Балуева Анна
12.09.2020

Жаклин Кеннеди: американская гейша и "убийца" Монро

12 сентября 1953 года состоялась свадьба Джона и Жаклин Кеннеди. Sobesednik.ru вспоминает, какой была «убийца женских сердец» Джеки

Фото: Жаклин Кеннеди // фото в статье: Global Look Press

12 сентября 1953 года состоялась свадьба Джона и Жаклин Кеннеди. Sobesednik.ru вспоминает, какой была «убийца женских сердец» Джеки.

Так получилось, что одна из самых популярных женщин XX века – красавица Жаклин Бувье – хотя и была замужем за двумя могущественными мужчинами – президентом Кеннеди и миллиардером Онассисом, но разбивала вовсе не мужские сердца, а женские.

Она была прекрасным идолом, с которого срисовывали моду, копировали шикарный стиль, но самым дорогостоящим фото Жаклин стал снимок папарацци, щелкнувшего ее совершенно голой на личном острове Онассиса.

И наконец, еще один парадокс Джеки Кеннеди: вокруг нее вихрями крутились страсти, политика и светская жизнь, но она всегда была довольно прохладной звездой, ее мысли были только рациональными, а интересы приземленными.

Джеки Кеннеди могла с легкостью потратить полмиллиона долларов за один шопинг. Огромное количество одежды и обуви в ее гардеробных никогда так и не было ею надето.

Но покупать самое лучшее было ее способом почувствовать значимость своей жизни. Сандалии, дюжинами пар, она заказывала на Капри в мастерской потомственного художника, в ее дрессинге на яхте «Кристина» всегда были белые, тщательно отутюженные брюки и футболки черного цвета. Сумку Gucci из холстины и рыжеватой кожи на коротком ремне, сделанную для нее в Риме, назовут потом в ее честь. И поскольку у нее были слишком широко расставленные глаза, она обожала носить сделанные на заказ в Nina Ricci очки-мухи в круглой оправе, напоминающие глаза двукрылых насекомых с панорамным зрением.

Кроме этого, Джеки ненавидела открытые ноги и декольте, но если в юности она позволяла себе хотя бы мини, то, став миссис Онассис, она не отходила от стиля covered up – простые закрытые вещи. Силуэт Джеки, путешествующей по Средиземноморью – это квинтэссенция нервной, почти аскетичной (анорексичность при росте 170) элегантности в сочетании с роскошью магнатов и девушек полусвета семидесятых годов, для которых Джеки была музой.

Пуританская Америка так и не простила ей брак с Аристотелем Онассисом всего-то через пять лет после убийства Джона Кеннеди. Писатель Трумен Капоте публично назвал ее американской гейшей. Но ей, похоже, было плевать.

Убить Монро по телефону

Она всегда была занята только собой. Свой стиль Жаклин меняла раз в 10 лет.

Образ невинной университетской девочки из хорошей семьи закончился с переездом Джеки в Белый дом. И чуть позже модельер Олег Кассини сочинил для нее силуэт шестидесятых, превратив ее в икону стиля. В гардеробе первой леди появились платья-трапеции без рукавов, туники, балетки, шляпки-таблетки, колье из жемчуга, пальто из гладкой шерсти, костюмные жакеты с рукавами три четверти, в том числе тот злосчастный костюм из розового букле «Шанель», надетый ею в день убийства Джона Кеннеди в 1963-м.

Тогда, 22 ноября, в Далласе дул жуткий ветер и шел дождь. Все шло к тому, что президентская чета вынуждена будет проехать по улицам Далласа в закрытом лимузине – и никакого триумфального шествия, как планировалось, не получится. Но как только президентский самолет приземлился, дождь внезапно прекратился и засияло солнце. Жаклин улыбалась, хотя за месяц до этого умер ее новорожденный ребенок. Может быть, она верила, что больше в ее жизни несчастий не будет...

За год до этого умерла Мэрилин Монро. Все – и Жаклин, конечно – знали, что Монро была влюблена в Джона Кеннеди. Самая знаменитая, но не самая умная блондинка Америки вбила себе в голову, что Кеннеди разведется с Джеки и женится на ней. Жаклин только посмеивалась, понимая, что слухи о романе Кеннеди с кинозвездой работают только на пользу президентского реноме (другая была эпоха!). Ее тревожила лишь взбалмошность Монро, а Мэрилин действительно начала сходить с ума, когда осознала железобетонный факт: Джеки занимает в жизни ее любимого мистера президента гораздо больше места, чем все любовницы, вместе взятые. В отчаянии Монро позвонила в Белый дом и рассказала Джеки, что встречается с ее мужем.

«О’кей, – Джеки была невозмутима, как будто разговаривала с душевнобольной. – Вы переедете в Белый дом, станете первой леди и возьмете на себя всю ответственность».

И Мэрилин поняла, что именно Джеки, а не Джон, убийца всех ее надежд. Для нее все было кончено.

Жена президента Джона Кеннеди

Джеки О

Такой псевдоним приклеился к Джеки во втором браке. Во-первых, О – это Онассис. Во-вторых, в те времена был страшно популярен эротический роман «История О».

Аристотель Онассис, бизнесмен до мозга костей, прекрасно понимал, насколько выгоден ему брак с вдовой Кеннеди. Американский истеблишмент, конечно, не одобрял этот союз (семейство Кеннеди называло Онассиса «европейским мусором»), к тому же всем было известно, что у Онассиса серьезный роман с Марией Каллас, величайшей, боготворимой оперной певицей. Но это была честная сделка: Джеки обеспечивала богачу имиджевые лавры, а он ей – роскошную жизнь. А роскошь и Джеки – это синонимы. В начале семидесятых для нее стилисты изобрели минималистичный гламур с оттенком хиппи – она носила черные или белые расклешенные джинсы, черные свитера под горло, босоножки, кафтаны и те самые темные очки-мухи. Шикарнее этого ничего с тех пор не придумали. Быть иконой стиля стало ее профессией. Говорят, что Жаклин платила папарацци, которые как бы украдкой ее снимали и потом отдавали фото в журналы.

Греческий треугольник

Онассис объяснял Марии Каллас: «Поверь мне – это чисто деловой брак, мне Джеки нужна. Я люблю и буду любить только тебя». Но увы, Каллас понимала, что это всего лишь слова, что ее Ари все больше отдалялся от нее. Онассис говорил Марии, что увлечен делами, управлением своей империей, но в каждой газете она видела фото и сообщения о его романе «с самой известной женщиной в мире, вдовой президента Кеннеди Жаклин». Ари и Жаклин повсюду видели вдвоем – они обедали в самых модных ресторанах, где раньше всегда бывала с ним она, Мария. Каллас просто умирала – даже не от ревности, а от того, что была расчетливо отодвинута, отвергнута человеком, которого она любила по-настоящему, любила больше, чем сцену и свое искусство. Оба греки, они были одной крови, и Онассис, оставив Джеки на своем острове Скорпиос, вскоре полетел вымаливать прощение у Марии. Он оправдывался, говорил, что до брака с Жаклин двадцать лет не мог войти на американский рынок из-за конфликтов с налоговой инспекцией. «Скажу тебе больше, – продолжал Ари, – Джеки тоже не любит меня. Она просто мечтала уехать из Америки после убийства мужа». Онассис засыпал Марию цветами, угрожал самоубийством, и Каллас сдалась. Ее депрессия отступила.

В мае 1970-го Онассис открыто появился с Каллас в парижском ресторане. Увидев наутро на всех обложках их совместные фото, Джеки сообщила мужу, что вылетает в Париж. Нет, никаких упреков, разбирательств, ни одного упоминания имени Каллас. Джеки просто захотела пойти поужинать с Аристотелем в тот же самый ресторан. Онассис смиренно сел с Джеки за тот же столик и точно так же позировал фотографам. Жаклин была ослепительна, она показала, кто владеет Онассисом. Увидев эти фото в журналах, Каллас утратила свой божественный голос. Вскоре она совсем отгородилась от мира, похоронив себя заживо в своем доме.

Жена миллиардера Аристотеля Онассиса

Но со смертью Ари Онассиса и для Джеки кончилось греческое лето ее жизни. Она вернулась в дождливый Нью-Йорк и достала из чехлов черные плащи, тренчи и перчатки. Наступила осень.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник+» №07-2020 под заголовком «Жаклин Кеннеди: убийца женских сердец».

Рубрика: Политика

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика