Новости дня

20 сентября, пятница







































19 сентября, четверг






Ловля краба за «закрытыми дверями»

09:00, 09 сентября 2019

// фото: Global Look Press
// фото: Global Look Press

28 августа 2019 года председатель правительства России Дмитрий Медведев подписал пакет нормативно-правовых актов, легализующих, по сути, передел крабового рынка в пользу «Русской рыбопромышленной компании» (РРПК).

Почти два года, сразу после того, как РРПК заподозрили в желании монополизировать рынок крабодобычи, рыбаки трезвонили во все рынды. Ну нельзя этого допустить, это и отрасль разрушит, и бюджеты регионов подорвет, и оставит людей без работы…

Чего боялись обычные рыбаки? Того что, как уже писал «Собеседник», «крабовый» законопроект отдаст половину квот на вылов краба на аукционные торги, то есть квоты на вылов получат не те рыбаки, которые добросовестно занимались этим десятилетия, а те, у кого есть большие деньги и серьезные связи. Иначе говоря, все достанется «Русской рыбопромышленной компании» (РРПК), владельцем которой является Глеб Франк, сын бывшего главы совета директоров Объединенной судостроительной корпорации Сергея Франка и зять миллиардера Геннадия Тимченко. 

Принималось это решение втихаря, чтобы совсем уж не возмущать общественность настолько откровенным грабежом. О самом регламенте новых аукционов, а главное о ценах конкуренты РРПК узнали только из извещения об аукционе. Да и площадку для проведения аукциона тоже назначили без обещанного обсуждения с общественностью. 

Где взять такие безумные деньги на участие в аукционе? Если стартовые цены более четырех миллиардов за лот! Начальные цены таковы, что большинство малых и средних рыболовецких предприятий будет устранено с рынка. Разве что у олигарха Тимченко такие свободные деньги есть, да у его зятя Глеба Франка. Был, правда, еще один такой богатый наличностью, полковник Захарченко, да рано арестовали, а то бы тоже добычей краба занялся. 

Это, понятно, ирония. Но ведь и на самом деле как-то странно все организовано, а площадка, назначенная Росрыболовством для проведения торгов, вызывает недоверие у рыбаков. Ну не может такой масштабный аукцион, ради которого изменили закон, проходить в закрытом режиме. Хотя бы для легитимности могли бы провести торги публично, в присутствии общественности, не «за закрытыми дверями»? Могли, но не захотели. 

Рыбаки с большим скептицизмом относятся к электронным аукционам и не верят в честность результатов…

И двух лет не прошло с того момента, как впервые прошла информация о возврате крабовых аукционов, но сколько после этого было разговоров об их конкурентоспособности, о стимулировании отрасли, развитии Дальнего Востока, о поддержке судостроения… Так ведь в итоге про это забыли. Даже про судостроение стыдливо молчат.

Если что-то в Росрыболовстве и поддерживают, то одну конкретную приближенную к правительству компанию и ее владельцев. Теперь в случае победы РРПК, в которой мало кто сомневается, строительством новых судов на отечественных верфях, как подразумевалось изначально, могут не заморачиваться. Получил квоты на блюдечке, и лови краба 15 лет практически без всяких обязательств перед экономикой и страной – вот и вся суть нормативного правительственного документа от 29 августа.

А остальным рыбакам, которые уже вложили в отрасль силы и средства и готовы инвестировать дальше, вместо краба – фига с маслом. Бюджету от этого тоже, понятное дело, будет не особо густо, но кого волнует бюджет государства, когда на кону –интересы семейного бюджета олигарха. Даты аукционов уже назначены. Они пройдут с 7 по 15 октября. За «закрытыми дверями». Значит, есть, что скрывать.

Закон-то, как известно, писан не для всех. Как отметила «Новая газета», отмена исторического принципа распределения квот вроде бы должна распространяться на всех участников рынка. Но инициаторы перемен в тандеме с ФАС в последний момент дополнительно добились изъятия 50% объема краба-стригуна опилио Баренцева моря, приобретенного за немалые средства на аукционе 2016 года.

При этом законодательство неизменно для нескольких известных компаний, которым по какой-то причине сохранили квоты. Это ООО «Восход», ПАО «Находкинская база активного морского рыболовства» (НБАМР) и ОАО «Турниф».

Чем примечательны предприятия, которым оставили квоты?

ООО «Восход» контролируется сыном губернатора Приморского края Никитой Кожемяко. ПАО «НБАМР» — ключевой актив семьи экс-губернатора Приморья Сергея Дарькина. «Турниф» известен на рынке не только тем, что входит в РРПК, но и тем, что вскоре после приобретения на аукционе за 10,3 млрд рублей квот на вылов краба переуступил эти квоты ООО «Примкраб», в котором по 47% долей принадлежат Глебу Франку и Максиму Воробьеву, сыну сенатора, экс-замминистра МЧС Юрию Воробьеву и брату губернатора Московской области Андрею Воробьеву. 

Крабов могут вволю не только есть, но и ловить исключительно свои.

Поделитесь статьей:


Колумнисты






^