23.06.2021

Прививайся или работу потеряешь

В Москве снова вводятся ограничения, на предприятиях начинают требовать от работников делать прививки, чтобы не портить отчетность. Придем ли мы в итоге к новому локдауну и принудительной вакцинации?

Фото: Агентство «Москва»

Что стоит за паникой властей и принуждением россиян к обязательной вакцинации

Коронавирус снова атакует. Статистика отмечает резкий рост кривой заболеваемости – за несколько последних недель число пациентов утроилось. В Москве снова вводятся ограничения, на предприятиях начинают требовать от работников делать прививки, чтобы не портить отчетность. Придем ли мы в итоге к новому локдауну и принудительной вакцинации?

1. Заболеваемость реально резко растет или это все игра с цифрами?

Лариса Попович, директор Института экономики здравоохранения Высшей школы экономики:

Лариса Попович

– Есть несколько показателей, которые определяют ситуацию с коронавирусом. Первый – это активность самого эпидпроцесса, которая растет в связи с увеличением заразности самого вируса – об этом есть данные. Второй – повышение частоты контактов населения друг с другом и соответственно коэффициента передачи – это тоже присутствует, люди перестали опасаться, на улицах ходят толпы, почти все без масок, никто ничего не боится. Ощущение доковидного времени. Но расслабляться рано.

Третий фактор – это объем тестирования, которое выявляет в том числе бессимптомные формы. И четвертый фактор – это люди с симптомами, которые продолжают ходить, как биологические бомбы, не понимая даже, что они являются источником риска для окружающих. Сложение всех этих факторов дает реальную ситуацию, которая действительно ухудшается в Москве. Но главная проблема – увеличивается число тяжелых случаев. Бороться с этим можно, либо найдя прекрасное лекарство, либо укрепляя иммунную систему, а гарантированно это сейчас можно сделать только одним способом – с помощью вакцинации.

Игорь Гундаров, доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН, специалист в области эпидемиологии и медицинской статистики:

Игорь Гундаров

– Сейчас ловят рыбку в мутной воде. Весь этот шум – это затуманенная ситуация, в которой невозможно разобраться по вине организаторов, в том числе чиновников. У нас нет точной статистики, поэтому мы не можем проводить корректные сравнения. Вот сейчас заболеваемость в Москве – 18 тысяч человек в сутки, и все в панике. Но я взял данные 2019 года, до появления ковида, и там обращения в поликлиники по поводу ОРЗ составляют 80 тысяч человек в сутки, плюс бронхит, ларингит, трахеит – еще 160 тысяч обращений. Получается, сейчас 18 тысяч человек обращаются, а обычно – 240 тысяч обращений в день. Тогда, позвольте, откуда паника?

Нужно обратиться к Путину, чтобы он дал распоряжение Росстату опубликовать всю структуру смертности помесячно, чтобы можно было реально посмотреть, что происходит. Но этого не делают. Более того, статистику по пневмониям засекретили.

Ради чего этот шум? Если вас реально интересует, что происходит с ковидом, пригласите в штаб эпидемиолога или вирусолога. Как можно принимать решения, не опираясь на мнения узких специалистов? А все очень просто: никого не интересует здоровье, главное – бизнес-проект плюс политический проект. Логика здесь очень простая – ожидаемая коммерческая выгода от производства вакцин сопоставима с выгодой от экспорта вооружений. Можете себе представить суммы, поставленные на кон? И плюс политический престиж. Помните, как начиналось? Были два крутых пацана – Трамп и Путин, которые соревновались. И мы их обогнали. Вакцину и назвали «Спутник» – с отсылом к тому, что в космосе мы были первыми и здесь тоже всех обошли. Но в мире-то вакцину не принимают.

2. Имеет ли смысл делать прививку от COVID-19, когда опасность представляют уже новые штаммы?

Лариса Попович:

– В вирусе достаточно много локусов (locus в переводе с латинского «место». – Ред.), в которых он может мутировать. Когда делали вакцину, выяснили, что в разных местах этого вируса разная вероятность мутаций. Наиболее стабильным был кусок, которым вирус прикрепляется к клеткам и с помощью которого он проникает через оболочки клеток. Именно этот кусок был взят при разработке вакцины, чтобы именно на него реагировала иммунная система. Поэтому, когда вирус мутирует в других местах, иммунитет все равно его определяет, видит. Вакцинация – это обучение иммунитета определять врага в лицо. Даже если враг меняет одежду, голова остается той же, и по ней иммунитет его опознает. В России уже больше 14 тысяч разных штаммов вируса. Тем не менее основные черты его остаются прежними.

Игорь Гундаров:

– Мы сейчас колем вакцину от штамма, который уже ушел. SARS-Cov мутирует со скоростью две мутации в месяц. Я всегда вспоминаю слова министра здравоохранения Мурашко. Когда он только пришел на должность, он еще был ученым и в интервью Познеру сказал: «Вакцина – это орудие проигранной войны». То есть война уже прошла, а мы пользуемся тем же оружием. Но потом на него, видимо, сверху надавили, сделали из ученого политика, и он стал говорить: через три-четыре месяца сделаем вакцину. Вот что творят политики, когда начинают разруливать сугубо профессиональные вопросы.

Я не против вакцинации, но вы мне докажите, что эти прививки эффективны и безопасны. Но этих доказательств нет – ни по миру, ни у нас. Для получения доказательств требуется не менее 2 лет. По ускоренной схеме это не происходит. Это все равно что требовать у женщин для повышения рождаемости рожать каждые 6 месяцев! Не получится. И нельзя сделать качественную вакцину менее чем за 2 года.

Кроме того, по медицине, на фоне вспышки противопоказано заниматься вакцинацией. Представьте: человек заразился, у него организм начинает вырабатывать антитела, и мы в это время ему вкатываем еще вакцину – в результате происходит сшибка двух процессов, которая вызывает цитокиновый шторм – гиперактивизацию иммунитета, которая в итоге убивает организм.

3. Нужно ли принуждать к вакцинации?

Лариса Попович:

– Делать прививки полезно, но принуждать, несомненно, вредно. Потому что, когда людей начинают принуждать, вместо того чтобы убеждать, у них развивается оппортунистический характер, они начинают противиться любому насилию. Мне кажется, властям стоило искать какие-то иные механизмы, а не вешать на работодателя эту ответственность, угрожая ему штрафами. Потому что люди, которые даже собирались делать прививку, из чувства противоречия откажутся. Нужно обращаться не к эмоциям, а к разуму людей.

Сейчас трудно определить, как лечить вирус, который впервые так персонифицирован – кто-то в 90 лет нормально переносит эту болезнь, а кто-то в 30 погибает. Вероятность возникновения осложнений есть, но это индивидуальная реакция организма.

Игорь Гундаров:

– Принуждение к вакцинации – это уже покушение на основы конституционного строя. Потому что 21-я статья Конституции прямо гласит: запрещается проводить эксперименты над людьми без их согласия. А тут именно что эксперимент, так как вкалывают недоказанное что-то ради политического ажиотажа. Некоторые чиновники заявляли, что вакцинировались уже летом прошлого года. Чем вы вакцинировались, если массовая вакцинация началась с 1 января 2021 года? Не делали они этой вакцины, потому что ее еще не было. Говорят, сон разума рождает чудовищ. Сейчас мы видим этих чудовищ, потому что паника их уже породила.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №23-2021 под заголовком «Прививайся или работу потеряешь».

Рубрика: Политика

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика