Новости дня

20 сентября, пятница


































19 сентября, четверг











Россия и Украина произвели равноценный, но такой разный обмен

03:07, 10 сентября 2019
«Собеседник» №34-2019

Встреча в Киеве // фото: Global Look Press
Встреча в Киеве // фото: Global Look Press

7 сентября наконец произошел обмен удерживаемыми гражданами между Россией и Украиной в формате «35 на 35», которого ждали уже с конца августа. 

Кого мы освободили

Украинский моряк Денис Гриценко первым спустился с трапа самолета в киевском аэропорту Борисполь. Официально пожал руку президенту Украины Владимиру Зеленскому. Потом глава государства и простой матрос обнялись, как давние друзья. А затем на летное поле выбежал мальчик лет 6 – сын бывшего пленника Артем Гриценко. И все камеры переключились на «неофициальную часть». 

7 сентября уже назвали Днем мира. 70 человек по обе стороны границы были освобождены и наконец вернулись домой.

– Я, президент Украины Владимир Зеленский, и президент РФ Владимир Путин сделали все, что обещали, не изменяя по ходу наши договоренности, – объявил украинский глава.

Самый, пожалуй, известный бывший узник – режиссер Олег Сенцов, получивший в России 20 лет колонии и теперь освобожденный, – сделал заявление для прессы: «…Даже с освобождением последнего пленного наша борьба не заканчивается. До победы еще очень далеко… Враг силен и сдаваться не собирается».

24 моряка – участники инцидента в Керченском проливе – по-военному быстро, друг за другом, прошли процедуру встречи. Журналист Роман Сущенко, пенсионер Алексей Сизонович и студент Павел Гриб, кажется, были смущены таким шумным приемом. Крымчане Владимир Балух и Евгений Панов сразу попали в кольцо родственников и «группы поддержки», которая упорно добивалась их освобождения все время заключения. Крымский татарин Эдем Бекиров, несмотря на несколько тяжелых диагнозов, старался не хромать, следуя своему же принципу «я болезни собрал в кулак и не дам показаться слабым». Последним из самолета вышел осужденный в России якобы за участие в чеченской войне в 1994–1995 годах Станислав Клых, которого один из сотрудников поддерживал под руку. 

– Он в очень плохом состоянии, и душевном, и физическом, – прокомментировал Николай Карпюк, фигурант того же дела. Из аэропорта Клыха увезли в реанимацию. 

– Что будет обмен, я узнал из газеты 29 августа, – рассказал матрос «Никополя» Вячеслав Зинченко. – Но потом информация менялась постоянно. Позже стали говорить, что все срывается. 

С 29 августа (день, когда планировался обмен. – Ред.) был один из сложнейших периодов, я ночами не мог спать. И только сегодня (7 сентября. – Ред.) в 4 утра я узнал, что все нормально, когда сказали: «Собирай вещи».

– Привезла ему сюда пирог с вишней. Он любит выпечку. Дома будут встречать голубцами и салом. Не обнимала сына 10 месяцев, – сказала мама моряка. 

Кто вернулся к нам

То, что на Украине отмечалось почти как национальный праздник, в России было больше похоже на спецоперацию. Никаких встречающих в аэропорту, журналисты за воротами Внуково, автобусы с тонированными стеклами в сопровождении машин с мигалками – вот и весь антураж.

Мать алтайца Виктора Агеева, который попал в плен в Луганской области в 2017 году и был приговорен к 10 годам заключения по обвинению в терроризме, наблюдала за возвращением Виктора на родину по телевизору в прямом эфире. В день освобождения ей не удалось обнять сына, но скоро она ждет его домой.

– Я абсолютно счастлива, – говорит женщина.

Среди наших 35 – три женщины. Самого известного освобожденного узника – главу украинской редакции РИА «Новости» Кирилла Вышинского – встречал его московский босс, телеведущий Дмитрий Киселев. 

В отличие от Украины, Россия так и не опубликовала официальный полный список освобожденных. Неофициальный перечень тех, кто доставлен в Москву, конечно, появился – в нем не только россияне, но и украинцы, осужденные у себя на родине за шпионаж в пользу РФ. 

Возвращенцы шутили, что с ними нелегально прибыл 36-й пассажир – кот. 

– Кошка черно-белая, ей год и три месяца, зовут Машка. Этот человек, Алексей (Седиков, воевал в ЛНР и попал в плен в 2017 году. – Ред.), боюсь перепутать фамилию, везет ее с собой из Бучанской тюрьмы. И вот сейчас он вместе с этой кошкой отправляется домой, она будет жить у него в деревне, – рассказал Кирилл Вышинский.

В список на обмен попали бывшие украинские военные, перешедшие на сторону РФ в Крыму – Александр Баранов и Максим Одинцов, одесский активист Евгений Мефедов, бывший преподаватель из Питера Игорь Кимаковский.

– Руслана Гаджиева так и не доставили в пункт сбора, – сообщил о судьбе тракториста из Краснодарского края, осужденного на Украине за участие в военных действиях, его украинский адвокат Валентин Рыбин. Бывшего агрария обвинили в убийстве нескольких украинских военных.

Но еще больший скандал вызвало включение в обмен главы ПВО ДНР Владимира Цемаха, которого считают ценным свидетелем по делу о малайзийском «Боинге» МН-17. 

– Я не буду называть фамилии европейских лидеров, с которыми мы проговорили время для всех следственных действий. Мы всё это сделали. Всё, что от нас попросили. Это было сложно. Я боялся, что из-за этого может сорваться обмен, – признался журналистам Владимир Зеленский. Президент Украины назвал и примерные сроки следующего обмена: «Скоро, точно не год».

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №34-2019 под заголовком «Россия и Украина произвели равноценный, но такой разный обмен».

Теги: Украина

Поделитесь статьей:


Колумнисты






^