11.09.2021

Эксперт: в Афганистане все меняется по часам

Переходное правительство в регионе так и тянет назвать "Временным". Может, поэтому Россия не поехала на его инаугурацию, которая так и не состоялась?

Фото: Global Look Press

Вчера пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков сообщил, что Россия не будет принимать участие в инаугурации нового правительства Афганистана. Через несколько часов после этой новости последовала другая: никакой инаугурации в Афганистане 11 сентября проводиться не будет.

Ранее министр иностранных дел РФ Сергей Лавров говорил, что российская делегация посетит церемонию, если боевики сформируют инклюзивное (представляющее интересы всех групп афганского общества) правительство. На данный момент в переходном правительстве Афганистана по этническому признаку преобладают пуштуны, а по политическому – радикалы. Правда, практически все лица этого правительства занимают свой пост с приставкой «исполняющий обязанности».

Эксперт по Ближнему Востоку, сотрудник Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко поделился с Sobesednik.ru соображениями о ситуации в Афганистане, сравнив её с ситуацией в Росси в 1917 году. Кто окажется афганскими «большевиками» среди талибов* – «умеренные» или радикалы? Эксперт считает, что прагматизм победит даже в среде радикалов, которые тоже заинтересованы в мировом признании Афганистана 

– Отказ России от участия в инаугурации афганского переходного правительств – это несколько неожиданно, – отметил Алексей Малашенко. – Наш посол говорил, что он там будет... Но я думаю, что это стало результатом продумывания той ситуации, которая существует сейчас в Афганистане. 

Россию не устраивает состав нового афганского правительства?

– Говорить, что там не то правительство, которое устраивает Россию, я бы не стал. На сегодняшний день вообще не понятно, а что там будет устраивать Россию. Пока что это продолжение курса на осторожность. Позиция, мы пока ещё не доросли того, чтобы присутствовать на признании людей, которые исполняют обязанности министров. Тут ключевой момент – «и. о.» Вот когда у вас будет что-то постоянное, будет какое-то признание. А вот это самое главное. 

– После новости об отказе России участвовать в инаугурации появилась новость, что никакой инаугурации не будет.

– Ну, если инаугурация была под вопросом, тогда вообще все понятно. Зачем соглашаться неизвестно на что? Когда в обществе была позиция, что инаугурация будет, Россия молчала. А когда стало не понятно, будет или нет, то как можно соглашаться неизвестно на что? Пока не будет точной информации, вообще не о чем говорить. 

– В новом правительстве оказалось много военных радикалов. До того мир имел дело с представительством «умеренных талибов».

– Во-первых, давайте посмотрим на политическую картину в Афганистане. Там есть верховный глава, есть совет Шура и есть правительство. Три субъекта, которые определяют нынешнее государственное устройство. Предварительно. Тем более, что правительство – это «и. о». Говорить о том, как это все будет идти дальше, трудно.

В правительстве действительно достаточно много радикалов. Но там есть и те люди, которые отвечают за нормальные отношения между талибами и остальным миром. Тот же Абдул Гани Барадар, первый заместитель премьер-министра. Есть такая фигура, как Амир Хан Моттаки, это министр иностранных дел, про него говорят разное – то он радикал, то не радикал. Это такая талибская интеллигенция, я бы сказал. Но то, что там есть Барадар, это важно. Ещё там есть такие интересные фигуры, как Сираджуддин Хаккани, занимающий пост министра иностранных дел – и там есть Ахмад Якуб, который сын муллы Амара и является министром обороны. Вот их можно назвать радикалами. А Барадар и люди, которые ему сочувствуют – это прагматики. И я думаю, что вся интрига будет разворачиваться между ними.

И если талибы хотят признания, хотят, чтобы к ним приезжали – им надо быть умеренными. А если они хотят все время разыгрывать радикальную карту, их никто не признает. А им нужны деньги. Даже министр обороны радикал – как он будет выстраивать армию? Ведь им, простите, нужны вертолёты, а кто будет давать им вертолёты? Поэтому и в этом ключе они сами не знают, как это всё будет устраиваться.

Российский расчёт, конечно, был на то, что в афганском правительстве будет больше прагматиков.... Ситуация в Афганистане меняется не по дням, а по часам. Еще вчера все были готовы к инаугурации, а что сегодня? Очень трудно выстраивать какой-то анализ и делать какие-то прогнозы. Мы рассуждаем только в контексте сценариев. А если они завтра перегрызутся? А мы знаем, что такое в мусульманском мире бывало. Какой смысл российским представителям ехать туда, где ещё ничего не понятно? Я думаю, наши власти заранее знали, что инаугурации может не быть.

Талибы это вообще предсказуемое движение, с ними можно взаимодействовать, как с политической силой?

– Сейчас талибы – реальная политическая сила в регионе. То, что было в Афганистане – это, если угодно, революция. И большинство населения талибов поддерживает. Но и общество пока не знает, что это за талибы. Я думаю, даже радикалы заинтересованы в признании. В том, чтобы построить какое-то государство, какой-то эмират. Даже радикалы будут так или иначе умерять свой радикализм. Они хотят выжить, хотят что-то строить, они категорически не хотят нападать на Таджикистан, Туркменистан, Иран. Я считаю, это не прогноз, а один из сценариев – что прагматизм должен возобладать. Сейчас у них 1917 год. У нас тогда тоже был бардак. Вот и у них бардак.

Талибы* – запрещённая в России организация

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика