, а все арестованные в основном осетины, – уточняет сестра Радмира Лилия Сагитова. – Друзья Радмира рассказывают, что издевательств над Радмиром начальство не замечало. Его с первого же дня невзлюбил ротный. Глядя на его синяки, шутил – мол, опять ударился.
Ротного к делу не привлекли. Руководство училища принесло соболезнования, и даже собрали с преподавателей 12 тысяч рублей.
– Обещали, что будут наказаны все, – рассказывает Лилия. – Но задержанные спокойны: мол, ничего нам не будет, у нас связи. Но я буду добиваться наказания, а иск о компенсации ущерба все равно предъявлю к руководству. Они ведь это допустили.

20 колотых ран на груди

Спустя два месяца Лилия Сагитова еще в начале пути. А те 10 родителей, что подают сейчас отчаянные иски, знают, что и через два года от руководства ничего не добиться. 19-летний Антон Насибуллин повесился в воинской части в Оренбургской области в конце 2006-го. Дело заводили два раза. При повторном вскрытии эксперты «заметили» на груди у Антона около 20 колотых ран. Но это лишь подтвердило первый диагноз – чистое само-убийство. Из-за девушки.
– У него нашли ее письмо о том, что она вышла замуж и родила, – говорит отец Антона Геннадий Насибуллин. – На самом деле ничего такого не было, письмо подделали. Конфликт у Антона был с его прапорщиком, который грозил ему смертью. Но его даже ни разу не допросили.
А Любовь Васильева из Читы надеется засудить некоего генерала, который, как постановило следствие, «добросовестно заблуждался», посадив ее сына на поезд, где тот покончил с собой.
 – Сережа прослужил всего четыре месяца, – рассказывает мать. – Вместе с двумя ребятами бежал из части – сослуживцы били, вымогали деньги. Одну ночь побыл дома, а потом попросился в штаб гарнизона, в Читу. Я позвонила, мне там сказали, что все будет нормально, дезертиром не назовем, отправим в хорошую часть, ближе к дому. Я поверила. Но только мы зашли на территорию, нам стали угрожать, продержали там трое суток, и генерал отправил его опять в дальнюю часть, на солдатскую работу в Братске. А в поезде его будущие сослуживцы предупредили, что и там ему несдобровать.  

Год условно и штраф…

За смерть Сергея Васильева ответили только двое «дедов», от которых он бежал. Одному дали год условно, с другого взяли штраф  5000 рублей.
– Ни военный психолог, с которым он беседовал накануне смерти, ни командиры – никто не ответил, – говорит Павел Чиков. – Мы и сейчас не предлагаем их всех сажать. Но по статье «халатность» привлекать можно. Ведь каждая попытка суицида – это недосмотр, провал руководства.
Правозащитники и родители не слишком уверены в успехе своего предприятия. А там, куда они намерены обращаться, и вовсе относятся к нему иронически.
– Наказывать надо прямых виновников. А если по этой логике, то давайте теперь министра обороны за каждый случай привлекать, – отвечают в Мин-обороны.
– Когда вешается слесарь, с ЖЭКа никто не спрашивает, – комментируют в военной прокуратуре. – Солдаты призываются совершеннолетними, значит, могут отвечать за свои поступки. Понятны эмоции родителей. Но командиров судить никто не будет. И даже если устроить прецедент, ничего это не изменит. В армии свои порядки.
В 2007 году, по официальным данным МО, более 2000 военнослужащих были осуждены за дедовщину. Если начнут судить командный состав, то ряды армии вообще сократятся. Самоубийцы на комплектацию не так влияют – «всего-то» 224 человека за прошлый год. Но, может, если хоть один начальник расстался бы с погонами, десятки простых ребят не расставались бы с жизнью. А так, пока родители строчат безответные жалобы, суициды продолжаются.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания