Новости дня

14 декабря, четверг



















13 декабря, среда


























Александр Белов-Поткин: Финляндия не страдает от санкций РФ – она лишь боится новой аннексии


Покупатели в супермаркете // Global Look

Ответ России на санкции США и ЕС, выразившийся в ограничении ввоза продовольствия, повлек за собой целую вереницу событий: в финской компании Valio прошли обыски якобы в рамках уголовного дела, хотя СМИ пишут о концерне исключительно в связке с санкциями; Финляндия готовится к возможному закрытию воздушного пространства для авиаперевозок; Александр Лукашенко заявляет о поддержке РФ.

Российский политик Александр Белов-Поткин уверен, что скандалом с финским молочным гигантом последствия продуктовых санкций РФ не ограничатся, а окончание дипломатической войны возможно только при одном условии.

– В офисах финской компании Valio, продукция которой попала под продуктовые санкции России, в Санкт-Петербурге проходят обыски. Согласно следственным данным, обыски проходят в рамках уголовного дела. Как вы думаете, насколько вероятна связь факта обыска с недавними продуктовыми санкциями России и эмбарго на продукцию финской компании?

– Я думаю, в данном случае, скорее всего, имеет место случайность, потому что о том, что ограничения России на ввоз продовольствия из США и ЕС будут введены, стало известно не так давно, тут неделя практически прошла. А следственные органы, конечно, имеют возможность вынести любое решение о проведении обыска где угодно. Надо просто посмотреть, что будет написано в постановлении, и по дате будет понятно, связано ли это или не связано. Постановление должно находиться в распоряжении компании Valio.

Я думаю, что здесь, скорее всего, имело место больше случайное совпадение, чем целенаправленное давление на компанию Valio. Просто нет смысла оказывать какое-нибудь давление, если им просто запретили ввозить продукты.

– Ранее появилась информация о том, что после ограничений России на ввоз продовольствия из США и ЕС Финляндия начала подготовку к возможному закрытию воздушного пространства России для западных авиаперевозок. А как закрытие воздушного пространства скажется на России?

– Небольшие потери будут в финансовом плане, потому что компании стран, которые организуют авиаперевозки, поставляют финансы. Но это может быть совершенно незначительно, потому что финские перелёты не такие уж масштабные.

В целом, можно говорить о том, что сама по себе Финляндия очень либеральна и всегда воспринимает диктаторские выходки для себя с большой тревогой, потому что Финляндия находится в непосредственной близости к России. И в ходе истории подтверждалось неоднократно, что Россия может найти какие-нибудь спорные территории и попробовать откусить какой-нибудь кусочек. В связи с этим Финляндия очень страдает от продуктовых санкций России не по их факту – она очень болезненно относится к тому, что Российская Федерация проводит активные внешнеполитические мероприятия, потому что боится новой аннексии и территориальных претензий.

– Поэтому со стороны Финляндии это просто защитные меры на ограничения России на ввоз продовольствия из США и ЕС?

– Это не защитные меры против продуктовых санкций России, скорее показательные меры. Финляндия, на самом деле, если так посмотреть, с середины XX века проводила очень тонкую политику. И это единственная страна, которая находилась в непосредственной близости от Советского Союза со своей границей, не была оккупирована советскими войсками. Все конфликты финляндскому руководству удалось разрешить дипломатическим путём.

– Какие еще негативные последствия продуктовых санкций идут для России?

– Смотрите, здесь непонятно, почему ограничений России пришлись на ввоз продовольствия из США и ЕС, почему удар был нанесён именно по продуктам. Как я понимаю, по экономике Европейского Союза эти санкции не очень сильно ударят. Знаете, это больше похоже на поговорку «Назло родителям – по-детски глупо».

Дело в том, что, если, например, запретить ввоз алкоголя – тут понятно. Во-первых, тут ограничивается достаточно большой объём, во-вторых, это не вредно хотя бы для собственного населения.

В ситуации, когда Российская Федерация по некоторым видам товаров на 100% пользуется импортом, причём, Европейского союза, например, оливковое масло (пропадёт оно или этот момент удастся разрешить, непонятно). И зачем вводить эти санкции? Непонятно.

Кроме того, не все страны Евросоюза высказываются отрицательно по отношению к действиям России на Украине. Та же Греция – практически ничего не делала плохого, но её это почему-то тоже касается.

То есть смысл подобных действий логически непонятен и больше похож на эмоциональный шаг руководства страны, не оправданный ни экономически, ни политически. Он более направлен на внешние успехи и PR-акцию.

В дальнейшем в любом случае ввод продуктовых санкций нанесёт конкретный удар по бизнесменам, ухудшит ситуацию с доверием европейских бизнесменов к Российской Федерации. И о том, что говорят об улучшении инвестиционного климата, следует забыть. Будет отток капитала из Российской Федерации, поэтому в целом – только негатив.

– Положительных моментов ограничений России на ввоз продовольствия из США и ЕС вы полностью не наблюдаете?

– Нет. Во-первых, когда Путин в оправдание продуктовых санкций России начинает говорить, что мы дадим вздохнуть нашему производителю, мы всё сделаем, – это полная ерунда. Почему? Ну, чтобы было понятно, для сельскохозяйственного предприятия минимальный цикл – год, по животноводству – три года. Необходимо вкладывать деньги, финансировать. Вот он это сделал, а потом санкции уберут, ввоз на импорт будет открыт, зачем же тогда делать это? Это плохо.

Если поднимать сельское производство, нужно делать программу, поднимать её, следить за ней, преференция должна быть постоянно. А так – это мёртвому припарка, одни негативные последствия, ничего положительного я не вижу.

– В связи с этим, может быть, будет в ближайшее время отход от этих продуктовых санкций России?

– Здесь не может быть чётких прогнозов по последствиям ограничений России на ввоз продовольствия из США и ЕС – только время. Я бы не хотел быть пророком и рассказывать о том, что ещё не просчитано. Всё зависит, по большому счёту, от упрямства конкретного персонажа – Владимира Владимировича Путина.

Либо он говорит: «Ничего страшного, пускай потерпят, у нас много ещё, как говорится, зелёной травы», либо ряд вышестоящих людей ему скажет: «Да ты что, Владимир Владимирович, люди кушать хотят, мало ли взбунтуются».

То есть, зависит всё от одного конкретного человека. Больше никаких других объяснений действиям, чёткого плана, рассказы о признаках, которые говорят о необходимости изменения санкций – ничего не имеет большого значения. Всё зависит от упрямства одного конкретного человека.

– Президент Белоруссии Александр Лукашенко сообщил о том, что поддержит Россию во введении ограничений на ввоз продовольствия из США и ЕС: поскольку у нас единая таможня, товары, на которых наложено эмбарго, не будут пропускать в Россию. Мы может говорить о поддержке Белоруссией России?

– Ну, на самом деле, необходимо подождать до тех пор, пока его заявления реализуются в какие-нибудь конкретные действия, потому что в последнее время президент Белоруссии хочет усидеть на двух стульях: и не поссориться с Украиной, и угодить России. Нужно смотреть, что он на самом деле будет делать.

– Может ли быть в свете продуктовых санкций России возможен реэкспорт под видом белорусских товаров?

– В общем-то, с одной стороны, это возможно. Но, с другой стороны, по большинству позиций за год это невозможно сделать. Даже наладить линии просто по упаковке чего-либо, того же сыра Valio из Финляндии, невозможно. Требуется месяц-два – длительный процесс: создание упаковочных баз, договора, оплаты. Массово это сделать будет очень сложно.

Но, кстати, Белоруссия в отличие от Российской Федерации, даже если ограничения России на ввоз продовольствия из США и ЕС будут более жесткими, более легко их переживёт, чем наше государство, потому что в Белоруссии доля импортного продовольствия потребляется меньше, чем в России. Во-вторых, они затовариваются собственными продуктами питания в отличие от, например, России – молочная продукция и ряд других позиций. Поэтому реэкспорт в этом плане может быть выгодным, потому что у них не нарушена система хозяйства, которая создавалась ещё в Советском Союзе. А в России она давно разрушена.

– После введения ограничений России на ввоз продовольствия из США и ЕС, Евросоюз собирается отговорить Америку «кормить» Россию. Как вы думаете, на какие рычаги будет в первую очередь давление?

– Дело в том, что большинство так называемых латиноамериканских компаний поставляют свою продукцию не только в Россию, но и в страны Европейского Союза. В связи с этим нужно оценить, где доля сбыта у этих компаний больше. Потом есть доля политического давления – государства латиноамериканские сильно зависят от американских и европейских инвестиций. Вряд ли Россия, даже несмотря на продуктовые санкции, способна инвестировать экономику латиноамериканских стран, говорить об этом сложно.

Кроме того, не нужно забывать о том, что латиноамериканские страны – страны испаноговорящие, которые входят в союз Латинских государств, где главенствующее место занимают члены Европейского союза Испания и Португалия. То есть связи политические очень крепкие в этом отношении и направлении.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания