Новости дня

23 февраля, пятница













22 февраля, четверг
































Восемь лет без права на колбасу от Сечина: долгая и счастливая жизнь Улюкаева

«Собеседник» №49-2017

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Приговор вынесен, но сомнения остались: Алексей Улюкаев – жертва или преступник? Sobesednik.ru разбирался в ситуации.

«К долгой и счастливой жизни», – ответил Улюкаев на заданный перед приговором вопрос о том, к чему он готовится. А в итоге получил долгий срок – восемь лет колонии строгого режима. К его окончанию экс-министру должно быть уже 68 лет.

К СИЗО он явно не готовился: не собрал даже сумку с вещами, как это обычно делают подсудимые. Рассчитывал, что как минимум на время апелляции останется под домашним арестом?

Хотя суд, можно сказать, даже проявил гуманность: 8 лет – нижняя планка наказания за получение взятки в особо крупном размере. Да и прокуратура запрашивала на два года больше. Снижена также сумма штрафа: с 500 до 130 млн руб.

– А оправдать и не могли. Это означало бы начало следствия уже по главе «Роснефти» Игорю Сечину, – предположил в беседе с «Собеседником» политик Леонид Гозман.

Гозман чуть ли не единственный из публичных персон, пришедший поддержать Улюкаева в суде. Слова защиты передавали также министр Михаил Абызов, президент РСПП Александр Шохин, глава «Роснано» Анатолий Чубайс и бизнес-омбудсмен Борис Титов. Но лично не пришли.

– Я познакомился с Улюкаевым, когда он возглавлял группу советников Егора Гайдара, а я был одним из советников, – рассказал Гозман. – Поэтому решил выразить простую человеческую поддержку. К сожалению, в зал пройти не смог. Но подождал, когда его поведут по коридору, и помахал рукой.

Гозман убежден, что Улюкаев является жертвой оговора:

– Положение Сечина в иерархии намного выше. Это все равно что сержант стал бы вымогать взятку у офицера.

Не в пользу обвинения Гозман трактует и неявку Игоря Сечина в суд. Допрос ключевого свидетеля стороной защиты мог бы прояснить многие неясные детали. Да и в целом судебное разбирательство оставило после себя несколько темных пятен, которые могут играть как за, так и против Улюкаева.

По мнению прокуратуры, требование о взятке было выдвинуто Улюкаевым на саммите БРИКС в Гоа. Деньги якобы должны были стать «благодарностью» правительству за одобрение сделки по покупке акций «Башнефти». От «премии» могли зависеть заключения Минэкономразвития по дальнейшим сделкам «Роснефти».

Как рассказал на суде близкий к Сечину генерал ФСБ Олег Феоктистов, «он [Улюкаев] приложил к лацкану пиджака два пальца. Из чего был сделан вывод, что сумма [взятки составляет] два миллиона долларов».

Почему именно долларов? Не евро и не рублей? И два миллиона, а не тысячи? Если вслух Улюкаев ничего не произносил, то как Сечин догадался? Разве что сам свободно общается на «языке» вовлеченных в коррупционную деятельность и все понимает без лишних слов.

Да и к тому же в сумке глава «Роснефти» мог передать любую сумму – никто ведь не пересчитывал. А от размера взятки зависит и квалификация деяния.

Сам обвиняемый говорит, что ожидал увидеть в сумке вино. Мол, уже не раз получал таким образом подарки. Но дело в том, что это также является нарушением закона. Чиновник, в силу своих обязанностей контролирующий работу госкомпании, в любом случае не должен получать от топ-менеджера этой компании подношения.

И вопросы, получается, есть к самому Сечину. Как часто он подобным образом задабривает госслужащих? Не провоцирует ли он их на получение взяток?

«Крутился в каком-то бессмысленном хороводе бюрократическом, получал какие-то подарки и сам их делал. Пытался выстраивать отношения, лицемерил», – каялся в последнем слове Улюкаев. Как-то даже подозрительно быстро раскаялся в игре по правилам чиновничьей системы. Возможно, сыграла роль вторая – поэтическая сторона натуры. Продолжать писать стихи он обещает и в неволе.

Какое же значение имеет это дело для всей страны? Зампред комитета Госдумы по противодействию коррупции Анатолий Выборный (ЕР) оптимистичен.

– Это сигнал: подобного следует ожидать каждому. Никто не думал, что посадят человека такого уровня. Закон начинает быть единым для всех. Общество получило надежду жить в правовом государстве, – сказал депутат «Собеседнику».

Скоро увидим, действительно ли дело Улюкаева запустит антикоррупционный маховик или останется редким эпизодом межэлитных войн.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №48-2017 под заголовком «Восемь лет без права на колбасу от Сечина».

Теги: Коррупция, Улюкаев, "Роснефть"

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания