Новости дня

14 октября, понедельник













































Ростовские мальчишки решили устроить "сахарную революцию"?

13:32, 05 октября 2019

Двум юношам, пришедшим на площадь перед донским правительством с самодельным плакатом в защиту погорельцев, областной суд назначил суровое наказание – по шесть с половиной лет колонии строгого режима.

Самый большой зал Ростовского областного суда в пятницу, 4 октября, был переполнен, однако приставы впустили всех: на вынесении приговора все должны стоять, значит, можно и потесниться. А вот на предыдущем заседании шли прения сторон, и двадцати слушателям не хватило сидячих мест, так они и не попали в зал.

Стояли все четыре часа, пока шло оглашение приговора: судьи Шумеев, Григорьев и Бакулев, прокурор, подсудимые, адвокаты, журналисты и просто сочувствующие – в основном немолодые уже люди. Но ни один человек не покинул заседание, а  когда эта пытка, наконец, закончилась, зал взорвался криками «Позор!». 

Четырёхчасовой приговор по  событию, продлившемуся всего 15 минут: два пацана даже не успели  толком развернуть свой плакатик «Верните землю погорельцам!», как их тут же скрутили  полицейские. Много разных обиженных людей стояло на этом месте перед ростовским «Белым домом» с плакатами или листочками в клетку – обращением к власти, но восемнадцатилетний Ян Сидоров и двадцатилетний Владислав Мордасов оказались первыми, кто удостоился полномасштабной полицейской операции. 

Может быть, потому, что они не за себя просили? Мытарства ростовских погорельцев летом 2017 года взволновали многих: почти 700 человек за несколько часов потеряли всё, что имели.  Бурная реакция общества, публикации в СМИ сыграли немалую роль в судьбе несчастных: потерпевшие получили компенсации за утраченное жилье, однако не все и далеко не в тех суммах, чтобы приобрести взамен нормальное. Это сражение за жизнь  было  в самом разгаре, когда Ян Сидоров и Вячеслав Мордасов решили провести 5 ноября 2017 года мирный митинг или пикет (в зависимости от того, сколько придёт людей) на площади Советов перед правительством области. Купили мегафон, ватман и краски, однако всё это не пригодилось. Сотрудников полиции в штатском на площади было не меньше, чем в форме. 

Всё просто: свои планы Влад и Ян обсуждали в открытом интернет-чате, и очень скоро там появились неизвестные лица под разными дурацкими никами: «Злой колобок»,  «Коктейль Молотова» и т. п. Анонимные тролли писали, что никакие митинги и акции протеста не нужны, надо идти и захватывать здание правительства – свергать власть.  Сидоров, ставший администратором чата только 3 ноября, за два дня до несостоявшихся событий, горячо спорил с этими, как он потом уже понял, провокаторами. 

Ни он сам, ни Слава Мордасов, как установили эксперты, не написали в чате и не произнесли на площади Советов ничего предосудительного, а уж тем более – уголовно наказуемого.  За попытку провести несанкционированное властями мероприятие ребятам грозило семь суток административного ареста, которые они благополучно  отсидели. Встречать их к моменту освобождения пришли родители и... сотрудники отдела по борьбе с экстремизмом Главного управления внутренних дел по Ростовской области. 

Ребят отвезли в областное управление Следственного комитета, а после допроса – в СИЗО. Через полтора года прокурор зачитал Яну Сидорову, Вячеславу Мордасову и  Владиславу Шамшину (он в тот день проходил по другому краю площади) обвинительное заключение: «Разделяя взгляды  общественного движения "Артподготовка", которое признано экстремистским [деятельность запрещена в РФ – прим. ред.], имея умысел на организацию массовых беспорядков на территории города Ростова-на-Дону с целью дестабилизации политической ситуации в стране, подбора соратников с целью проведения массовых беспорядков, сопровождающихся погромами и поджогами…» Гособвинитель полковник Курбатов заявил в суде, что только своевременные действия полиции не позволили подсудимым  устроить погромы. «Преступление не было доведено до конца по независящим от них причинам», –написано в обвинительном заключении.

Видимо, устроить «погромы с поджогами»  Сидоров и  Мордасов  решили так же, как они пришли на площадь: вдвоем и с двумя самодельными плакатиками? Ни оружия, ни взрывчатых или горючих веществ, ни экстремистской литературы при них не было. Сопротивление сотрудникам полиции они не оказывали. В «массовых беспорядках» (ч. 2 ст. 212 УК –самая распространенная статья обвинения для участников последних событиях в Москве) ребята участия не принимали:  никаких «беспорядков» в Ростове не было.

Но… Признательные показания, что  «умысел на организацию массовых беспорядков» у них был, Сидоров и Мордасов подписали. В  суде они заявили, что сделали это, не выдержав  многочасового «допроса с пристрастием» –морального давления и физического насилия со стороны сотрудников Центра по борьбе с экстремизмом областного управления внутренних дел. На одном из заседаний свидетель –студент, состоящий в той же группе в Интернете, – стал рассказывать, как его «прессовали» в центре «Э»: допрашивали беспрерывно восемь часов до глубокой ночи, не давая даже присесть и угрожая страшными карами, если он не даст нужные показания. Но как только он начал это говорить, судьи парня тут же прервали: дескать, его не об этом спрашивают. 

Такие показания были просто не нужны. Они портили всю «картину маслом», написанную следователями. У них всё получалось просто как дважды два: раз Мордасов создал в Телеграмме чат «Революция 5/11/17», значит, он придерживается взглядов  основателя запрещенного движения «Артподготовка» Вячеслава Мальцева. Оттого и готовил вместе с Сидоровым «массовые беспорядки с погромами и поджогами». 

Доказательства? Кроме одной встречи с приятелями в кафе «Шаурма 24», где они вместе обсуждали, кто хочет принять участие в митинге-пикете на площади, других доказательств «преступных планов» нет. Один из участников той «тайной вечери», здоровенный парень, рассказал в суде, о чём за поеданием шаурмы шла речь: он сам как человек-гора должен был стоять на площади и не двигаться с места, и пока полицейские пытались бы его скрутить, другие участники мероприятия успели бы разбежаться в разные стороны. Кстати, сам этот «великан» на площадь не пришёл: сказался больным.

Наивняк? Конечно! Прозябание в чате не всегда идёт на пользу умственному и духовному развитию. Сидоров где-то в кругу своих ребят пошутил, что если в бензобаки полицейских машин сыпануть сахара, то «воронки», приехавшие за митингующими, заглохнут. На суде он объяснил, что это был юмор,  но в приговоре  всерьез написано, что Ян Сидоров с Владиславом Мордасовым хотели устроить такую диверсию – «сахарную революцию». Но разве в цивилизованных  странах дают молодняку шесть с половиной лет колонии строгого  режима за глупую болтовню как за самые настоящие массовые беспорядки с погромами и поджогами? 

– Из всего, что написано в приговоре, 90% событий и фактов вообще не было! Это оговор подсудимых и самооговор, который они подписали, не выдержав «допросов с пристрастием»! – так прокомментировала это дело не пропустившая ни одного заседания правозащитница активистка движения «Солидарность» Ольга Зенина.

В соцсетях этот процесс уже назвали «делом ростовских мальчишек». К счастью, подавать апелляцию можно будет не в тот же областной суд, как прежде, а в новую инстанцию в соседнем субъекте – в Краснодарском крае. Спасибо судебной реформе: подавать апелляцию на этот приговор в Ростове-на-Дону было бы просто бессмысленно.

Анна Лебедева, Ростов-на-Дону

Поделитесь статьей:


Колумнисты






^