Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Леонид Гозман: Эрдоган отмороженный. Так похоже на Россию...


Владимир Путин и Франсуа Олланд в Кремле // Global Look Press

Не нож в спину, а война. Sobesednik.ru обсудил с Леонидом Гозманом встречу Путина и Олланда на фоне конфликта с Турцией.

26 ноября в Кремле состоялись переговоры президента России Владимира Путина и французского лидера Франсуа Олланда.

По словам президента Франции, стороны договорились обмениваться разведывательными данными в Сирии, координировать свои действия против террористов и бомбить только позиции ИГИЛ, избегая ударов по группировкам, которые тоже воюют с джихадистами.

Владимир Путин, в свою очередь, заявил, что сирийская армия при поддержке российской авиации усилила удары в том месте, где 24 ноября турецкий истребитель F-16 сбил бомбардировщик Су-24.

27 ноября, как писал Sobesednik.ru, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пообещал незамедлительно ответить в том случае, если российский ЗРК С-400 собьёт турецкий самолёт, залетевший на территорию Сирии. «Конечно, это будет агрессия по отношению к нашему праву на суверенитет, для государства естественно защищать это право», — сказал Эрдоган.

О переговорах России и Франции, а также о взрывоопасной ситуации вокруг Су-24 Sobesednik.ru поговорил с политиком, президентом фонда «Перспектива», членом Комитета гражданских инициатив Леонидом Гозманом.

— До чего договорились?

— Судя по опубликованному в СМИ, они не договорились ни о чём. Комментарии предельно пессимистичные и от наших представителей, и от представителей президента Франции. Боюсь, что это неудача. Но хорошо, что хоть разговаривают пока.

— А зачем Олланд вообще приезжал?

— Они пытаются не столько скоординировать наступательные операции по этим отморозкам [по позициям запрещённой в РФ террористической группировки ИГИЛ — ред.], сколько предотвратить войну, которая, по-моему, становится всё ближе и ближе. Войну не с ИГИЛ, а мировую войну.

— Думаете, поступок Турции — «нож в спину», как сказал Путин — приведёт к войне?

— Войны именно так и начинаются — по чуть-чуть. Шажок, ещё шажок, а потом, глядишь, и поздно и никто не понимает, как весь этот ужас начался. Мне кажется, что ситуация предельно опасна.

— Говорят, на Западе уже засомневались, нужна ли Турции НАТО или не нужна. Неужели из-за неё будут воевать с Россией?

— Структура НАТО — это их проблема. Не Турция, так что-нибудь другое [стало бы причиной войны]. Это же проявление общей тенденции. [Президент Турции Реджеп Тайип] Эрдоган, конечно, отмороженный. Он ведёт политику «духовных скреп», традиционных ценностей, он опирается на самые архаичные районы: столицы — и Стамбул, и Анкара — против него. То есть это очень похоже на то, что происходит у нас. Но дело же не в Эрдогане и не в действиях Турции.

Проблема в том, почему мы всё это допустили. Ведь Турция несколько раз предупреждала, что она будет сбивать наши самолёты, если они будут нарушать их границы. Мы решили не обращать на их слова внимание. Это как если бы вы оставили дверь в машину распахнутой, а у вас сумку украли. Конечно, виноват вор, который у вас украл, но вы тоже виноваты. О чём вы думали, когда оставили сумку в машине и ушли?

Меня больше волнует не Турция, а мы. Почему мы не обращали внимание на то, что нам турки говорили? Почему так свысока относились к этим предупреждениям? Почему мы не прикрывали свой бомбардировщик после того, как турки нас предупредили? Нож в спину — это неправда. Это было бы так, если бы у нас было соглашение о том, что мы иногда нарушаем границы, потому что там такая роза ветров и такой сложный рельеф, что чистая правда, а они бы потом наш самолёт сбили. Ну а так какой нож в спину? Они нам говорили: «Будем сбивать». Мы на это положили.

Леонид Гозман / Страница Гозмана в Facebook

— Теперь Турция резко стала нашим врагом. А что, наше руководство раньше не знало, например, о том, что турки покупают нефть у ИГИЛ?

— Выяснилось, что у них помидоры с пестицидами, и мясо у них плохое, и детская одежда вредна для детей. И всё это стало известно после того, как был сбит наш самолёт. Это позорное, анекдотическое поведение. Так нельзя себя вести. Если помидоры были вредны, значит, нельзя было их покупать. Если помидоры хорошие, а мы не хотим их покупать из-за ситуации с самолётом, значит, должно быть такое заявление. Мол, правительство РФ считает так и принимает такое решение. С этим решением можно не соглашаться, но это понятное решение. А так это унижает достоинство нашей страны.

— То же касается и грузовиков с нефтью, фотографии которых показывал Путин?

— Если ты знал об этом, тогда чего ты обнимался с Эрдоганом на открытии мечети [в сентября Путин, Эрдоган и палестинский лидер Махмуд Аббас присутствовали на церемонии открытия мечети в Москве]? И почему вообще с ним так дружил? Почему не «наехал» на него за то, что он финансово поддерживает ИГИЛ? Или это всё враньё, придуманное только сейчас? В любом случае это недостойно великой державы.

— По словам Олланда, они с Путиным договорились о том, что будут наносить в Сирии авиаудары только по позициям ИГИЛ. Получается, Путин признал, что мы бомбили не только ИГИЛ, но и так называемую умеренную оппозицию?

— Это интерпретация Олланда. Путин, наверное, скажет, что мы как бомбили джихадистов, так и будем бомбить джихадистов. Дальше возникает вопрос: а кто такие джихадисты? Вот, например, эти туркоманы — сирийские туркмены, на территории которых упал наш бомбардировщик. Турки говорят, что они нормальные люди, противники [президента Сирии Башара] Асада, мы их поддержим. А мы говорим, что бомбили террористические группировки. Это же вопрос определений. А так получается, что тот, кого мы бомбим, тот террорист — вот и всё. Мы определяем через это. Я не хочу сказать, что позиция западных держав безупречная — она разная, естественно. Но наша позиция выглядит предельно неубедительно.

— Так можно ли говорить о какой-то единой коалиции против ИГИЛ с участием России?

— Пока, к сожалению, это не просматривается. Совершенно понятно, что есть коалиция 40 или 60 держав, а есть наша коалиция с Ираном. Понятно, кто к кому должен вступать. Там есть коалиция, там есть согласованные действия разных вооружённых сил, разведок и так далее. Это всё уже существует. А тут мы говорим, что сделаем всё иначе. Это неубедительно. Меня всё это не радует. Я бы хотел, чтобы моя страна вела себя иначе, поскольку эти джихадисты действительно враги рода человеческого.

Другие материалы по теме читайте на странице Турция.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания