Новости дня

18 декабря, вторник










































17 декабря, понедельник



Максим Шевченко: И обмен Савченко, и "каратели" – спектакль от олигархов


Надежда Савченко вернулась на Украину // Global Look Press
Надежда Савченко вернулась на Украину // Global Look Press

Sobesednik.ru поговорил с журналистом, членом СПЧ и наблюдателем за обменом пленными на Донбассе Максимом Шевченко о судьбах Савченко, Ерофеева и Александрова.

В среду, 25 мая, между Россией и Украиной состоялся обмен пленными. Надежда Савченко, осужденная в России на 22 года лишения свободы по обвинению в причастности к гибели двух сотрудников ВГТРК на юго-востоке Украины в июне 2014 года, была отправлена на родину. Украинцы же передали России Евгения Ерофеева и Александра Александрова, приговоренных украинским судом к 14 годам по обвинению в терроризме и ведении агрессивной войны.

Президент Украины Петр Порошенко уже вручил Савченко орден Героя Украины.

Пресс-секретарь президента РФ Владимира Путина Дмитрий Песков сообщил, что россияне Ерофеев и Александров прибыли в Москву. Они прилетели в аэропорт Внуково.

Президент Франции Франсуа Олланд подтвердил изданию «Коммерсантъ», что окончательные договоренности по поводу обмена пленными были достигнуты 23 мая во время телефонного разговора глав государств «нормандской четверки».

Журналист, член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Максим Шевченко, который наблюдал за обменом пленными на Донбассе в 2015 году, объяснил Sobesednik.ru, почему считает обмен пленными спектаклем и кому он был нужен.

Ожидаемый обмен?

Почему так неожиданно быстро и тихо состоялся обмен?

— Почему быстро и неожиданно? Только ленивый не говорил, что Савченко обменяют на «ГРУшников». С самого начала процесса Савченко все об этом говорили. Других версий практически не предполагалось, за исключением пропагандистских. От «кровавый путинский режим хочет угробить деву Майдана в тюремном борделе» до «прекрасный Путин все задумал и помилует ее в конце концов». Но доминирующая версия была, что ее обменяют на «ГРУшников», так и получилось.

Почему именно сейчас?

— Потому что у Порошенко дела плохи, очень плохи: скандал по «панамскому досье», коррупция чудовищная, которая превышает на порядок все, что было во времена Януковича, беспредел абсолютный. Это огромная помощь Порошенко со стороны Москвы и возможность поднять ему рейтинг — как один из вариантов. Второй вариант — Савченко член фракции Юлии Тимошенко. Думаю, что Юлия Владимировна тоже воспользуется сполна бонусом, тем более что она Москве тоже не чужой человек, несмотря на всю свою риторику, давний партнер «Газпрома», Виктора Степановича Черномырдина. Москву устроят и Порошенко, и Тимошенко во главе Украины, лишь бы не пришли люди, которые не связаны никак системно ни с Россией, ни с российским бизнесом и олигархатом.

Как воспримет обмен Запад?

Как этот обмен может сказаться на российско-западных отношениях?

— Будет огромное потепление. Савченко была пиар-занозой, никто всерьез не верил, что ее будут 20 с лишним лет держать в тюрьме. Естественно, что все были уверены, что и как. И сейчас все СМИ с удовольствием подчеркивают, что после разговора с Меркель и Олландом это случилось, что американцы здесь вообще ни при чем и даже не участвовали, их даже не называют.

Все это такой спектакль, который создан, чтобы мы верили, что правящие элиты действуют в наших интересах. Хотя правящие элиты за нашей спиной осуществляют сговоры, торговли, продают друг другу территории: крымчан — России, дончан — Украине, ну и так далее. Правящие элиты живут своей отдельной жизнью и народам дают через пиар-мероприятия картинку, что якобы их жизнь, их деятельность — забота о благе народов. Я считаю, что плохой мир лучше хорошей войны. Если эта война не имеет какого-то национального смысла. Тогда, конечно, война лучше, если она ведется в интересах народа. А если война тупо империалистическая за захват каких-то территорий, газопроводов и каких-то баз... Лучше мир, чем людей будут убивать.

Вы сказали, что обмен — необходимый шаг для Киева. А для Москвы есть в этом важность и польза?

— Нет никакого Киева, это спасение Порошенко. Вы не понимаете? Назначение Луценко генеральным прокурором в течение двух часов является очень тревожным знаком для режима Порошенко. Порошенко — ставленник Москвы, его заводы работали на территории России все это время. И с самого начала его всегда пытались спасти, перехватив инициативу у лидеров Майдана: Парубийя, Турчинова, Яценюка, чтобы их перехватил взявшийся из ниоткуда, как черт из табакерки, шоколадный олигарх Порошенко. Он прекрасно всегда договаривается с Москвой, хотя перед камерами топает ногой, стучит кулаком и грозно говорит на неродном ему украинском языке, потому что он сам из Тирасполя. Это грязный спектакль, о котором нас предупреждали классики.

Евгений Ерофеев и Александр Александров / Стоп-кадр передачи из YouTube

Дальнейшая судьба пленников

Что теперь будет с Савченко на Украине и с Ерофеевым и Александровым в России?

— Савченко будет героиней, Жанной д’Арк. Она сейчас пройдется по всем украинским ток-шоу, будет баллотироваться на пост президента наверняка, проедется по Конгрессу США и Европарламенту, ее везде будут встречать стоя, аплодисментами. Хотя на мой взгляд, Савченко — убийца, которая, насмотревшись американских фильмов, сначала поехала убивать иракцев в Ирак за деньги, а потом точно так же пошла на Луганскую и Донецкую область.

Но, как мы видим, вся эта «карательная операция» была просто сговором олигархов по обе стороны фронта. Все было по договоренности. И народное восстание, которое происходило на Донбассе под теми же лозунгами, что и Майдан в Киеве, задушено в крови, подавлено, а его настоящие вожди — Дремов, Мозговой убиты. Как киевский Майдан превратился в балаган, так и донецкое восстание превратилось в Савченко. На этом фоне почему бы не попиариться?

Что ожидает Ерофеева и Александрова? Их тоже можно в таком случае назвать убийцами, они же военные.

— Они вообще никого убить не успели, попали в плен прямо сразу, в отличие от Савченко, которая была наводчиком артиллерийского огня. Они военные, наемники, но не идейные же люди, а специалисты, которые умеют делать свое дело. Потом Донецк, Россия — очень близкие территории. Савченко же пошла в Ирак наемником, а Ирак и Украина, прямо скажем, не один народ, а Донецк и Ростовская область — один.

Будут ли здесь «ГРУшников» водить на телевидение, пиарить или попытаются замять эту историю?

— Судя по тому, что российская сторона все время отказывалась от того, что Ерофеев и Александров — ГРУшники, их передадут по военному ведомству, и я не думаю, что они будут выдающимися героями, потому что чего героического они сделали? Савченко голодала, играла свою роль вместе с Марком Фейгиным на пять с плюсом, а эти попались и с самого начала знали, что их обменяют, как и все, кто следил за этой историей, предполагали именно такой результат.

Максим Шевченко / Global Look Press

Постановка и реальность

Как происходят подобные обмены?

— Они происходят по законам максимального театрального действа. Вот у вас самолет Порошенко прилетает, взволнованный президент ходит, заламывая руки перед телекамерами, смотрит на часы, говорит «что-то не везут Наденьку нашу», вот журналист смотрит, как Савченко подъезжает на машине и ее сажают в самолет, вот ее обнимают в салоне самолета перед телекамерами. Короче, весь этот балаган продолжается, потом ее привозят в Киев, где толпа восторженных и восхищенных черно-красно знаменных и жовто-блакитных людей ее встречает. Ее качают на руках, она рыдает, произносит речь, ну и так далее. Что касается «ГРУшников», я так понимаю, они уже в Москве с утра. Как мы видим, никакого парада во Внуково нет. Каждая сторона решает свои задачи этого спектакля.

Не «театральные», настоящие обмены как происходят?

— Не постановочные обмены проходят тихо, как обменяли Абеля на Пауэрса, например. Тихо-тихо, только спустя 20 лет сняли фильм «Мертвый сезон». Привозят людей куда-то с завязанными глазами, оставляют, говорят: «Иди и не оборачивайся». Они идут, видят, что с противоположной стороны идет такой же человек. Молча. Благородные люди кивнут друг другу, понимая, что оба солдаты. А потом попадают в объятия своих товарищей, и их начинают еще проверять и перепроверять, не перевербовали ли их в плену. Так происходят настоящие обмены.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания