Новости дня

14 ноября, среда










































13 ноября, вторник



Власть, которую нельзя выбрать. 5 вопросов об отмене выборов мэров

«Собеседник» №14-2018

Стоп-кадр YouTube
Стоп-кадр YouTube

Sobesednik.ru попытался разобраться в ситуации с отменой прямых выборов мэра в Екатеринбурге и других регионах РФ.

Глава Свердловской области Евгений Куйвашев подписал закон об отмене прямых выборов в Екатеринбурге. Несмотря на то, что горожане вместе со своим (избранным!) мэром Евгением Ройзманом вышли на многотысячный митинг протеста.

1. Зачем отменили выборы?

Эксперты считают: это сделано ради того, чтобы не допустить неудобного для власти Ройзмана на ближайшие выборы – в сентябре. Поскольку у него есть все шансы их выиграть.

– Единороссы из Закса области как один объясняли: отменяем прямые выборы просто потому, что федеральный закон позволяет это сделать, – говорит политолог Федор Крашенинников (Екатеринбург). – Главная же причина – вражда Куйвашева и Ройзмана. Евгений – абсолютно неприемлемый для губернатора человек, но никакого зримого повода для его устранения с этого поста нет: Ройзман не подписывает никаких финансовых документов, так что его и посадить-то не за что.

– Конструкция, возникшая еще при Володине, где мэр Ройзман, как медийная политическая фигура, уравновешивал Куйвашева, губернатора раздражала, – считает и гендиректор Центра развития региональной политики Илья Гращенков. – Кроме того, у губернатора всегда был негласный соперник – Владимир Кунгусов. В Екатеринбурге его считали серым кардиналом. Они конфликтовали, но с приходом в администрацию президента Сергея Кириенко помирились. Кунгусов стал вице-губернатором и главой аппарата. Ройзман же долгое время пользовался поддержкой Кунгусова. Но, видимо, сейчас он ее потерял.

2. Расстановка сил в регионе изменится?

Конечно, отмена прямых выборов, где оппозиционный мэр хоть и имел ограниченную власть (главный в Екатеринбурге – сити-менеджер), но все же мог влиять на руководство города, сильно отразится на политических весах региона.

– Ройзман не согласен с утверждениями о беспомощности мэра при наличии сити-менеджера, – возражает политик Владимир Рыжков. – Он говорит, что работает в связке с нынешним сити-менеджером и имеет влияние на городское управление, что определяет стратегию развития города. Понятно, что без выборов мэром станет назначенный чиновник и город потеряет свою яркую привлекательность. Резко снизится упоминание в прессе – город станет таким же серым, как все остальные мегаполисы страны. Для Екатеринбурга это потеря. Но для чиновников, которые хотят управлять, не оглядываясь на народ, это очень хорошо.

В Екатеринбурге горожане вышли на митинг
В Екатеринбурге горожане вышли на митинг // Стоп-кадр YouTube

3. Сити-менеджер + мэр. Выгодно?

– Сити-менеджеры (к такой форме самоуправления начали приходить в 2005-м, сегодня 32 города России возглавляют управляющие по контракту. – Ред.) – это либеральная программа по еще большей вертикализации власти: фактически губернаторам таким образом дают полномочия по объединению власти в своих руках, – утверждает Илья Гращенков. – Раньше мэр крупного регионального центра всегда был главным противником губернатора. В этом федеральная власть черпала некую силу для себя: сохраняя баланс, она могла влиять на расклад политических сил на местах.

– Сити-менеджеры де-факто назначаются губернаторами, выборы депутатов гордумы (председатель которой, как правило, становится мэром) носят чисто имитационный характер – это лишь формальность, – комментирует Владимир Рыжков. – Они создают некую видимость демократии, которая скрывает реальность – чиновничью вертикаль.

– Отмена прямых выборов формально не считается ущемлением избирательного права россиян, но сильно ограничивает их возможности, – замечает зам. директора Центра политических технологий Алексей Макаркин. – Авторы Европейской хартии местного самоуправления, к которой присоединилась Россия, имели в виду, что разные уровни власти должны договариваться между собой. У нас же (в т.ч. и благодаря реформе системы самоуправления) доминирует командный стиль управления, который мало соответствует демократии.

Этапы реформы

Сентябрь 2004-го. После трагедии в Беслане президент Владимир Путин предложил губернаторов назначать – чтобы усилить вертикаль власти и борьбу с терроризмом. Закон об отмене прямых выборов губернаторов был принят в декабре 2004-го.

Апрель 2012-го. Принят федеральный закон, предусматривающий возвращение выборов глав регионов.

2 апреля 2013-го. В этот закон внесены поправки, дающие субъектам Федерации право заменить всенародные выборы своих глав голосованием в парламенте по нескольким кандидатурам.

Конец 2014-го – начало 2015-го. Отменены прямые выборы глав автономных округов, входящих в состав областей (ХМАО, ЯНАО, НАО). 43 региона отказались от прямых выборов глав городов еще до 2014 г.

2014–2015 гг. 42 субъекта Федерации приняли законы, отменяющие прямые выборы мэров, в т.ч. в административных центрах.

4. Кого мы уже не выбираем?

Мэров выбирают только в 8 городах страны. Это  Хабаровск, Анадырь, Кемерово, Томск, Абакан, Якутск, Новосибирск, Майкоп. При этом выборы губернаторов (среди которых много и назначенцев) остаются. Но в большинстве случаев – лишь формально.

– По сути, – анализирует Гращенков, – федеральная власть отказалась от тонкой политической игры и решила выстроить жесткую вертикаль: мэры, уравновешивающие губернаторов, им уже не нужны, а губернаторов федеральный центр и так назначает (даже если проводит через выборы). Сегодня есть всего несколько губернаторов, которые слабо контролируются Кремлем. Скажем, Сергей Левченко в Иркутской области или Евгений Савченко в Белгородской. Когда встал вопрос о переназначении Савченко, Кремль намеревался его заменить, но тот пошел на выборы в качестве самовыдвиженца и весьма убедительно выиграл. Таких губернаторов осталось совсем мало.

Другой вопрос: почему избиратели голосуют за назначенцев? – продолжает Гращенков. – То ли административный ресурс настолько силен, то ли население устраивают те кандидатуры, которые власть предлагает… Впрочем, в этом году далеко не у всех назначенцев-губернаторов есть шанс победить.

5. Каковы результаты реформы?

– Даже по сравнению с 90-ми города сильно потеряли в полномочиях, – подводит итоги Владимир Рыжков. – Они, как правило, уже даже не распоряжаются своей землей – ею распоряжается губернатор. Им резко сократили бюджеты. Все местное самоуправление в стране – это больше 20 тысяч муниципалитетов и 6% бюджета России. Регионы (т.е. губернаторы) имеют 29% от всех бюджетных денег страны, и 65% забрал себе федеральный центр. То есть города фактически ограблены, у них сотни миллиардов рублей накопленных долгов. Например, в моем родном Барнауле 9 млрд руб. бюджет и 6 млрд руб. долгов. Это типичная история.

Как показывает практика, избранный мэр всегда лучше «засланцев» и контрактных менеджеров.

– Мэр Якутска Айсен Николаев был избран, – приводит пример Гращенков. – Он вник в потребности горожан и начал принимать участие в создании технопарков. Они послужили толчком для развития интернета, якутского кинематографа… А вот пример Волоколамска: люди требуют, чтобы городом руководил местный житель, а не назначенцы губернатора, которые были поставлены с единственной целью – работать в согласии с областью. Ведь заезжие люди, не планирующие связать свою судьбу с городом, естественно, рассматривают территорию исключительно как площадку для собственной карьеры и бизнеса.

Горожане вступились за Ройзмана

2 апреля в Екатеринбурге прошел митинг против инициативы Куйвашева. 

– Это была одна из самых крупных акций протеста в Екатеринбурге, куда еще и добраться было непросто: спальный район, понедельник, 7 часов вечера, – рассказывает один из организаторов акции, политолог Федор Крашенинников. – Проблема в том, что позиция жителей города никого не интересует. А поскольку законопроект был внесен лично губернатором, представить ситуацию, при которой Заксобрание вдруг сказало бы «нет», просто невозможно. Плюс было мало времени: законопроект был внесен 23 марта. Все были застигнуты врасплох – и Ройзман, и его сторонники, и просто горожане, которые возмущены таким отношением власти к себе.

– Если бы на митинг вышло тысяч 50 человек, тогда власть бы струхнула и сдала назад, – уверен Владимир Рыжков. – А так она подумала: 5–6 тысяч. Ну и что? Невелика беда...

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №14-2018 под заголовком «Власть, которую нельзя выбрать»

поделиться:

Политика

Израиль остался без министра обороны после перемирия с Палестиной

Политика

Депутат предложил подменить тело Ленина его восковой копией

Политика

Одинаковое число россиян увидело в Собянине и Навальном президентов

Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания