19.05.2021

Противоестественный отбор. Почему КПРФ и ЛДПР пренебрегают праймериз

«Единороссы» единственные среди парламентских партий проводят предварительный отбор кандидатов перед выборами

Фото: Global Look Press

На днях «Единая Россия» завершила прием заявок на праймериз. Сегодня «единороссы» единственные среди парламентских партий проводят предварительный отбор кандидатов перед выборами. Эксперты считают, что эта процедура позволяет обновить кадровый состав партии и эффективно работает на повышение доверия населения. При этом такие опытные игроки на внутриполитической арене, как ЛДПР и КПРФ, игнорируют систему кадровых фильтров. По мнению аналитиков, причина - в коммерциализации этих партий и нежелании партийной номенклатуры освобождать «нагретые» места. 

«Общим местом для КПРФ и ЛДПР стало превращение партийного бренда в инструмент для продвижения бизнеса и заработка партийного руководства. Эта тенденция в последние годы только усиливается, что во многом становится причиной внутренних конфликтов в региональных отделениях и оттока сторонников», - полагает руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов Олег Иванов.

Так среди депутатов заксобрания Новосибирской области VII созыва, избранных от КПРФ, оказалось немало представителей крупных девелоперов и рестораторов. Среди них - руководитель компаний «Ганзасоюз», «Аксиома Капитал», «Игрек-Бренд», «Сфера», «Меркурий» и «ФИС» и соучредитель «Управляющей компании Фуд-Мастер» Николай Машкарин, глава стройкомпании «Уникон» Владимир Анисимов, учредитель стройкомпаний «Оргстрой» и «Гаммастрой», а также директор фирмы «Гамма» Ашот Рафаелян. Кроме того, КПРФ провела в  региональный парламент руководителя фирм «СК Центр» и «Специализированный Застройщик «Грандпарк» Никиту Галитарова и весьма состоятельного коммерсанта, связанного с компанией «Орион» Сергея Кальченко. 

Аналогичная ситуация наблюдается и в других регионах. Например, в Хакасии, где борьба региональных депутатов от КПРФ за свои коммерческие интересы едва не обернулась транспортным коллапсом. Хакасские коммунисты-маршруточники Галина Кожевникова и Александр Семенов, контролирующие значительную долю городских автоперевозок Абакана, грозили местным властям бунтом и отказывались следить за соблюдением масочного режима на своем транспорте. А чтобы не платить штрафы, намеревались закрыть маршруты на период рейдов надзорных органов.  

В традиционно «красной» Ульяновской области среди депутатов-коммунистов областного парламента тоже оказалось немало бывших предпринимателей. Среди них Рамиль Хакимов, возглавлявший ранее сельскохозяйственное производство ООО «Агро-трейд», Александр Спицын из КБ «Уральский банк реконструкции и развития», Алексей Кузнецов, который с 2008 года занимался ПВХ-изделиями в качестве ИП, Андрей Иванов, который с 2004 года является ИП в сфере деревообработки, а также Дмитрий Алексеев, бывший с 2005 года ИП, а затем гендиректором фирмы «Каспер».

Предпринимательская активность коммунистов не раз попадала даже в поле зрения правоохранителей. В прошлом году в Марий Эл в отношении функционеров из КПРФ даже были возбуждены сразу два уголовных дела. «Красного» мэра города Волжска Николая Семенова обвиняют в том, что на муниципальной службе он продолжил через подставных лиц руководить компанией «Диск», гендиректором которой был до избрания, и использовал служебное положение в ее интересах. Более того, местные однопартийцы осудили Семенова за включение в партсписки и продвижение на выборах исключительно денежных кандидатов. В знак протеста некоторые из них сдали партбилеты и окрестили марийскую ячейку КПРФ «партией иуд и прихватизаторов».

Фигурантом еще одного уголовного дела в Марий Эл стал ветеран и многолетний спонсор компартии Иван Казанков. Семье Казанковых (отцу Ивану и сыну-депутату Госдумы Сергею) принадлежит агрокомплекс «Звениговский». Еще в нулевых через сомнительные схемы они выкупили за бесценок все доли пайщиков совхоза и стали единоличными управляющими хозяйства. Казанков-старший вошел в близкий круг Зюганова и до недавнего времени гарантированно получал от КПРФ мандат. Бизнес-империя Казанковых при этом процветала отнюдь не честным трудом. Например, будучи депутатом Госсовета Марий Эл, Иван Казанков занимался незаконной вырубкой муниципального леса в интересах своего предприятия. Позднее Казанков попался и на организации нелегального песчаного карьера на землях, взятых в аренду у муниципалитета для ведения сельского хозяйства. Казанкову-старшему теперь грозит реальный срок за причинение крупного ущерба региону.

Не менее широко бизнес в КПРФ представлен и на уровне федерального парламента. Например, в прошлом году мандат депутата Госдумы получил Роман Лябихов. Парламентарий тесно связан общим крупным стройбизнесом с экс-владельцем бывшей ГК «Лидер Групп», сенатором Александром Некрасовым. С 1992 года Некрасов лично руководил холдингом, где Лябихов был гендиректором. Когда Некрасов ушел в Совет Федерации, то в обход формальных процедур передал свой освободившийся думский мандат Лябихову, который шел всего лишь седьмым номером в ярославско-ивановско-костромской группе списка КПРФ. Структуры «Лидер Групп» печально известны тем, что оставляют дольщиков без жилья и экономят на строительстве социальной инфраструктуры. 

Наряду с непосредственными представителями крупного бизнеса, в рядах КПРФ в Госдуме есть и депутаты, которые выступают в качестве коммерческих лоббистов. Например, депутат Госдумы и секретарь ЦК КПРФ Павел Дорохин. «Красный» лоббист известен тем, что инициировал внесение на рассмотрение Госдумы «Закона о промышленной политике РФ» в интересах ряда крупных предприятий. Он же возглавлял и межведомственную рабочую группу по его подготовке. В 2014 году он уже в качестве депутата Госдумы от КПРФ Дорохин направил официальные письма президенту Объединенной судостроительной корпорации (ОСК), губернатору Камчатского края и главе администрации Тюменской области, в которых настоятельно рекомендовал привлечь для модернизации Северо-Восточного ремонтного центра в Вилючинске группу компаний АМК. Также парламентарий уверял глав регионов, что идеальным партнером для рабочих и частных поездок тюменско-камчатских госслужащих является фирма «Таларии». 

«В КПРФ приветствуется долгосрочная спонсорская поддержка, поэтому крупные финансово-промышленные группы часто заводят сюда своих ставленников. Вдобавок немаловажным фактором является вес того или иного внутрипартийного клана, который продвигает кандидата. В этом смысле в последнее время лидирует Юрий Афонин, который к тому же отвечает за кадровую политику в партии. В регионах то и дело вспыхивают конфликты из-за навязывания Афониным своих кандидатов, которых не хочет принимать местное отделение», - отмечает эксперт.

Например, накануне выборов в 2019 году в Карачаево-Черкесии разгорелся скандал со списками КПРФ, в которых оказался экс-лидер «Коммунистов России» Эдуард Маршанкулов, кандидатуру которого выдвигал лично зампред ЦК КПРФ Юрий Афонин. По мнению местных «зюгановцев», его включили в списки в обмен на обещания спонсорской поддержки. С именами братьев Маршанкуловых связаны убийства Марата Кубанова и Бориса Байрамкулова. Кроме того, к Эдуарду Маршанкулову в КЧР относят эпизоды хищения бюджетных средств, шантаж, вымогательство и тесное сотрудничество с обвиняемым в убийстве и давлении на свидетелей экс-сенатором Рауфом Арашуковым. Поэтому члены КПРФ в КЧР отказались голосовать за «бандита» и вступили в открытый конфликт с ЦК зюгановской компартии.

