Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Никита Смагин: Почему теракты, как в Париже, еще повторятся


Новые теракты предотвратить будет сложно // Global Look Press

Почему разведка не сумела предотвратить теракты в Париже 13.11, объясняет эксперт Sobesednik.ru политолог Никита Смагин.

Трагедия в Париже стала очередным громким событием, обращающим наше внимание на одну из самых серьезных угроз безопасности в современном мире – исламистский терроризм. Оставляя за скобками очевидные утверждения о том, насколько ужасна гибель полутора сотен невинных людей, хотелось бы на этом примере разобрать, почему такие акты агрессии вновь и вновь происходят во всем мире.

Франция обладает одной из лучших разведывательных служб в Европе. Кроме того, не вызывает особых сомнений и уровень компетенции местных правоохранительных органов. Тем не менее эти силы не в состоянии предотвратить все теракты, которые периодически сотрясают эту европейскую страну.

Ключевой проблемой Франции и других государств, борющихся с джихадистами, является определение потенциально опасных элементов в мусульманской общине. Десятки, а может быть и сотни тысяч людей в одной только Франции каждый день заходят на экстремистские сайты, читают салафитскую литературу и с интересом изучают террористический опыт исламистов во всем мире. Возможностей для слежения за каждым из них нет ни у одной разведки мира. Телефонные разговоры, переписка в интернете, личное общение друг с другом – все это содержит информацию о потенциальных угрозах. Обработать весь этот поток данных невозможно, даже учитывая активное использование современных технологий правоохранительными органами.

В условиях ограниченных ресурсов силовые структуры любой страны стремятся производить точечную слежку за наиболее подозрительными элементами. Таким образом предотвращаются многие теракты. Но далеко не все.

Практически всегда, когда происходит крупный террористический акт, выясняется, что в поле зрения разведывательных служб страны этот экстремист ранее уже попадал, но в тот момент его не сочли достаточно опасным для углубления слежки. Так, к примеру, было с автором взрывов на Бостонском марафоне Тамерланом Царнаевым, имя которого до этого включили в списки повышенного внимания ФБР и ЦРУ. И вопрос здесь отнюдь не в преступной халатности, а просто в недостаточном количестве ресурсов, чтобы следить за каждым шагом всех подозрительных элементов.

«Вы не сможете нас разделить» / Global Look Press

Этот аспект усугубляется тем, что сегодняшний мировой джихадизм совсем не обязательно предполагает наличие связей между различными группировками. Борьба с "неверными" террористическими методами – идея, которая может быть исполнена в абсолютно автономном режиме. Посмотрите на Израиль, где радикалы из палестинской среды, реагируя на призыв джихадистов в соцсетях, просто берут ножи и атакуют случайную жертву из числа евреев на улице. Здесь нет структуры и организации, которые можно накрыть полицейской облавой.

Не стоит также забывать и про то, что в террористической среде хватает сообразительных людей, которые работают над усовершенствованием своих кровавых методов.

В Париже мы увидели, что террористический акт совершался в несколько волн, различными способами в разных частях города. Сначала две бомбы взорвались у входов на стадион Stade de France в 21:15 по местному времени, а через 25 минут прогремел третий взрыв. Затем другая группа террористов около 22:00 по местному времени обстреляла бары и рестораны на улицах в центре Парижа. После этого нападавшие ворвались в концертный зал Bataclan. Все это способствовало тому, что полиция не могла сконцентрироваться на одном участке и, оцепив его, быстро нейтрализовать угрозу. Приходилось снова и снова реагировать на новые проявления насилия в нескольких частях города.

Жители Парижа, скорбящие по жертвам теракта / Global Look Press

Разумеется, спецслужбы всех стран делают разбор ошибок после террористических актов, чтобы предотвратить их повторение. Это приносит свои плоды, значительно снижая вероятность взрывов или иных атак на излюбленные цели джихадистов, вроде аэропортов или вокзалов. Однако все дыры залатать невозможно, поэтому у террористов остаются весьма обширные возможности для применения насилия.

Успешность террористической деятельность и борьбы с ней напрямую зависят от количества желающих совершать такие акты насилия. Сегодняшнее число подобных людей в мире не позволяет говорить о вероятном устранении этой угрозы. Вопрос же о стремлении исламистских радикалов применять подобные методы борьбы лежит в области идеологии и мировоззрения, к которой спецслужбы прямого отношения не имеют. А так как изменение настроений в среде радикальных мусульман вопрос сложный, а процесс очень медленный, нам, увы, остается констатировать, что в обозримом будущем теракты будут вновь происходить, а силовые структуры любой страны не в состоянии закрыть все бреши в области безопасности гражданского населения.

Другие материалы о трагедии во французской столице смотрите в рубрике Теракты в Париже.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания