Сегодня Московский зоопарк открывается для посетителей после очередного локдауна

Sobesednik.ru пообщался с фотохудожником Михаилом Киракосяном, который фотографировал обитателей зоопарка все время, пока там не было посетителей

Фото: Михаил Киракосян

Взгляд манула

 – Михаил, расскажите, с чего все началось?

– Когда нас в первый раз закрыли на локдаун, все пошли снимать «красную зону», врачей. А я пошел в зоопарк, потому что там был тот же самоотверженный труд людей, которые тоже находились в зоне риска, они продолжали работать и следить за животными так же, как врачи следили за больными людьми. Риск заболеть был и там, и там. Этот период был для меня одним из самых лучших. Первые 40 дней я честно сидел дома. Как мы сейчас понимаем, это было самое безопасное время, когда вообще можно было выходить. И потом я примерно дней 60 провел в зоопарке.

– Кто был самым первым вашим героем?

– Героем первого кадра была горилла с детенышем. То есть, и по сюжету, и по композиции получился высоченный уровень. И, соответственно, все последующие картинки должны были быть только лучше. И это было очень сложно сделать – все-таки, хорошие фотографии – не пирожки.

– Без посетителей животные ведут себя не так, как обычно?

– Это было что-то уникальное!  

Зоопарк без посетителей -- это нечто совсем другое, чем с посетителями. Просто происходила какая-то магия.

 Когда я несколько раз приходил в зоопарк, уже полный посетителей, я ничего не смог сфотографировать. Дело даже не в поведении животных. Там происходит что-то, что очень сложно объяснить. Просто не получается. Сейчас, когда случился второй локдаун, у нас не было фотографии со снежным барсом. А очень важно было дополнить серию его фотографией, так как их осталось очень мало – что-то около 4-х тысяч, он внесен в Красную книгу – российскую и международную, их очень сложно найти, отследить и сосчитать. Основная идея всего проекта – сделать выбор в пользу сохранения животных.

– Барс, я так понимаю, был самым сложным. А любимым зверем в итоге кто стал?

– Кстати, в зоопарке не принято называть животных зверями. Зверь – это человек, а все остальные – животные.

 Я сначала был очень этим удивлен, но когда стал вплотную общаться с животными, я понял, о чем речь. То, что может сотворить человек, животное такого никогда не сделает. Самым любимым животным стал, пожалуй, дальневосточный леопард. Он тоже из Красной книги. Их очень много разновидностей, но этот – самый красивый. Эта грациозность, этот окрас… С леопардом была очень интересная история. Это был второй кадр из серии, и он тоже простимулировал дальнейшую судьбу этого проекта. Леопарда я снимал на определенном расстоянии. И на это нужное расстояние он подошел буквально секунд на сорок. Он дал мне возможность его снять и ушел. И потом, сколько я ни ходил, больше его снять не смог.

– Вы в числе прочего сделали просто фантастический портрет символа Московского зоопарка – манула. Насколько мне известно, съемки манула - всегда огромная проблема. Как у вас это получилось?

– Манул – потрясающая кошка! Честно говоря, я хотел бы, чтобы он был у меня дома. Беда манула в том, что его очень легко окружить. В момент опасности он как бы превращается в камень. Ну, это он так думает. Он просто замирает и не двигается. Это его стратегия выживания, которая и привела его в Красную книгу. Мы его аккуратненько окружили, он поднялся на дерево и больше никуда оттуда не двигался. Я подходил к нему до полуметра и спокойно фотографировал. Потрясающей красоты животное! Я впервые в жизни увидел это упитанное маленькое существо – это сумасшедшее ощущение.

Кстати

Фотографии Михаила Киракосяна оценили даже на биофаке МГУ. «Это не просто портреты животных, но и замечательная иллюстрация того, что самые разные звери и птицы по богатству своего внутреннего мира, по набору эмоций практически ни чем не отличаются от нас», – написал зам. декана факультета, профессор Александр Рубцов.

Теги: #зоопарк

Рубрика: Без рубрики

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика