Новости дня

19 апреля, четверг



































18 апреля, среда










Как живет приморский "яблочник", которому грозят ФСБ и медведями

«Собеседник» №07-2017

Геонка пострадал за народ и Явлинского // Фото: из личного архива
Геонка пострадал за народ и Явлинского // Фото: из личного архива

20-летний уроженец села в Приморском крае пострадал за свои убеждения: за сбор подписей на выборах его «сослали».

Таежное «Яблоко»

До ближайшего центра цивилизации от удэгейского села Красный Яр Приморского края ехать 150 км. Чтобы оформить простой больничный лист, селянам нужно почти сутки провести в дороге до поликлиники и обратно. Местные рассказывают, что не все роженицы успевают благополучно добраться до роддома и было несколько случаев экстренных родов прямо в дороге. Зато природные красоты там нереальные, местную реку Бикин называют Русской Амазонкой, а уже за калиткой крайнего дома начинается тайга. Живых медведей и тигров хоть раз в жизни видел практически каждый селянин.

20-летний Иван Геонка жил обычной жизнью местного жителя – охота с отцом, речка, ТВ, интернет. Но буквально совсем недавно к стандартному списку добавилась политика.

– Однажды у нас в краевом офисе раздался телефонный звонок. Молодой человек стал рассказывать, что переживает за экологию своих родных мест. Что уже 20 лет хищнически рубят тайгу на продажу в Японию, Китай. Что приближенным к власти – родственникам и друзьям губернаторов: сначала Наздратенко, потом Дарькина – никто не указ. Звонившим и был Иван Геонка, он из удэгейцев – местного коренного населения, для которых тайга – это и кормилица, и вообще вся их жизнь. Как, спрашивает, записаться в «Яблоко»? Я объяснил ему, что надо заполнить анкету на сайте, – рассказал «Собеседнику» председатель Приморского регионального отделения партии «Яблоко» Николай Марковцев.

На вторую встречу Ваня Геонка уже приехал лично. Сказал, хочет собирать подписи за кандидата Григория Явлинского, чтобы деятельно помочь партии. Для этого молодому «яблочнику» пришлось 5 часов ехать на автобусе до Владивостока.

В офисе Геонке выдали подписные листы. Агитацию парень взял на себя. Уговаривать жителей долго не пришлось бы – село нельзя назвать очень уж благополучным. Зарплаты маленькие, население выживает, как и их предки сотни лет назад, охотой, рыбалкой, собирательством.

Отца Ивана в прошлом году на охоте задрал медведь. Мама работает медсестрой, получает 12 тысяч рублей. Сам Ваня устроился инспектором в местный национальный парк на 10 тысяч рублей. К своим 20 годам парень смекнул, что пора менять жизнь глобально.

«Тобой займется ФСБ!»

За несколько дней Геонка собрал 12 подписей за Явлинского. Когда об инициативном парне стало известно руководству, его вызвали к начальству.

– У нас в стране один президент, и мы тебе не позволим тут своевольничать! Пиши заявление об уходе – или будут уволены все, кто подписался! – поставили условие молодому «яблочнику».

– Выбора не было. Подставить односельчан я не мог, а другой работы у нас нет, – говорит Иван, который, написав заявление, отзвонился однопартийцам во Владивосток – извиниться за сорванное задание.

В приморском офисе «Яблока» молодому человеку объяснили, что увольнение незаконное, а угрозы – пустые. Но когда он вернулся забрать свое заявление, ситуация накалилась:

– Ты – враг народа, тобой займется ФСБ! – заявили Ивану.

– Остановить давление на парня мы смогли, только предав историю огласке. Разместили ее на сайте «Яблока». Нам оперативно перезвонили из администрации края – видимо, не хотели шума, – рассказал Николай Марковцев.

– Понимаешь, надавили, от самого Дидика звонили, – объяснили коллеги Геонке постфактум.

Дидик – глава районной Думы и по совместительству руководитель местного отделения «Единой России». Заявление Геонки на увольнение порвали – чтобы избежать скандала. Но от идеи остановить слишком ретивого агитатора руководство нацпарка все-таки не отказалось.

Геонку отправили в далекую и долгую командировку – на месяц на самую дальнюю заимку, где нет ни одной живой души, зато дикого непуганого зверья хватает. Парню дали сигнальную ракетницу и напарника с оружием, так как Ивану оно еще по возрасту не положено.

После восстановления на работе Геонка смог дособрать еще только 4 подписи – большинство хоть и соглашаются с критикой власти, но о том, чтобы расписаться, даже и слышать не хотят, боясь за свою работу. Но и эти 16 подписей приморца высоко оценили в партии. Геонке лично позвонил зампред всероссийского «Яблока» Николай Рыбаков со словами поддержки. И даже Григорий Явлинский несколько раз в своих предвыборных выступлениях приводил в пример смелого сборщика подписей.

«Отправляют в ссылку»

До места «дальней командировки» Иван с коллегой добирались 2 дня на «Буране» по зимнику через реку Бикин. Вокруг их заимки на многие километры – ни души. Стоянка – в охотничьем доме с печкой.

– Был поселок Охотничий, сейчас осталось только 4 заброшенных дома. В одном они и расположились. Набрали круп и консервов на месяц вперед – на суточные из расчета 180 рублей в день. Холодно, и зверья полно, – переживает за однопартийца Николай Марковцев.

Связи там нет совсем. Поэтому еще до отъезда Геонка оставил послание на своей страничке в соцсетях.

«В общем, да, меня отправляют в ссылку под названием «командировка на месяц далеко в тайгу» за сбор подписей за Явлинского. Но зато есть повод для оптимизма: это даже романтично отправляться в ссылку, как Пушкин, – храбрится Геонка на своей странице в интернете. – Не беря во внимание холод, удаленность от цивилизации, наличие опасных зверей (тигры там ходят редко, но медведи и волки есть). Ну отсижу месяц в бараке, дрова заготовлю, готовить еду научусь, посижу над лункой и рыбу попытаюсь поймать. Если надо будет, то и в рейд отправлюсь, ибо это прямая моя обязанность. Поживу настоящей жизнью своих предков, которые жили как раз примерно в этом месте до коллективизации 30-х. Ничего страшного, промысловики и по два, и по три месяца сидят в тайге, и в более дальних местах находятся. При мне всегда будет фальшфейер (если кто не в курсе, то это такие сигнальные патроны). Только вот что забавное: за сбор подписей за Явлинского в рабочее время на рабочем месте меня чуть не уволили, а теперь отправляют куда подальше, а сбор подписей за Путина в то же самое время на том же самом месте само начальство в лице дирекции учреждения организует.

P.S.: Кстати, именно на реке Улунга, где мне предстоит пробыть месяц, жил мой прадед с братьями. Они участвовали в «кулацком восстании» в 1932 году (в разгул коллективизации. – Ред.), за что их расстреляли, предварительно подвергнув пыткам в застенках ОГПУ. Так что, находясь в «командировке», буду вспоминать и это».

Руководство нацпарка не без легкого садизма прокомментировало, что командировка Геонки – это не ссылка, а честь и проявление доверия к «лучшему сотруднику».

– Надеемся, вернется в целости и сохранности и еще более закаленным бойцом! – воодушевляется Николай Марковцев.

Несмотря на давление, Иван перед отъездом успел открыть у себя в селе ячейку «Яблока», в которой пока что три человека вместе с ним самим, и уже подумывает заняться политикой всерьез. Ведь она им уже занялась.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №07-2017 под заголовком «Закон – тайга, избирком – медведь».

Теги: Выборы-2018

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания