Новости дня

15 декабря, пятница






14 декабря, четверг







































Дмитрий Орешкин: Сплотит ли трагедия в Париже Россию и Запад?

«Собеседник» №45-2015

Барак Обама и Владимир Путин на саммите G20 в Анталье // Global Look Press

Колумнист Sobesednik.ru Дмитрий Орешкин о попытках России и Запада объединить силы в борьбе с ИГИЛ в Сирии.

Как будут развиваться отношения России и Запада после бойни в Париже, возможно ли сплочение на фоне общей террористической беды? Мой ответ – и да, и нет.

Поясню. Логика подталкивает к тому, что Россия должна сейчас быть вместе с цивилизованным миром. И попытки к этому видны. Но частные интересы властной верхушки в России, на мой взгляд, противоречат такому объединению. Ведь цивилизованность предполагает сменяемость власти, контроль за ней и за монополиями. А наша власть хочет сохранить свое привилегированное положение и не желает никакой конкуренции.

В долгосрочной же тенденции Россия, преодолевая сопротивление власти, все равно будет вливаться в цивилизованный мир. И рано или поздно туда вольется.

Трудность в том, что тысячелетия существует фундаментальное противостояние в мире – цивилизация против варварства. Цивилизация – это оседлость, культура, строительство городов и т.д. В варварстве же доминирует кочевое восприятие жизни: пришел, завладел благами цивилизации.

Сегодня варварство персонифицировано – экстремальным исламом. И в мире проведена отчетливая линия: либо ты на стороне варварства, либо – на стороне цивилизации.

Дмитрий Орешкин / Russian Look

И казалось бы, очевидная вещь – что Россия в этом противостоянии должна быть на стороне цивилизации – в реальности оказывается далеко не так уж и очевидной. Потому что Россия минимум на три поколения выпадала из цивилизованного потока. Ведь, в сущности, идеи равенства, которые проповедовал марксизм-ленинизм, это разновидность варварства. Ведь цивилизация всегда несправедлива: город не равен периферии. А варварство не может этого принять. Между тем по этим правилам СССР пытался жить 70 лет. И поэтому неудивительно, что сейчас (когда надо определяться, с кем быть) у России возникает внутреннее противоречие. С одной стороны, ясно, что надо вместе бороться с персонифицированным варварством (в лице ИГИЛ, запрещенного в России). С другой стороны, за долгие 70 лет есть привычка считать Запад врагом. Отчасти это заставляет искать поддержку в том самом варварстве (в частности, Россия в Сирии опирается на Асада).

Вот и получается, что в рамках борьбы с экстремистским исламом мы пытаемся находиться в разных системах одновременно.

Другие материалы по теме смотрите в рубрике Сирия.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания