Новости дня

20 августа, вторник







19 августа, понедельник



























18 августа, воскресенье











Украинский омбудсмен Людмила Денисова: Моряки ждут, что скоро будут дома

10:05, 24 июля 2019
«Собеседник» №27-2019

Людмила Денисова // фото: Global Look Press
Людмила Денисова // фото: Global Look Press

На прошлой неделе суды продлили меру пресечения главреду РИА «Новости» Украины Кириллу Вышинскому в Киеве и украинским военнопленным морякам в Москве. Между тем российский и украинский омбудсмены обменялись списками пленных, и сейчас обсуждается вопрос обмена «всех на всех» в начале сентября.

цитата

«Я никуда не собираюсь убегать, я хочу справедливости. Я слышал, что меня хотят обменять, но я не вещь, чтобы меня менять».

Кирилл Вышинский

«Собеседник» поговорил о судьбах людей с украинским уполномоченным по правам человека Людмилой Денисовой, которая на прошлой неделе была в Москве:

Вы передали российской коллеге Татьяне Москальковой список из 150 граждан Украины. Моряков тоже будут обменивать?

– На суде мне удалось увидеть практически всех моряков – кто-то был дальше, кто-то ближе… Кого-то смогла обнять, кому-то руку пожать. Они в очень хорошем настроении и ждут, что скоро будут дома, вернутся к семьям, близким. 

Как моряки себя чувствуют?

– У нас есть трое раненых: Василий Сорока, Андрей Артеменко и Андрей Эйдер. Сорока чувствует себя уже лучше – он разрабатывает руку, но нужна операция по сшиванию сухожилий. Сейчас он ее делать не намерен – ждет освобождения. У Эйдера в колене есть еще осколки, но пока хирурги не рекомендуют их вытаскивать – надо посмотреть, как они будут вести себя, когда Андрей начнет активно передвигаться. У Артеменко остается проблема с глазами. Больше всего беспокоит Юрий Будзилов, который в СИЗО, на фоне стресса, приобрел диабет. Я разговаривала с Татьяной Москальковой, чтобы следили за его уровнем сахара, передали ему сладости для диабетиков. У кого-то болела спина, у кого-то зубы – все-таки уже почти восемь месяцев находятся в СИЗО.

Вы договорились с Москальковой о независимой медицинской помощи заключенным. Кому именно нужна такая помощь?

– В частности, Эдему Бекирову, который находится в СИЗО в Крыму: он инвалид первой группы, у него нет одной ноги, и при этом он не протезирован. У Эдема высокий сахар, высокое давление, он передвигается на костылях и, конечно, постоянно нуждается в медицинской помощи. Эдем по показаниям врачей вообще не может содержаться под стражей. С Москальковой мы договорились, что подберем независимого врача с российской лицензией и он окажет Бекирову помощь.

Павлу Грибу, который находится в Ростове-на-Дону, необходима операция на сердце. Но врачи сказали, что такая операция только осложнит его состояние. Сейчас подбирают независимого доктора, который вынесет свой вердикт. 

Готова лично поручиться

В итоге моряки вошли в список «на обмен»? 

– Я передала список из 150 человек, но 24 моряков мы не считаем, потому что относительно них вопрос решен – они скоро будут дома. Вопрос об обмене моряков никогда не ставился и не обсуждался. Речь идет только об освобождении. Соответственно в нашем списке осталось 126 человек, которые удерживаются на территории РФ и в Крыму. Татьяна Николаевна передала мне свой список. 

Почему вы так уверены, что моряков вот-вот освободят, разве продление меры пресечения не говорит об обратном? 

– Продление меры пресечения содержания под стражей происходит по решению суда, а решение по изменению меры пресечения в более мягкую сторону (под домашний арест, под личные обязательства обвиняемого или под обязательства человека, заслуживающего доверие) может принять следователь. Такие ходатайства по всем нашим морякам я уже направила через МИД РФ, в них говорится, что я готова взять на себя личные обязательства.

То есть мы все-таки говорим не о полном освобождении, а, по сути, об изменении меры пресечения – об освобождении моряков из СИЗО?

– Международный трибунал по морскому праву принял решение, что они не оспаривают проведение предварительного следствия в рамках уголовного дела, но необходимо обеспечить права Украины на суда военнослужащих и безоговорочное освобождение как кораблей, так и моряков. Поэтому в рамках уголовного процесса я передала ходатайства временному поверенному в делах Украины в РФ Покотило, который передал ходатайства в МИД РФ на имя руководителя следственной группы СУ ФСБ России. 

Диалог не прерывался

Была ли у вас надежда, что после ухода Порошенко с поста президента вопрос с военнопленными моряками решится быстро и просто?

– Все требует определенных усилий, процессов, компромиссов. Я не думаю, что будет все быстро и легко. Подобные проблемы решаются в процессе длительных переговоров, и надеюсь, что в результате будут приняты те решения, которые мы ждем.

Татьяна Москалькова на прошлой неделе заявила: «Сегодня разморожена ситуация диалога, это очень хороший знак и первые наметки на перезагрузку отношений». Почему на протяжении 1,5 лет не происходил обмен пленными?

– Обмен – это епархия других органов. Татьяна Николаевна не принимает участия в обменах, и нельзя говорить, что процесс был заморожен. Но мы с Москальковой всегда были в контакте: в телефонном и письменном режиме, на международных площадках… Где-то получалось хуже, где-то лучше, где-то мешали политические течения, но диалог не прерывался. Больше всего обращений к Татьяне Николаевне поступает от Украины. Ко мне также поступают различные обращения, и больше всего – от Москальковой. Думаю, что в связи с внутренними изменениями и в нашей стране, и в России этот диалог очень полезен для граждан обеих стран.

Сенцова освободят, если Путин захочет

Москалькова приезжала на суд Вышинского 15 июля, но заседание было перенесено, вы – к морякам. Что дает присутствие омбудсмена на судах?

– Мы не вмешиваемся в судебный процесс, но, если требуется наше заключение или разъяснение или хотим донести суду, например, о состоянии здоровья, представляем наше особое мнение. Бывает, когда суд принимает эти показания во внимание и изменяет меру пресечения.

Когда может состояться обмен? К следующей встрече в Нормандском формате в конце августа?

– Нормандская четверка только пунктирно обсудила, что такие обмены могут быть. Это требует еще переговоров на уровне экспертов, договоренностей форматов. Другое дело – Минский формат, где тоже обсуждается вопрос обмена «69 на 208»: 69 украинцев на 208 россиян. Правда, число россиян уже меньше. Также очень бы хотелось вернуть наших граждан, которые содержатся в Донецкой и Луганской областях. Я практически каждый месяц забираю граждан Украины, которые были осуждены и находились в местах лишения свободы в 2014 году в самопровозглашенной ЛНР. Такая передача готова на 24 июля – мы должны забрать 64 человека. Это не обмен, это передача тех граждан, которые выразили желание отбывать дальнейшее наказание на территории Украины. Треть граждан, которых я забрала – 268 человек, уже освобождены, потому что они отбыли свой срок наказания. 

Зеленский заявил, что готов обменять Вышинского, который еще не осужден, на уже осужденного по террористической статье Сенцова. Вы думаете, это реально?

– Олег Сенцов у нас всегда в списке значится первым, и мы всегда о нем говорим и на международных площадках, и на переговорах… Освободить Сенцова возможно, нужно лишь желание стороны, которая его удерживает. 

Удастся ли Путину и Зеленскому прийти к компромиссу по обмену пленными?

– Я оптимистично смотрю на это и думаю, что они смогут договориться.

 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №27-2019 под заголовком «Омбудсмен Людмила Денисова: Украинских моряков освободят».

Теги: Украина, Конфликт в Керченском проливе

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также