Новости дня

17 декабря, воскресенье






























16 декабря, суббота















Депутат Госдумы: Россия может дать Ассанжу политическое убежище


Джулиан Ассанж // John Stillwell / Global Look Press

Может ли Россия приютить основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа, Sobesednik.ru узнал у депутата ГД Леонида Калашникова.

Ранее Sobesednik.ru писал о готовности основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа сдаться британской полиции в том случае, если рабочая группа ООН по незаконному лишению свободы одобрит решение шведского суда о его аресте.

По последним данным, в ООН всё-таки признали незаконным лишение Ассанжа свободы. Однако поздравлять знаменитого журналиста пока рано. Недавно премьер-министр Британии заявил, что вердикт рабочей группы ООН не является юридически обязывающим, а посему создатель WikiLeaks, как и прежде, может быть арестован, едва покинет посольство Эквадора в Лондоне, где он получил политическое убежище ещё в 2012 году.

Отметим, что российские власти всегда выражали Джулиану Ассанжу своё сочувствие. Несколько лет назад, например, президент РФ Владимир Путин назвал арест журналиста противоречащим принципам демократии, а глава комитета ГД по международным делам Алексей Пушков охарактеризовал Ассанжа как борца с системой.

Sobesednik.ru решил выяснить, как далеко может зайти Россия со своими симпатиями к основателю WikiLeaks. Не станет ли, например, поддержка Ассанжа «нашим ответом Чемберлену» на обвинение Лондона в адрес российских депутатов по делу Александра Литвиненко? Об этом мы поговорили с первым заместителем председателя комитета Госдумы по международным делам, членом КПРФ Леонидом Калашниковым.

— Как будут развиваться события вокруг Ассанжа?

— Я думаю, что Джулиан Ассанж ещё вчера вечером знал, что рабочая группа ООН примет решение в его пользу, поэтому и заявил об этом. Вряд ли он бы заявил об этом в расчёте на добрую волю, которую он почти три года ждёт. Решение рабочей группы, скорее всего, будет в пользу Ассанжа, но оно является рекомендательным. Дальше последует определённая реакция Министерства внутренних дел Великобритании: вполне может быть, что он выйдет на свободу.

Тем более что политическая острота спала. Даже выяснилось, что шведские силы правопорядка не требовали его высылки и даже не собирались предъявлять ему обвинения — они хотели его просто допросить по тому поводу, который у них возник. Но это уже юридические тонкости. Думаю, Ассанж сам не выйдет до тех пор, пока ему не будут поданы сигналы из МВД Великобритании.

Леонид Калашников / Страница депутата в "ВКонтакте"

— Неужели потом он сможет вздохнуть спокойно? Он же опасается, что его могут экстрадировать в США.

— Могут, куда угодно могут, но что ж теперь — сидеть всю жизнь и прятаться? Решать как-то надо проблему, поэтому он её пытается решить.

— Вы согласны с тем мнением, что Ассанж — диссидент?

— Ну конечно, а кто ж он ещё? Он начал бороться с системой, которая явно вошла в противоречие с правами человека. Он такой же диссидент, как и тот, который находится у нас — бывший работник спецслужб Сноуден. Они работали не за деньги, не за интерес, а за то, чтобы привнести какие-то те демократические ценности, которые они считали возможным привнести в нашу жизнь. Они видели, что это [ценности] не просто подвергается эрозии, а используется в таком двойном контексте — для врагов одно, а для друзей другое... Да даже и для друзей эта прослушка [США] существовала — во Франции и Германии, как оказалось. В этом смысле он настоящий политический диссидент и борец.

— У русских, как говорится, щедрая душа можем ли мы ему как-то помочь? Может, дать ему политическое убежище?

— Да всё мы можем. Конечно, можем.

— Это целесообразно?

— Если [Ассанж] обратится за помощью, мы должны будем ему оказать такую помощь. А целесообразно это или нет — это уже другой вопрос. Будет день, будет пища. Я же не экстрасенс, чтобы предрекать. Сидит себе в другом посольстве — пока не в российском же. Сидел бы в российском, я бы вам предрекал.

— Зачем влезать в чужие дела, вы хотите сказать?

— Ну да.

— А почему британцы влазят в наши дела? Они же ваших коллег в убийстве Литвиненко обвиняют.

— Обвиняют. Ну и что дальше?

— А мы не можем ответить им таким образом?

— Мы можем и должны ответить им в рамках той информационной войны, которая ведётся. Но вы же меня сейчас спрашиваете про Ассанжа. Если он попросит у нас политическое убежище, мы ему его предоставим. Но как мы должны противостоять британцам — это другой вопрос. Ассанж не британец. Что сейчас притягивать за уши?

Нужно использовать все методы борьбы, которые сегодня нам предоставляет в том числе информационное поле. Но это очень длинный разговор — надо потратить минут тридцать, чтобы рассказать, что мы должны сделать: от Россотрудничества до снятия фильмов, от работы с соотечественниками до русского языка и Russia Today.

Вы как-то странно, наскоком решили у меня узнать всё, что Россия должна сделать? Или только про то, что Россия должна Ассанжу дать вид на жительство? Или что?

— Может быть, использовать его в этой информационной войне?

— Это пусть те, кто борется на этом информационном фронте — пусть думают, спецслужбы в том числе.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания