Новости дня

12 декабря, четверг

























11 декабря, среда



















Почему ислам довел до терроризма и бойни в Charlie Hebdo

22:06, 11 января 2015

Недаром появилось высказывание: «Ислам — это не религия, а образ жизни» // Russian Look
Недаром появилось высказывание: «Ислам — это не религия, а образ жизни» // Russian Look

События в Charlie Hebdo во Франции вызвали вполне ожидаемое оживление дискуссии вокруг исламистского фундаментализма.

Взаимоотношения мусульман с остальным миром остаются центральным религиозным вопросом в масштабах всего земного шара. Начало нового года холодным душем выводит из оцепенения зимних праздников, надавливая на болевые точки нерешенных мировых проблем.

[:rsame:]

Общие особенности

У большинства религий существует сложная догматическая часть, с одной стороны, и значительно упрощенное и порой искаженное ее восприятие обществом — с другой. Несмотря на то, что второе является непосредственным производным от первого, именно то, как понимают религию в своей массе ее приверженцы, является ключевым для понимания и объяснения поведения представителей того или иного течения. Иными словами, не так важно то, что написано в Библии или Коране, как то, что выносят для себя христиане и мусульмане при их прочтении и вообще насколько часто они их читают. Так, тот факт, что большинство нынешних христиан Европы настоящую Библию либо не читали никогда, либо почти не читали, для определения роли религии в их сегодняшнем поведении гораздо важнее непосредственного содержания «книги книг».

Как правило, в религии в первую очередь люди воспринимают не догматическую, а обрядовую часть. Вспомните раскол в православии при патриархе Никоне. Реформы имели целью упорядочить все обряды, и именно это вызвало костры «русской инквизиции», массовое возмущение людей и многотысячную иммиграцию сторонников «истиной веры». Казалось бы, какая разница — крестишься ли ты двумя перстами, тремя перстами, когда догмы остаются прежними. Но нет, когда речь касается религии, рациональные толкования не действуют.

Ислам в этом смысле исключением не является.

Особенный ислам

Ключевой чертой религии Мухаммада, притягивающей к ней последователей со всего мира, является относительная (это слово необходимо подчеркнуть) простота ислама для восприятия обывателя.

[:same:]

С одной стороны, никто не будет докучать вам сложными для понимания догмами, навроде единства Бога в трех обличиях. Так, переход в мусульманство является крайне простой процедурой — достаточно при свидетелях произнести вслух слова шахады: «Нет бога кроме Аллаха, а Мухаммад его посланник». В этом и заключается основополагающая догма, отличающая мусульманство от других религий. Когда в VIII веке знамя шахады достигло берегов Испании, большинство несших его на себе кочевников-арабов не умели читать и все их знания о новой религии, которую они исповедовали все лишь в первом или втором поколении, составляла упомянутая простая формула. В определённой степени подобное положение справедливо и теперь.

С другой стороны, обрядовая сторона мусульманства наоборот крайне разнообразна, глубока и последовательна. Недаром появилось высказывание: «Ислам — это не религия, а образ жизни». В день правоверный делает намаз (молитву) пять раз, причем каждую в четко определённое для этого время, которое подсказывает муадзин, оглашая с минарета призыв на молитву. Омовение перед намазом совершается в строгой последовательности. Поза молитвы, положение рук также подпадает под четкие правила. Помимо обрядов при непосредственном обращении к Богу на базе ислама составляются нормы шариата, которые в идеале должны заменять собой все законы и порядки в государстве. Здесь уже речь идет о быте мусульманина в мельчайших подробностях, начиная с допустимых видов еды и способов ее приготовления и заканчивая одеждой, нормами брака и видами работы, достойными мусульманина.

Коран мусульмане не только регулярно читают, но и учат наизусть. Однако в плане понимания истинного смыла слов пророка все не так просто. Во-первых, Коран написан в VII веке согласно языковым нормам арабского языка того времени и является непростым чтением даже для продвинутых носителей языка. Во-вторых, эта книга в значительной степени метафорична, что порождает разночтения в трактовках.

Ислам и глобализация

Любая значительная культура стремится к экспансии. Она проникает в интересующие ее сегменты жизни и навязывает там свои порядки. Это относится и к Римской империи, и православной Российской империи, и индийской цивилизации, и исламскому миру и так далее. Беспрецедентных успехов в масштабе земного шара за последнее столетие на этом поприще добилась западная цивилизация, распространение которой получило название глобализации.

Одним из ключевых преимуществ ценностей Запада является толерантность. Проникая в общество, без сомнения привлекательные идеи свободы слова, прав человека, демократии и многие другие не вступают в конфликт с местными религиями и обычаями. Затрагивается исключительно светская сторона и публично декларируется: мы несем добро, и нам совершенно не важно, в кого вы верите и какие костюмы вы носите. При этом идейная привлекательность сопровождается распространением вполне осязаемых продуктов Запада, включая кроссовки Nike, рестораны McDonald’s и новые гаджеты от Apple. Более того, оставаясь мировым технологическим центром, Запад и другие страны приспособил производить и распространять свою культуру. Перед такой машиной устоять невозможно.

[:rsame:]

Глобализация несет в себе как объективные плюсы, так и очевидные минусы. Об этом можно рассуждать, однако с этим нельзя ничего сделать. На сегодняшний день никто ничего ей противопоставить не может, и с этим смирились. Запад в своей повседневности готовы терпеть и китайцы, и индийцы, и даже русские. Все в общем и целом принимают глобализацию, кроме мусульманского мира.

В чем же дело? Ответ кроется в особенностях ислама и глобализации. Западный образ жизни и ценности изменяют бытовую сторону жизни, а именно на приверженности традициям в этой сфере и зиждется мусульманская религия. Айфоны, соцсети, поп-музыка и западные фильмы — всё это не более чем коммерция для одних, но именно она на своих плечах несет другой образ жизни, а, следовательно, и угрозы существования исламу в его нынешнем состоянии. Основатель Исламской республики Иран Имам Хомени говорил: мы не опасаемся западных армий, но мы опасаемся западных университетов. Однако сегодня университет для проповедования прав человека и равноправия женщин с мужчинами не требуется — достаточно зайти в интернет.

Хотелось бы подчеркнуть, что традиционный уклад глобализация разрушает во всем мире, однако именно ислам всецело зиждется на бытовой, многовековой и фундаментальной традиции, без которой в сегодняшнем виде он решительно не может существовать. Это и порождает то, что называется столкновением цивилизаций. Мусульманство борется за свое существование.

По этой причине в Иране, Пакистане и других странах вводятся ограничения на использование интернета. По этой же причине радикальные головы, которых в любом обществе предостаточно, начинают верить исламистским проповедникам, существование которых, в свою очередь, делается возможным при различной трактовке священного писания.

Террористическое меньшинство

Значит ли всё это, что все мусульмане потенциально опасные террористы? Разумеется, нет. В связи с французскими терактами раздаются голоса о том, что мусульманская община должна решительно осудить теракты и дистанцироваться от них. Однако разве это уже не произошло? Я был в Египте, Иордании и Марокко, а сейчас нахожусь в Иране. В каждой из этих страны приверженцы ислама абсолютно одинаково отвечают на вопрос о террористах: это не настоящие мусульмане. Аналогичного мнения придерживается и большинство мусульман в России.

[:same:]

Однако в исламе нет единой религиозной иерархии, как и нет абсолютных авторитетов среди ныне живущих. Реальность, увы, сильнее заявлений мусульманских улемов о мирном исламе и позиции большинства мусульман.

Другими словами, пока исламский мир решительно сопротивляется интеграции в глобальный мир, видя в нем собственную угрозу, объективные противоречия будут выталкивать радикальные элементы в уже сформировавшееся исламистское поле. Айфонами и интернетом большинство мусульман все равно пользуются, а решительные противники изменений ничего эффективнее терактов не придумали.

Так как глобализация не управляется дядей Обамой и тетей Меркель, а является абсолютно объективным процессом, то изолировать эти страны полностью как изнутри, так и снаружи не представляется возможным. В этой связи Запад может быть заинтересован только в том, как найти способ безболезненно интегрировать в глобальный мир исламские страны. Если, конечно, этот вопрос имеет решение.

Истинные угрозы

Сам по себе исламистский терроризм не представляет настоящей угрозы западным ценностям и культуре. Десятки или даже сотни убитых людей на улицах европейских или американских городов — это, конечно, ужасно, но, да простят меня гуманисты, не критично в масштабе страны и уже тем более мировой культуры. Конечно, это порождает панику и страх, но, как показывает практика, всё это быстро улетучивается вместе с приходом новых новостей.

Очевидно, что нынешнее отношение к человеку в западной культуре не может принять такую позицию. Ценность жизни — одно из главных и объективно положительных достижений Запада. Однако самому существованию этих ценностей, как и вектору глобализации, терроризм противопоставить ничего не может.

Тем не менее реальная угроза Европе существует, но она скорее лежит в совершенно другой плоскости.

[:rsame:]

Современные мусульмане обладают одним абсолютным преимуществом перед европейцами — рождаемостью. Число приверженцев ислама растет год от года, причем главная причина отнюдь не в том, что жители Земли массово принимают веру Мухаммада. Во всех же странах Европы существует проблема естественной убыли населения. Старение и уменьшение населения порождает дефицит трудовых ресурсов, который восполняется за счет притока иммигрантов, значительное число которых приезжает из Северной Африки и является мусульманским.

Сегодняшняя Европа и ее порядки — это прежде всего европейцы. Они носители западной культуры, и их уже не переучишь. Однако если приверженцы традиционных мусульманских ценностей начнут составлять ощутимую часть европейского электората, то шансы на то, что соответствующие популисты среди политиков пойдут им навстречу, гораздо выше, чем при сегодняшних взрывах и стрельбе. Рост числа мусульман неизбежен так же, как неизбежно уменьшение числа коренных европейцев. Вопрос здесь только в том, удастся ли раньше Европе интегрировать своих мусульман в европейскую культуру или мусульманам в массе интегрировать ислам в Европу.

Кстати, подобные перспективы ожидают и Россию. Сегодня количество мусульман в РФ в районе 15% от общего числа населения. Ситуация с рождаемостью также, мягко говоря, не в пользу русских. По подсчетам демографов, уже через десять лет количество мусульман по отношению к приверженцам остальных религий может достигнуть 20%. И это без учета миграции из стран ближнего зарубежья!

Иными словами, перспективы того, что в обозримом будущем каждый четвертый, а то и третий россиянин будет приверженцем ислама, совершенно реальны. В этой связи хотелось бы обратиться к радикальным националистам и сторонникам «русского мира»: из кого же и как вы собрались строить свою нацию, господа?

Рубрика: Политика

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^