Аналогичные конфликты происходят на фоне попыток проводить собственную кадровую политику и у других групп влияния в КПРФ. В Москве коммунисты Красногвардейского районного отделения КПРФ обвинили главу столичного горкома и депутата Госдумы от КПРФ Валерия Рашкина в лоббировании «денежного» кандидата Виталия Петрова, про которого им известно лишь, что он хорошо обеспечен. Рашкин выдвинул Петрова кандидатом от партии на думские выборы-2021 в 203 Орехово-Борисовском одномандатном округе. По заявлению красногвардейских коммунистов, кандидатура была представлена им впервые, поскольку в партии Петров не состоял и в какой-либо общественно-политической деятельности замечен не был. Поэтому они опубликовали в соцсетях жалобу на Рашкина лидеру компартии Геннадию Зюганову. 

«Как в КПРФ, так и в ЛДПР всегда была жесткая система входа (либо ценовой ценз, либо мощная протекция), - считает Олег Иванов. - Впрочем, у «жириновцев» схема попроще – сами политики говорят, что внесение в списки партии или поддержку партии можно купить по фиксированному прайсу. Поэтому ЛДПР получила прочную ассоциацию с криминалом, который просто покупал мандат как защиту от уголовного преследования».

Например, депутат ГД от ЛДПР II созыва Михаил Монастырский до перестройки работал в Эрмитаже и продавал украденные оттуда вещи. Затем выяснил, что ленинградские ювелиры могут мастерски имитировать Фаберже, и начал заменять экспонаты музея на подделки. В 1983 году получил за это десять лет. В 1991 году вышел по УДО и легализовал свои антикварный и другие бизнесы. Впоследствии подался в политику. Как пишет испанская пресса, незадолго до гибели в автокатастрофе Монастырский поведал испанской полиции, что купил свой депутатский мандат за 300 тыс. долларов.

О том, что мандаты Жириновского стоят недешево сообщают и другие источники. По информации российских СМИ, за депутатское кресло в Госдуме при избрании на второй срок ЛДПР платят до 200 млн рублей. Входной билет для новичков вдвое дороже. Такая коммерческая практика распространилась и на регионы. Например, пермское региональное отделение ЛДПР запрашивает два миллиона рублей за выдвижение кандидатом в депутаты гордумы Перми по одномандатному округу. Такой ценовой ценз установлен на выдвижение и регистрацию в качестве кандидата от ЛДПР. Финансирование самой избирательной кампании в цену не входит.

В результате и в ЛДПР, и в КПРФ сегодня наблюдается отток людей, которые пришли в партию по идейным соображениям. Накануне съезда КПРФ рядовые коммунисты опубликовали открытое обращение к партийному руководству, в котором заявили, что «борьба против антинародного режима выродилась в борьбу за депутатские мандаты. Именно в карьеризме, в стремлении к доходным депутатским креслам – корень многих конфликтов в партии. Причем мандаты зачастую уходят к людям с сомнительной репутацией… Региональное руководство загнивает. Верх берут соглашатели и откровенные карьеристы. Они погрязли в финансовых злоупотреблениях, в постоянных грубых нарушениях Устава для сохранения своей власти, окружают себя подхалимами и выталкивают из партии честных коммунистов».

«Партийные активисты сталкиваются с общей проблемой: не видят для себя кадрового лифта, понимают, что все заранее решено. Практика показывает, что инициативы рядовых активистов никому не нужны, излишняя политическая энергичность порицается», - считает Иванов. 

Вот, например, что написала в день выхода из партии пермская экс-активистка ЛДПР Ирина Форсюк: «Проходные места в партийных списках заготовлены для пожилых толстосумов из нефтегазового и ресторанного бизнеса, которых между выборами в партии не видно и не слышно». 

«Ни КПРФ, ни ЛДПР не вводят систему праймериз, потому что это пошатнет выстроенную годами систему кадрового набора «правильных» людей – спонсоров и протеже первых лиц партии», - уверен эксперт. 

«В компартии, например, и без того то и дело возникают противоречия из-за разногласий разных внутрипартийных групп влияния в вопросе «правильности» того или иного функционера. Если ввести дополнительно внешний фактор и допустить возможность входа в партийную номенклатуру «людей с улицы», это не устроит никого из партийного руководства. Новые лица нашей парламентской оппозиции не нужны, если только это не новые спонсоры», - резюмирует Олег Иванов. 

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика