Новости дня

17 декабря, понедельник













































Страна во власти восставших масс: деды и пацаны Красного Октября

«Собеседник» №43-2017

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Sobesednik.ru предлагает вашему вниманию полемические заметки публициста Руслана Козлова о событиях 1917 года.

Хотелось бы понять: как те дни, потрясшие весь мир, отразились на нас нынешних. Откуда мы вышли – из гоголевской шинели или из ленинского френча? И есть ли у революции конец? 

С победой, товарищи!

Первые слова, публично сказанные Лениным после октябрьского переворота: «Революция, о необходимости которой все время говорили большевики, совершилась!» Тогда, в октябре 17-го, вождь поторопился. До победы революции было еще очень далеко – четыре кровавых года Гражданской войны. Зато сегодня, сто лет спустя, можно с полным правом констатировать окончательный триумф идеалов Великого Октября в РФ. Мораль тех, кто в 17-м и позже штурмовал, жег, грабил, гнал, убивал и добивал, претерпев некоторые трансформации, сегодня утвердилась в качестве единственно жизнеспособной морали. 

Ровно век страна находится во власти восставших «масс» и их достойных потомков, выделивших из себя квинтэссенцию морального уродства в виде ВЧК и всех ее последующих реинкарнаций. Были короткие периоды надежды – в начале шестидесятых, в конце восьмидесятых, – но они не привели к реальным переменам. И прежде всего – не привели к переменам в сознании «масс», воспринимающих аморальность как норму и как благо. 

Вождь Революции по-преж­нему возлежит в гранитном зиккурате в самом центре Страны Победившего Октября. И не потому, что к его мумии притерпелись, а потому, что он – на своем месте. Потому что так – правильно.

А кто оказался по результатам разных опросов лучшим из всех правителей? Товарищ Сталин. Правда, государственные заказчики опросов, кажется, сами смутились и, от греха подальше, подтасовали народное волеизъявление, выдвинув на первое место Петра I. 

Кто виноват – найдут

В преддверии столетия Великого Октября имела место некая имитация объективной оценки революционных событий – в паре-тройке обличительных выставок да в нескольких фильмах. Но пусть никого не вводят в заблуждение новоиспеченные блокбастеры про подлого Ильича, кровожадных чекистов и благородных белогвардейцев. Это всё – отрыжки перестроечных призывов к покаянию и воздаянию, это продукты жизнедеятельности мизерной прослойки «гнилой интеллигенции», как любил называть ее Ильич, а нынче более сочно именуют «дерьмократами» и «либерастами». «Массу» же, безусловно, устроит, если на экраны вернутся «нормальные» фильмы про «реальных» вождей и если рядом с памятниками Ленину и Петру восстанут из преисподней памятники Сталину, Дзержинскому и прочим Бериям. А как же, это ж наша история. 

Товарищи! Нет такого прошлого, которое не могло бы стать будущим! Особенно в нашем отдельно взятом вольере, где вопросу «что делать?» всегда предшествует вопрос «кто виноват?» А до «что делать?» руки уже не доходят, поскольку руки заняты увлекательными действиями с виноватыми: сначала указанием на них пальцами, потом сжиманием против них кулаков, потом обрушиванием кулаков на головы виноватых. 

Нынешний этап постоктябрьского развития вновь, как не раз уже бывало, имеет наклейку «патриотизм». Постичь формулу того, что сегодня в массовом сознании считается патриотизмом, несложно: всюду враги, давайте сплотимся и всем наваляем. Простая и ясная идеология дворовой кодлы. Но ведь и самые типичные представители «массы» выросли из «реальных пацанов» и остаются верны пацанским идеалам. 

История в пробке

Не так давно я наткнулся на замечательную энциклопедию русского патриотизма образца 2017-го – просто all in one какой-то!.. В мертвой пробке на Садовом я очутился позади гигантской кормы черного внедорожника, густо обклеенной всем, что дорого душе владельца и о чем он желает заявить нам, уткнувшимся в эту корму. 

Прежде всего, конечно, георгиевская лента, привязанная к заднему дворнику. Вот про нее давайте серьезно. Мой отец, прошедший всю войну, носил ее в наградной колодке вместе с другими лентами орденов и медалей. С детства я знаю, что это символ гвардейских частей. А еще раньше это была лента Георгиевских крестов – высшей воинской награды дореволюционной России. Какое право имели нынешние идеологи превратить ее в фенечку для айфонов, в украшение для собачьих ошейников и в такие вот грязные тряпки на черных джипах! И шире – в упаковочную ленту для хорошо промытых мозгов!.. Я как-то спросил у девушки, раздающей на заправке георгиевские ленты: что они означают? И вот что услышал: «Это в честь победы над Крымом». И мне уже страшно было спросить: какой победы?

Но вот и более конкретная победа: на черном задке джипа читаем сакраментальное «Спасибо деду за Победу!» И что важно, дед тут персонифицирован, он гордо топорщит усы. И это не кто-нибудь из «Бессмертного полка», а, само собой, он – товарищ Сталин. Удивляться, конечно, нечему. Побеждают всегда генералы, а терпят поражения всегда солдаты. Но речь не о том. Сталин здесь, потому что он – крутой пацан. В качестве вождя кодлы он не цацкался ни с кем, мочил, не разбирая, своих и чужих. Его, Сталина, и после смерти еще много лет боялись... Старые «Правды» с его портретами даже в семидесятых на помойку не выбрасывали – не дай бог, что ты! Тихонько в печках сжигали. 

И опять – к нашим баранам. Вот занимательная серия наклеек на заднем стекле. В стиле пиктограмм изображены трахающиеся человечки. Причем оба – мужского пола. Вместо голов у человечков – государственные флажки. На первой картинке у «верхнего» – серп и молот, у «нижнего» – свастика. На второй у «верхнего» – российский триколор, у «нижнего» – жовто-блакитный флажок, на третьей у «верхнего» – опять триколор, у «нижнего» – флажок звездно-полосатый. Просто ЕГЭ по новейшей истории! Надпись под картинками по-егэшному лаконична: «Можем повторить!» 

Итак, вот они – образы врагов, которых мы по нашим пацанским понятиям уже опустили, которых опускаем сейчас и которых мечтаем опустить в будущем… Откуда столько врагов развелось за последние годы? Ладно бы запрещенные ИГИЛы [ИГИЛ – террористическая организация, признанная экстремистской и запрещённая в РФ] да заклятые натовцы, а то ведь те, можно сказать, родные и близкие, чья дружба совсем недавно казалась вечной!.. Но правильнее будет вопрос не «откуда?», а «зачем?» Потому что кодла не может существовать без врагов, ведь авторитет «на районе» достигается только мордобоем. 

А вот еще – неприметная, но тоже любопытная штучка на черной корме: содранный с УАЗа и приклеенный сюда шильдик Patriot. Притом что джипяра – более чем импортный. То есть что получается – нашему чуваку в падлу ездить на сраной отечественной колымаге, поскольку это не по-пацански. И только шильдик с этой колымаги ему духовно близок, даром что он на латинице… Во какая каша в башке! Да тут еще мыть не перемыть! 

Оскар Уайльд назвал патриотизм «последним прибежищем негодяев». Про негодяев – это верно, только последним прибежищем его назвать нельзя. Потому что патриотизм – не цель, а средство негодяев. Разжигание оголтелой вражды вкупе с культом насилия – ступенька к тому миру, в котором они хотят жить – свои среди своих.

Кто там?

«…И если есть те, кто приходит к тебе, найдутся и те, кто придет за тобой». Когда в середине восьмидесятых были написаны эти строки, мы, наивные, думали, что имеются в виду какие-нибудь доживающие последние дни остатки кагэбэшной сволочи. Вот они придут, а мы уже не те. Мы им храбро скажем через дверь: «А катитесь вы, уроды…» И они, поджав хвосты, уползут окончательно подыхать… Ан нет – сюрприз! Не они придут. Народ придет. Собственной персоной. Остывшие на время, но опять наливающиеся огнем «массы». Ведь были в той же песне слова, вычеркнутые цензурой – «за красным восходом коричневый закат». Имелась в виду идентичность сталинского режима гитлеровскому. Но чем были бы эти два великих «тараканища», если бы их не несли на себе массы жаждущих крови «клопов»? 

…Когда-то потребовалось четыре года Гражданской войны, чтобы уничтожить «отжившую» мораль дореволюционной России. Сегодня «массам» опять найдется занятие – конечно, не столь хлопотное, поскольку поднявшие было головы недобитые «либерастические» ценности не успели окрепнуть за несколько перестроечных лет. Но тем более жестоким может быть добивание – виноватых-то нынче мало (не то что в Гражданскую), а попинать всем хочется! 

Короче, граждане-товарищи, «есть у революции начало, нет у революции конца». 

Роман Козлов

Материал вышел в издании «Собеседник» №43-2017 под заголовком «Деды и пацаны Красного Октября».

Теги: 1917 год

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания