Новости дня

23 февраля, пятница















22 февраля, четверг






























Северная Корея: Что скрывается за железным занавесом?

«Собеседник» №44-2017

25 млн северокорейцев все как один держат кулачки за идеи чучхе? // Фото: Global Look Press
25 млн северокорейцев все как один держат кулачки за идеи чучхе? // Фото: Global Look Press

Что из себя в действительности представляет самая пугающая страна на планете под названием КНДР, узнал Sobesednik.ru.

Президент США Дональд Трамп во время азиатского турне предложил Японии закупить оружие для защиты от северо-корейских ракет. Страны также договорились оказывать максимальное давление на КНДР. Упрямые демонстрации Северной Кореи готовности отразить любой удар извне на этот раз могут обернуться большой международной проблемой, если не обменом ядерными ударами.

За экзотикой

КНДР – одно из самых закрытых государств мира. Хотя в последнее время туда потянулся туристический поток.

– Среди туристов я видел и американцев, и других иностранцев, – рассказывает Sobesednik.ru тележурналист Михаил Кожухов, побывавший в КНДР со съемочной группой в 2015-м.

– В основном люди ездят туда за экзотикой, – подтверждает кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований ИДВ РАН Константин Асмолов. – В КНДР нет нормальной индустрии развлечений, хотя сейчас там [последний раз ученый был в КНДР весной 2017-го – прим. ред.] пытаются строить туристические кластеры. Понятно, что при этом за туристами приглядывают, что с ними работают идеологически выдержанные гиды... Нередко приезжих селят в гостиницу, которая находится на острове посреди реки, так что просто погулять по городу не получится.

Мифы

Закрытость порождает множество мифов.

– Пересказывать «утки» можно бесконечно, – уверяет Асмолов. – Скажем, про показательные казни, включая недавнюю историю про расстрел из миномета и про то, что Ким Чен Ын лично кого-то сжег из огнемета. Или вот замечательная история про певицу, которую якобы вместе со всем оркестром расстреляли – за то, что они одновременно (!) снимались в порно и тайно хранили у себя Библию. Сейчас по США гастролирует девочка-перебежчица модельной внешности, которая рассказывает, что она чуть ли не сама видела этот расстрел... Но есть одна проблема. Та певица недавно была введена в состав ЦК Трудовой партии КНДР.

Насколько я знаю, провинившихся (партийных деятелей и других) отправляют в провинции на работу – кого-то комбайнером, кого-то директором лесопилки. И если они правильно себя ведут, у виновных есть шанс вернуть должность. Знаю такой случай. Один из членов их «Политбюро» вдруг исчез – где-то на полгода. Уверяли, что его расстреляли... Но потом он появился: кто-то из членов его семьи был застукан за южнокорейскими сериалами (в КНДР при этом спокойно смотрят индийские, очень много китайских, есть российские), он взял вину на себя, какое-то время работал на стройке, потом ему вернули статус.

Эксперт уверяет: все эти мифы – естественное следствие того, что Северная Корея рассматривается миром как «государство адского зла».

– Главный источник «уток» – перебежчики, – говорит Асмолов. – На их заявлениях во многом и строится картина жизни в КНДР. Между тем все эти истории надо сильно делить. Южнокорейские разведслужбы активно курируют перебежчиков, и если человек не хочет внезапно оказаться «северокорейским шпионом», он обязан рассказывать определенные вещи. При этом подавляющее большинство перебежчиков – отнюдь не диссиденты, а люди из пограничных провинций, которые бежали от экономической разрухи.

Перебежчики

– Недовольных мне увидеть не удалось, – признался Кожухов.

– Людей, перебравшихся с Севера на Юг, сейчас порядка 30 тысяч, – поясняет Амолов. – В Южной Корее они находятся на положении (если сравнивать с Россией) беженцев из Таджикистана. И отношение соответствующее (т.е. факт женитьбы на беженке из КНДР – стыдный, его скрывают). Это если говорить о большинстве перебежчиков, а не об отдельных вип-секретоносителях и не о тех, кто купил себе некий уровень жизни обязательством участвовать в пропагандистских мероприятиях. Между прочим ежегодно по нескольку сбежавших возвращаются. В КНДР их не расстреливают – их возвращение используют для пропаганды: человек совершил ошибку, был обманут, сбежал на юг, но понял, какой там ужас-ужас и вернулся на родину.

Жизнь в строю

Что происходит на самом деле в этой закрытой стране?

– Какие-то перемены там идут, – отмечает Кожухов. – Я видел и «Лексусы», и рестораны... Но там главным образом люди во френчах...
– В экономике внедряют нечто похожее на хозрасчет или семейный подряд, – объясняет Асмолов. – Голода в КНДР нет уже лет 15, страна обеспечивает себя продовольствием. Но пока это нижний уровень самообеспечения. Судя по ценам, которые я видел в универмагах, получаемых зарплат на жизнь хватает, но со скрипом. Впрочем, есть важная деталь: в КНДР остается государственная система распределения. Это не ужас-ужас, как принято считать. Просто в стране признаком работающего государства считают наличие пайков. Если же посмотреть на потребкорзину условного корейца, обнаружится – то, что он получает по карточкам, не самая главная и не самая заметная ее часть.

По рассказам Асмолова, продуктовые корейские магазины напоминают российские сельпо. Есть еще универмаги, похожие на наши провинциальные супермаркеты (в том числе по ассортименту). Большинство продающихся там товаров – собственного производства.

– В КНДР сейчас идет строительный бум, – продолжает рассказ эксперт. – Но деревенские дома нового типа и новостройки в столице, которыми корейцы гордятся, – это разный уровень качества жизни. Типовое жилье в провинции, рассчитанное на семью, – это дом, где две или три небольших комнаты, довольно простой санузел, ванны нет. Зато пол с подогревом. Дело в том, что классической системы отопления в КНДР вы не найдете. Традиционно это постройка, в которой дым из очага идет под полом.

А новые микрорайоны в Пхеньяне (в основном они для людей, имеющих отношение к науке) – это показатель статуса. Как и жилье, скажем, замминистра площадью в 150 кв. м – тоже показатель статуса. Есть квартиры образцовые, куда водят гостей, но в любом случае это не потемкинские деревни: по многим деталям быта было заметно, что в них люди и впрямь живут.

Провожатые нас уверяли: в тех местах, которые нам показывали, электричество круглосуточное. Но я в это не поверил. Хотя очевидно, что в КНДР пытаются переходить на разные источники энергии. В провинции много солнечных батарей, улицы освещены светодиодными фонарями. А в том деревенском доме, где мы были, на кухне висела инструкция по пользованию хранилищем на базе биогаза... Что же касается ситуации в среднем по Пхеньяну (если не брать элитные постройки), электричество дается периодами – по 4-5 часов утром и вечером.

Зачем они пугают бомбой

– У КНДР нет нормальных союзников. Россия и Китай, скорее, относятся к нейтральным, – дает расклад сил Константин Асмолов. – Кроме того, надо понимать, что Южная Корея официально смотрит на Север примерно так же, как Киев на Донбасс: Сеул считает КНДР временно утраченной территорией. У США с КНДР тоже дипломатических отношений нет: в свое время, когда Россия признала Южную Корею, речь шла о перекрестном признании, но американцы свою часть договоренностей не выполнили. И сейчас они отказываются от всех вариантов переговоров с Северной Кореей (даже если это попытка как-то оформить итоги корейской войны), потому что для них любой факт переговоров с КНДР означает их признание страны.

Ким Чен Ын видит у КНДР светлое атомное будущее
Ким Чен Ын видит у КНДР светлое атомное будущее // Фото: Global Look Press

С другой стороны, каждый год в Южной Корее проводятся не менее 20 военных учений, которые включают 300 тысяч человек. Как правило, они проходят в приграничной зоне и в ходе их отрабатываются наступательные действия. В КНДР традиционно воспринимают их как репетицию вторжения: ведь чтобы началась война, достаточно одного инцидента. В результате ежегодно мир наблюдает в регионе весеннее и осеннее обострение.

Обычно все развивается примерно так. Южане заявляют: собираемся проводить учения. Северяне возмущаются: эти учения обостряют ситуацию в регионе. Южане говорят: учения – их внутреннее дело, в отличие от КНДР, которой ООН запретила запускать ракеты. Северяне отвечают: при первых признаках провокации мы нанесем ужасный и могучий контрудар и превратим Сеул в море огня... Южане клянутся: на северокорейские провокации мы ответим не менее жестко и грозно…

Стороны обмениваются устрашающими заявлениями, но серьезных инцидентов не происходит, хотя на фоне учений южан северяне что-нибудь запускают... Впрочем, пожалуй, не меньше, чем северокорейских ракетных пусков было случаев, когда бомбардировщики США долетали до Кореи с Гуама и отрабатывали, по сути, атаку северокорейских объектов с применением ядерного оружия.

К слову, об армии, – добавляет эксперт. – Обычно говорят, что КНДР – на 4-м месте в мире по численности войск, а Юг – всего лишь на 6-м. И при этом забывают, что в абсолютных цифрах военный бюджет Южной Кореи в 27 раз больше, чем у КНДР, что говорит об уровне насыщенности армии Сеула современными техническими новинками. Ну и плюс к этому американская помощь...

Мир на грани?

Так почему же, если «обмен любезностями» между Севером и Югом столь традиционен, именно сейчас столь отчетливо сквозит ощущение неминуемого конфликта?

– Ситуация действительно меняется в худшую сторону, – объясняет Асмолов. – Ведь тренды, которые ведут к конфликту, никуда не делись. Соответственно, его вероятность возрастает. Есть несколько групп факторов, которые в той или иной мере кладут камешки на чашу весов с надписью «конфликт».

Главным образом это аргументы, которые можно назвать системными. Если претензии Северной Кореи на статус ядерной державы будут приняты, это будет означать, что мы живем уже совсем в другом мире, далеко не столь безопасном (напомню, один из главных факторов безопасности современного миропорядка – нераспространение ядерного оружия: есть лишь пять великих стран, которым атомную бомбу иметь можно, остальным – нет). В этом смысле северо-корейский казус дает не региональные, а мировые последствия.

Обычно КНДР обвиняют в том, что страна на каком-то этапе вошла в Договор о нераспространении ядерного оружия, а получив необходимые технологии, из него вышла. Это не совсем так. Любая страна имеет право выйти из Договора, если она является целью ядерного оружия со стороны другой страны: безъядерный статус означает, что против тебя не будут применять ядерное оружие. Между тем известно много документов, подтверждающих, что КНДР всегда оставалась в списке целей американского ядерного оружия.

Не забывайте еще один нюанс: в КНДР прекрасно помнят – переговоры ничем хорошим не заканчиваются. Было рамочное соглашение 1994-го (тогда еще был жив Ким Ир Сен), которое положило конец первому витку северокорейского ядерного кризиса. Тогда тоже был всплеск, и Клинтон так же, как сегодня Трамп, подумывал о военном решении. Но Клинтону сказали, что американцев погибнет 100 тысяч, а корейцев вообще непонятно сколько [если же военные действия начнутся сейчас, то, по подсчетам американских экспертов, в первые сутки возможного противостояния между США и КНДР может погибнуть 1,4 млн человек – прим. ред.], и он начал искать альтернативные варианты.

Помимо того, что США обязывались признать КНДР, в том соглашении было много пунктов. В частности, такой: Северная Корея замораживает ядерную программу. Но поскольку атомная энергетика для страны очень важна, Международный консорциум (в основном южно-корейцы и американцы) построят в КНДР две АЭС такого типа, что их нельзя использовать для военных нужд. А пока эти АЭС строятся, в страну будут поставлять мазут.

Конгресс США отказался ратифицировать соглашение. И получилось: раз КНДР его подписала, должна выполнять. А США могут и подождать... Потом умер Ким Ир Сен, и начали думать: КНДР развалится, так зачем вкладываться в крупные проекты? А когда Буш сменил Клинтона, то сразу заявил – зачем мы бесплатно и непонятно за что поставляем Северной Корее мазут? И прекратили его поставлять. А все кончилось тем, что КНДР обвинили в нарушении духа соглашения, хотя доказательств того, что Северная Корея все это время тайно работала над ядерной программой, на техническом уровне представлено не было.

В общем, исходя из всего вышесказанного, понятно, почему, с точки зрения руководства КНДР, другого выхода, как продолжать эти свои запуски, у страны нет: иные варианты чреваты еще большими проблемами. Ведь КНДР прекрасно выучила уроки последнего времени. Урок Ирака: Саддам Хусейн пускал инспекторов, пытаясь доказать, что у него нет оружия массового поражения. А в итоге услышал: если мы не нашли, значит, вы его хорошо спрятали. Урок Ливии: Каддафи свою ядерную программу сдал, и ему поначалу простили все (хотя по одиозности его режим, пожалуй, превосходил КНДР). И даже говорили: ливийский вариант мог бы стать альтернативой для Пхеньяна... Но где теперь Каддафи?

Ситуация осложняется и тем, что недоверие существует и с другой стороны, где тоже все идеи о перспективах договориться разбиваются об аргумент – это ужасный тоталитарный режим, кто сможет гарантировать, что он будет соблюдать обещания?

Что почем

Самая протяженная граница у КНДР с Китаем. Собственно, и влияние КНР на эту страну достаточно велико. Но внешнеторговые отношения у КНДР есть со многими странами, в том числе с Японией, ЕС и даже с «заклятым врагом» – Корейской республикой.

Граница с Россией у КНДР проходит недалеко от Владивостока и Находки. Доля РФ во внешнеторговом обороте КНДР невелика – чуть более 2%. В 2016-м экспорт из РФ составил 68,05 млн долларов: каменный уголь, техника, немного продуктов. Закупаем мороженую рыбу и, как ни странно – станки, электротрансформаторы, центрифуги, медицинскую аппаратуру (для хирургии и стоматологии, рентгеновское оборудование).

 

***

Материал вышел в издании «Собеседник» №44-2017 под заголовком «Корея: Север против Юга».

Теги: КНДР

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания