Новости дня

11 декабря, понедельник










































10 декабря, воскресенье



Турция сделала новый шаг к войне с Россией?


Эрдоган готовится к новой попытке сосредоточить всю власть в Турции в своих руках // Global Look Press

Sobesednik.ru обсудил с политологами попытки президента Турции фактически ввести в стране диктаторское правление.

Президент Турции Реджеп Таийп Эрдоган недавно сделал заявление о необходимости принятия новой конституции. Политик хочет ввести президентскую форму правления, в то время как сейчас Турция является парламентской республикой.

Бывший друг российского руководства сделал очередной шаг к авторитарной форме правления? Чем для отношений с нашей страной обернется усиление Эрдогана? Был ли сбитый российский самолет частью циничной политической игры? Каковы шансы на успех? Ответы на эти вопросы — в материале Sobesednik.ru.

Чего добивается Эрдоган?

Турецкий лидер уже неоднократно призывал изменить конституцию и инициировал референдумы о переходе на президентскую форму правления. Эксперты сходятся во мнении, что Эрдоган не скрывает своих целей и хочет стать авторитарным диктатором.

Политолог Михаил Захаров вспоминает некоторые факты из биографии политика, акцентируя внимание на его политической борьбе со сторонниками идеологии Кемаля Ататюрка — приверженцами республики и сторонниками светского государства:

— Для Эрдогана вопрос укрепления личной и власти и власти Партии справедливости и развития — это вопрос политического выживания. С самого начала 2000-х он, строго говоря, взял курс на укрепление своей власти и позиции партии и, соответственно, на ослабление позиций кемалистов, в особенности кемалистов в армии. Всю вторую половину ХХ века армия играла в Турции роль стабилизирующего фактора и являлась предохранителем от усиления исламистов. Военные трижды устраивали переворот после победы исламистов на выборах, причем едва ли не анонсируя переворот в газетах. Причем последний раз военные добились смещения исламистов в конце 90-х — относительно недавно, уже на памяти Эрдогана. Его серьезной победой в борьбе с военными и контролируемым ими Советом национальной безопасности был так называемый «заговор тупиц», в ходе которого ряд высокопоставленных военных и бывших военных были отправлены под суд. Затем собственно был проведен и первый референдум об изменении Конституции (это было в 2010 году), значительно усиливший позиции Эрдогана. Однако в мае 2013 года взбунтовалась столичная молодежь — на площади Таксим начались антиправительственные выступления. Причем поддержку антиэрдогановским силам оказывают не только военные кемалисты и их партии, но и радикальные исламистские проповедники, и «исламские интеллектуалы» во главе с Фетуллахом Гюленом, — отмечает эксперт.

Генеральный директор Центра политического анализа Павел Данилин считает, что руководитель Турции постарается в ближайшее время осуществить конституционную реформу, для страны же президентская республика станет шагом назад:

— Усилия Эрдогана направлены на то, чтобы осуществить эту конституционную реформу. Эрдоган не скрывал своих целей — что хочет стать всевластным президентом — и действительно последовательно движется к этому. Для Турции данный стиль правления будет означать шаг назад. Это перечеркнет все усилия, которые были направлены на установление парламентского формата правления.

А возможна ли эскалация конфликта Анкары с Москвой при усилении личной власти Эрдогана? Теоретически президент с широкими полномочиями может пойти на дальнейшее обострение отношений — вплоть до войны.

Павел Данилин исключает возможность ухудшения отношений России и Туриции, эксперта больше пугают возможная нестабильность и гипотетические неблагоприятные изменения в политике государства:

— Не думаю, что отношения между Россией и Турцией будут дальше деградировать, здесь гораздо хуже другое — Турция перестанет быть стабильным государством, которым она являлась на протяжении практически целого века. Дело в том, что именно парламентская форма правления позволяет учитывать разницу межнациональных отношений, разницу межкультурных связей, разницу политических элит. Именно парламентская форма правления сдерживала все эти противоречия. Президент будет скорее диктатором с авторитарными полномочиями — для Турции это нехарактерно, это чревато взрывом. Кроме того, у Турции не останется перспектив войти в Евросоюз.

Павел Данилин / er.ru

Приказ о перехвате российского самолета — одно из звеньев в цепочке, ведущей турецкого президента к неограниченным полномочиям? Михаил Захаров считает, что опытный политик Эрдоган скорее использовал случай с самолетом для привлечения дополнительных политических дивидендов. Свидетельствует в пользу неожиданности этой ситуации и неоднородная реакция правительства на этот инцидент:

— Не надо мерить Турцию российскими реалиями последних двух лет. Атмосфера напряженности играет на руку Эрдогану, он пытается ее использовать. Но само по себе турецкое общество и турецкие политические силы довольно серьезно разделены по принципу «за/против исламистов». Стамбул и туристические провинции традиционно голосуют против исламистов, за светские партии, поддерживаемые военными. Они вряд ли так же хотят сплотиться вокруг Эрдогана и его партии. Другое дело, что в обстановке терактов их можно пытаться запугать и привлечь колеблющихся лозунгом сильной руки. Но, полагаю, что инцидент с российским самолетом — лишь один из многочисленных попыток игры мускулами с целью такой консолидации. Больше того, вполне вероятно, что ответ России — довольно резкий и жесткий — просто не был до конца просчитан политически, потому реакция турецкого руководства на этот счет довольно нервная и непоследовательная (от «мы не позволим» для внутреннего пользования до вполне четких призывов к России «давайте жить дружно»). Не ожидали в Анкаре и, мягко говоря, прохладной реакции НАТО на инцидент. Но повторюсь — это лишь один из десятков последовательно выстраиваемых Эрдоганом кейсов, с точки зрения населения даже, вероятно, не самый главный. Скажем, наличие в стране нескольких миллионов сирийских и иракских беженцев является проблемой никак не меньшей, нежели подмораживание отношений с Россией.

Публицист Леонид Радзиховский не верит в то, что инцидент был подстроен специально:

— Можно, конечно, так считать, но скорее тут воспользовались последствиями. Но я далек от такой забористой конспирологии — якобы самолет сбили в расчете на реакцию России, чтобы «русским тараном» проломить свою Конституцию. Словом, цинично воспользовался — да! Но что Эрдоган изначально «сбивал» свою Конституцию — нет, не думаю. Сбивали они все-таки русский самолет. Это как предположить, что теракт в Беслане сделали для того, чтоб отменить выборы губернаторов.

Леонид Радзиховский / Youtube

Павел Данилин предполагает, что инцидент может оказать влияние на изменение политического строя в Турции со всеми вытекающими последствиями:

— Кризис может повлиять на ситуацию. Мы теперь не можем предсказать, как пройдут следующие выборы внепланово на фоне этого кризиса.

Шансы на успех

На данный момент у Эрдогана нет парламентского большинства. Каковы шансы его партии на успех? Приведет ли он страну к авторитарной диктатуре? Эксперты сомневаются в его победе.

Михаил Захаров обращает внимание на кажущуюся прочность позиций турецкого лидера:

— Положение Эрдогана остается не слишком прочным, и нынешнюю напряженность в регионе (не только в смысле конфликта с Россией, но и в плане активизации курдов, актов террора по всей Турции, гражданской войны в Сирии и даже Йемене) он активно использует в том числе для укрепления режима своей власти. На непрочность позиций Эрдогана указывает и ряд громких коррупционных скандалов последнего времени в турецком руководстве, в том числе обвинения касались и семьи нынешнего президента Турции. Парламентская республика не дает ему оснований чувствовать себя спокойно — избиратели могут рано или поздно отвернуться, придется создавать коалиционный кабинет или вовсе уходить от власти, что даст военным возможности для проведения своих реформ, которые Эрдогану вряд ли понравятся.

Согласен с такой постановкой вопроса и Павел Данилин. Политолог обращает внимание на отсутствие нужного большинства у сторонников Эрдогана в парламенте: вполне возможен сценарий, при котором он проиграет:

— Вообще произошла консолидация парламентских сил на фоне российско-турецкого кризиса, шансы у него [Эрдогана] есть даже без проведения дополнительных выборов, — признает эксперт. — Но я надеюсь на то, что в парламенте возобладают рациональные чувства. Несмотря на превосходство Эрдогана, он все же не имеет большинства, необходимого для проведения реформ, и ему придется проводить новые выборы. Не берусь предсказывать их результаты, но вполне возможно, что Турция откажет Эрдогану, — заключает Данилин.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания