Новости дня

18 октября, четверг
























17 октября, среда





















Андрей Нечаев: Пенсионный возраст и пропагандистские словеса

«Собеседник» №22-2018

Андрей Нечаев // фото: Global Look Press
Андрей Нечаев // фото: Global Look Press

Экс-министр экономики – о теперь уже практически гарантированном повышении пенсионного возраста в России.

Правительство наконец определилось: будем повышать пенсионный возраст. Минтруд и Минфин, похоже, договорились о планке (63 года для женщин и 65 лет для мужчин) и о сроках (с 2019-го). 14 июня пройдет заседание правительства на эту тему, потом, судя по всему, проект поступит в Госдуму. Параметры (возраст и сроки), думаю, еще будут обсуждаться. Но уже сейчас понятно: дело это решенное.

Что касается экономической составляющей, она сомнительна. Так как есть альтернативные способы решения проблемы Пенсионного фонда. Скажем, повысить дефицит бюджета относительно планируемого. По факту он сейчас профицитный, но запланирован дефицит в 0,5%, и его вполне можно увеличить до 1%. Это серьезные дополнительные деньги. К тому же можно повысить цену отсечения в Фонд национального благосостояния. Сейчас она 40$, можно сделать 45$, что при нынешней цене на нефть в 77$ совершенно безопасно.

Я бы сказал: такое решение правительства говорит о том, что оно не готово искать другие варианты. И поэтому выбрало путь повышения пенсионного возраста. Дальше это решение можно облекать в любые пропагандистские словеса, добавляя другие аргументы: рост продолжительности жизни, необходимость замены гастарбайтеров, предоставление людям возможности продлить свою активность... Хотя, соглашусь, некая логика в этой словесной атрибутике тоже есть.

Но поскольку главная цель всех реформ в пенсионной сфере – снизить нагрузку на федеральный бюджет, все решения, которые будут эту нагрузку повышать, по общей логике должны отвергаться.

Для федерального бюджета надо найти дополнительные 8 трлн руб. на реализацию последнего майского указа Путина. 

Те 2–2,5 трлн руб., которые ежегодно закладываются в бюджете на ПФР, – серьезная нагрузка. Осуществлять же какие-то кардинальные изменения приоритетов бюджетных расходов на оборону, правоохранительную деятельность, госуправление и т.д. правительство не готово.

Использовать альтернативные подходы – тоже. Я, к примеру, предлагал передать ПФР акции госкомпаний с тем, чтобы он был получателем дивидендов, а при продаже акций получал доходы от приватизации. Это бы полностью дыру ПФР не закрыло, но существенно снизило бы остроту вопроса.

Но повторяю: главные причины – фискальные. Дальше вопрос уже не столько в том, сильно ли будет повышен возраст выхода на пенсию, сколько в том, будет ли это сделано деликатно. Будет ли это скачкообразное повышение или для людей, которые сегодня находятся в предпенсионном возрасте, введут какие-то переходные режимы. Скажем, нужно будет отработать не 8 лет, а 4 года. Или, к примеру, используют немецкий опыт, когда при повышении пенсионного возраста гражданам сохраняется возможность выйти на пенсию по старому закону. Но в этом случае люди получают уже не полную пенсию, а с некой скидкой. В общем, хотелось бы, чтобы в рамках переходной модели власти проявили мозги и – желательно – сочувствие к людям.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №22-2018.

Теги: Нефть, Пенсии

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания