Новости дня

16 июля, вторник









































15 июля, понедельник




Юлия Шестун: Хорошо, венчание прошло не через стекло

17:03, 20 июня 2019
«Собеседник» №22-2019

Александр Шестун в зале суда // фото: агентство «Москва»
Александр Шестун в зале суда // фото: агентство «Москва»

Год назад, 13 июня 2018 года, в дом главы Серпуховского района Подмосковья Александра Шестуна ворвались 40 автоматчиков, а на следующий день он был арестован за «превышение должностных полномочий». Накануне этой даты супруга Шестуна Юлия дала «Собеседнику» интервью.

Досье

19 апреля 2018 года Шестун опубликовал на YouTube обращение о давлении силовиков и региональных властей. Причиной конфликта Шестун называл желание губернатора Московской области Воробьева ликвидировать Серпуховский район и митинги против мусорного полигона «Лесная». От Шестуна требовали подписать документ об отставке с открытой датой и не участвовать в выборах. 

До и после

Каким был этот год?

– Все разделилось на до и после. Ровно в 5:50 13 июня прошлого года прежней жизни не стало. И я думаю, ее уже не будет. Многого просто назад не вернуть. Серпуховский район уничтожен – это произошло через несколько месяцев после ареста Александра Вячеславовича. Его «укрупнили» в городской округ, что происходит по Московской области тотально. Сопротивляющихся ломают. Муж всегда выступал против: он понимал, что все поселения и районы будут заброшены и все сосредоточится исключительно в городе. И сейчас сельские объекты постепенно приходят в упадок. Ну, что-то они, конечно, делают для показухи: где-то дорогу положили, где-то сквер – и всё. До всего остального руки не доходят и не будут доходить – в этом и есть «эффективность» этих больших округов.

Уничтожается и наша семья. Детям тяжело, особенно старшим, потому что они всё понимают. У сына Вани сейчас поступление, и на него оказывается страшное давление. Вплоть до того, что приходишь в военкомат – он хочет в военный институт, – а туда поступает звонок: для фамилии Шестун ничего не делать! Что значит «не делать», непонятно. Мы по праву пришли, мы, наоборот, хотим служить! Младшие дети в большом стрессе. Матвей, как только какая обида, сразу начинает плакать: хочу к папе!

Александр и Юлия Шестун с младшими детьми

В декабре, когда вы записали очередное обращение к президенту, даже Песков как-то отреагировал. Помогло?

– Декабрь был месяцем несбыточных надежд. Мне муж говорил, что в тюрьме надежда считается самой страшной вещью. Потому что она не всегда оправдывается. Прошел декабрь, а 9 января к нам ворвались с обысками, прокуратура с иском, Александру Вячеславовичу еще вменили «Получение взятки». И тогда я поняла, что надежда – действительно страшная вещь.

В декабре нас начали перемалывать уже окончательно. Александр Вячеславович снова объявил голодовку. А следствие, возможно, и добивалось, чтобы Шестун так сэмоционировал. Потому что где-то 7 месяцев с ним следственные действия почти не проводились. А на 50-й день голодовки начались ежедневные многочасовые допросы. 17 апреля на одной из очных ставок ему стало плохо. Как говорят правозащитники, была остановка сердца. Хотя, конечно, этого не доказать. Здесь подключились все правозащитники, и нам наконец-то дали свидание. Старшим детям, и с младшими я ходила.

Ваш супруг сильно изменился?

– Я его не видела очень долго... Да, минус 25 килограммов. Это просто Бухенвальд, других слов не найду. Как вы думаете, почему следствие делает все, чтобы его не привозили на суды? Чтобы его не видели! Они же прокурору рассказывали, что Шестун ест. Если бы его привезли, все бы прекрасно поняли, какое «ест».

Мы так наплакались на этом свидании, я потом дня три отойти не могла. Он мне то же самое написал в электронном письме. И с маленькими это воспринимается по-другому. Он видит, как они подрастают, и все это без него.

Несметные богатства

Арест был в день регистрации кандидатов на выборы главы района. 

– Да, тогда все считали, что это к выборам и после них отпустят. Но затем проснулись все вурдалаки, которые хотели отомстить еще с 2009 года. В нашем деле прокурорская рука очевидно присутствует. Вместе со статьей о взятке у нас появился прокурор Тюкавкин, были обыски.

Январский обыск явно был им нужен для съемок «фильма» Куренного (представитель Генпрокуратуры. – Ред.), чтобы показать «несметные богатства». В итоге взяли у ребенка Apple Watch и у меня так называемый «Ролекс», который за 5 долларов. Не помню, откуда они взялись. В общем, они выкладывают этот пластмассовый «Ролекс» и рассказывают, что у Шестуна невероятная коллекция часов. Там действительно были одни очень хорошие часы – Александру Вячеславовичу когда-то подарили. И еще наградные, президентские. Но все равно – «дорогая коллекция часов». 

Следом появился гражданский иск Генпрокуратуры (об изъятии имущества на 10 млрд в доход государства. – Ред.), очернение по федеральным каналам. Даешь им интервью, они из него потом нарезают, что им надо. Но я уже научилась с ними разговаривать. Комментарий хотите? Рассказываю им от и до, на вопросы не отвечаю.

А откуда взялось вот это все на 10 млрд?

– Вся аффилированность с Шестуном доказывается очень своеобразно. У них ни одного документа, ни одной цифры, никаких денежных переводов, что было бы завязано на Шестуна. Просто бабушка на скамейке сказала, что все эти поля – маркиза Карабаса. Но есть три тома свидетельских показаний. В которых люди с феноменальной памятью абзацами перечисляют: «ООО «Капитал-плюс», ООО «Национал-Юг», ООО еще какое-нибудь и всего штук 18 – я знаю, что все это принадлежит Шестуну». И они берут это в качестве доказательств. И так – из показаний в показания.

Сейчас и к другим экс-чиновникам приходят с такими же исками. Но у Постриганя (экс-глава Клинского района. – Ред.) в деле родственники хотя бы. А у нас люди, которые просто здоровались с Шестуном, а некоторые вообще даже с ним незнакомы. Это просто новая схема экспроприации иму­щества. 

Поцелуй через решетку

Не посещают ли мысли: а может, смириться, замолчать?

– Даже адвокаты говорят, что если бы он себя так вел, то, возможно, к Новому году уже вышел бы. А я в этом абсолютно не уверена. Я вообще не уверена, что, если бы мы не кричали, он сейчас был бы жив.

Как думаете, на других глав районов оказывается подобное давление?

– Да. И уверена, что делом Шестуна их при этом пугают. «Вы же не хотите, как Шестун?» Хотя сейчас мы видим много случаев, когда «арестовали какого-то бывшего главу». Они тоже подписывают всё и уходят в отставку, но на них потом возбуждают дела. И Шестун именно по этой причине не стал ничего подписывать. Он всегда говорил: даже если я прогнусь, они все равно заведут дело.

Но есть и хорошая новость: вы с Александром Вячеславовичем обвенчались.

– Да, у нас большое достижение! Наверное, благодаря правозащитникам и ФСИН. Уверена, там переживают за такой рекорд голодовки и пошли навстречу. Мы очень давно хотели обвенчаться, но все никак не получалось. И вот 9 числа, в день рождения дочери, нас обвенчали в храме «Матросской тишины». Мне удалось мужа за руку подержать.

Я тут улучила момент, один за весь этот год. Была какая-то жалоба в Басманном суде, и когда я проходила мимо клетки, охранник отвернулся и я успела мужа поцеловать. Благо венчание прошло не через стекло. 

P. S. 6 июня Мосгорсуд еще на три месяца продлил пребывание в СИЗО экс-главы Серпуховского района Александра Шестуна.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №22-2019 под заголовком «Юлия Шестун: Хорошо, венчание прошло не через стекло».

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также