Новости дня

20 сентября, четверг





























19 сентября, среда
















Андрей Нечаев: Зачем ЦБ выводит деньги из США

«Собеседник» №28-2018

Андрей Нечаев // Фото: Global Look Press
Андрей Нечаев // Фото: Global Look Press

Центробанк с марта 2018-го избавился почти от 85% российских вложений в американский долг. Только в апреле ЦБ продал гособлигаций США на общую сумму в 47,4 млрд $, а в мае – на 33,8 млрд $. Сейчас у России осталось всего 14,9 млрд $ вложений. С 16-го места крупнейших держателей американских казначейских облигаций Россия спустилась далеко вниз. Похоже на полномасштабное сворачивание вложений. Все дело в американских санкциях или есть другие причины, задаются вопросом многие экономисты.

На мой взгляд, это все же реакция на санкции. Американские и так более жесткие, чем европейские. А сейчас ожидается их дальнейшее ужесточение, потому что значительная часть истеблишмента США была крайне разочарована встречей Путина и Трампа. И тема ужесточений санкций резко активизировалась: Сенат даже создал специальный комитет по этому поводу.

У нас фондовый рынок падал несколько дней. Все рынки ожидают, что будут введены новые санкции. Не исключено, что они могут коснуться российского госдолга. Кстати, видимо, поэтому идет активная распродажа даже рублевых бумаг (ОФЗ). Понятно, что это выходят нерезиденты – всякие иностранные инвестиционные фонды, которые приобретали наши государственные облигации. В последнее время они выводят по несколько десятков миллионов долларов в неделю.

Так что процесс, можно сказать, взаимный.

Что касается ЦБ. Где держать валютные резервы, если не в надежнейших американских бумагах? ЦБ, на мой взгляд, правильно делает, что вкладывает выведенные из США резервы в евробонды, покупает в небольших количествах британские бумаги в фунтах...

Можно, конечно, было бы быстро развить бюджетные расходы. Только потом их будет мучительно больно сокращать. Мы уже этот эксперимент прошли с Фондом национального благосостояния (ФНБ), когда часть его средств была инвестирована в долгоиграющие и непонятно, окупаемые ли вообще, проекты. Средства ФНБ так же, если помните, были отправлены на помощь госбанкам и размещены там на депозитах. А теперь власти вынуждены проводить пенсионную реформу, потому что нечем финансировать Пенсионный фонд (хотя изначально именно для этого и был создан ФНБ).

И как в таком случае быть с внешним долгом – он под 500 млрд $ (суверенные долги госкомпаний и госбанков в этой сумме составляют порядка 52–53%)? Мы откажемся его платить? Или отдадим контрольный пакет «Газпрома» в счет долга? Такое невозможно представить.

Каковы риски, если бы средства остались в США? Едва ли была опасность их лишиться. По крайней мере не припомню случая, чтобы такое случалось на уровне стран. Были, впрочем, прецеденты на уровне отдельных персонажей, когда их деньги замораживались: панамский генерал Норьега, филиппинский президент Маркос... Но не думаю, что американцы пойдут на такую радикальную меру в отношении России – это очень плохой сигнал для других инвесторов. И потом – одно дело личные средства диктаторов, и совсем другое, когда речь идет о суверенных деньгах.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №28-2018.

Теги: Санкции, Банки

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания