Новости дня

18 сентября, вторник













































Валерий Хомяков: Слова сепаратистов "Россия нас бросила" подтверждают причастность РФ к войне


Russian Look
Russian Look

Президент Украины Пётр Порошенко 9 июля заявил о готовности к проведению переговоров с юго-востоком Украины, но не с главами самопровозглашённых республик, а с представителями простых жителей. В то же время заместитель главы администрации президента Украины Валерий Чалый сообщил, что Киев не собирается разговаривать с Луганской и Донецкой народными республиками, а министр иностранных дел Украины Павел Климкин рассказывает о проведении переговоров только в присутствие наблюдателей ОБСЕ.

Почему от политических представителей страны, в которой в настоящее время развернулся кризис, исходят такие противоречивые комментарии? Кто должен быть главным участником переговоров? Об этом нам рассказал генеральный директор Совета по национальной стратегии, политолог Валерий Хомяков.

— Министр иностранных дел Украины Павел Климкин заявил, что Киев готов начать диалог с представителями востока Украины. Как Вы думаете, почему?

— Вопрос только — с кем они будут их вести? Я уверен, что с сепаратистами они не собираются вести переговоры. Не знаю, как это логически будет выстроено, потому что, по-моему, тот же Климкин или Порошенко заявил, что они могут вести переговоры только в составе четырёхсторонней комиссии.

Поэтому я считаю это нормальным ответом, я думаю, что Киев, с одной стороны, заявляет о готовности вести переговоры, а с другой стороны, ведёт вполне успешную антитеррористическую операцию. Остался Донецк — там, конечно, проблемы будут, потому что Донецк — это всё-таки не Славянск, это достаточно крупный город. Тем не менее, само заявление вполне разумно, вполне нормально.

— Но Пётр Порошенко — об этом Вы упомянули — ведь заявил о готовности вести переговоры не с Пушилиным и Бородаем, а с реальными представителями юго-востока, то есть с простыми жителями. В то же время заместитель главы администрации президента Валерий Чалый заявил, что они не намерены вести переговоры с представителями республик. Как вы думаете, откуда такой разнобой во мнениях?

— Я думаю, что всё определяет президент Пётр Порошенко. То, что кто-то из его чиновников говорит одно, а он другое — может быть. Но по Конституции он определяет внешнюю политику, именно Порошенко. Поэтому это именно его непосредственная зона ответственности.

В данной ситуации попытка выстроить какую-то логику о том, что в украинском руководстве существует какой-то раскол... Да нет там никакого раскола. Их объединил юго-восток: пока там существуют такие проблемы, украинская власть в значительной степени консолидирована.

Посудите сами: какой смысл в переговорах, если советник министра внутренних дел заявил, что примерно через месяц будут взяты ЛНР и ДНР? А по-другому не бывает. Одно другого не исключает. Переговоры могут вести на тему самоопределения, как и кто будет определяться на юго-востоке. Кто будет определяться? Бабушка какая-нибудь в Донецке? Там должны выбрать переговорщика, который получит мандат, который и будет вести переговоры.

Я даже думаю, что Порошенко может вернуться к тому, что он говорил в предвыборной кампании. То есть — устроить выборы. Выборы руководителей Донецкой и Луганской областей. Тогда появится переговорщик, легитимный переговорщик, потому что с Бородаем (он российский гражданин, какое он отношение имеет к Украине, какие с ним могут быть переговоры?) разговоров не будет.

Поэтому я думаю, что есть логика в переговорах и, скорее всего, их проведут. А с другой стороны, будет продолжена операция, она сейчас начинает действовать более эффективно, началась другая стадия операции по части уничтожения главарей этих самых сепаратистов. Это беспокоит и Пушилина, на которого множество было совершено покушений, и Бородая, который чувствует себя очень некомфортно.

— А кто может воспрепятствовать проведению переговоров?

— Никто. Только Россия, потому что Запад говорит: «Да, мы тоже считаем, что нужно договориться. Потому что мирные жители, как бы аккуратно ни проводилась операция, всё равно будут гибнуть. Никуда от этого не деться, к сожалению». А в России пока совершенно непонятная стратегия.

Даже так: она понятная, но она подковёрная. Как гражданка Украины оказалась в воронежском СИЗО? [Прим. «Собеседник.ру»: 9 июля Следственный комитет РФ задержал Надежду Савченко, украинскую лётчицу, по подозрению в пособничестве в убийстве журналистов ВГТРК.] Это захват иностранного гражданина на территории иностранного государства. По крайней мере, под это попадает, если верить сообщениям наших СМИ и украинских.

— В таком случае Российская Федерация должна участвовать в переговорах?

— Российская Федерация должна не только участвовать в переговорах, но и должна — к чему её давным-давно призывают — постараться помочь украинской власти ограничить ввоз оружия на территорию Украины. А оружие основное наверняка поставляется отсюда, от нас, ведь об этом, собственно говоря, великий полководец по фамилии то ли Гиркин, то ли Стрелков в своё время сказал: «Мы без помощи России и месяца не продержимся». Если вспомнить недавний скандал сепаратистов с другим, очень великим, нашим политиком и политологом по фамилии Кургинян, которому в Донецке предъявили претензии: «Ты что приехал? А где оружие?»... То, что сепаратисты вопят «Россия нас бросила», лишний раз подтверждает причастность РФ к войне.

Своеобразное ноу-хау: вроде бы Россия туда не отправляет ни военных, но, по крайней мере, этим наполнен весь интернет и не только. Я это знаю по тем знакомым, которым иногда звонят и говорят: «А вы бы не хотели поехать на Украину?» Звонят вполне официальные люди из военкоматов и структур, которые занимаются ветеранами афганской и чеченской войн. Эти люди, которым структуры звонят, воевали в десантных войсках. Судя по всему, эту партизанскую войну затеяли мы там. И это не гражданская война, а война России с украинским руководством. Не более того.

— Ради чего, по-Вашему?

— России очень, как мне кажется, важно представить всему миру, Западу в первую очередь, что Украина — недогосударство, Украина — искусственное государство, что это ненадёжный партнёр во всех отношениях, Украина — ненадёжный партнёр в транспортировке газа на территорию Европы через свою территорию. Логика в последнее время чётко прослеживается.

Последнее заявление Путина о том, что необходимо отменить решение о вводе войск на Украину, вполне нормальное и разумное решение. Нечего нам там делать. Но с другой стороны, опять-таки, оружие туда идёт, граница дырявая? Проникают туда люди из идеологических соображений или просто деньги зарабатывать? Такая логика ни к чему хорошему нас не приведёт.

На Украине много нормальных людей, это страна с большой историей, большой культурой, это наша совместная история. Но, тем не менее, когда есть желание продемонстрировать, что наш сосед дурной, это неизбежно ведёт к изоляции нашей страны, к дальнейшим санкциям. Я не исключаю, что в ближайшем, обозримом будущем могут быть и секторальные санкции, если мы не сделаем «работу над ошибками».

Но у Владимира Путина нет такой традиции, чтобы он когда-то признавал свои ошибки. Что-то я не помню, чтобы он когда-то сказал: «Да, я ошибся». Ельцин признавал ошибки — не очень популярный президент в конце исполнения своих обязанностей, конечно. А у Путина этого нет. На вопрос одного журналиста в своё время он сказал: «Нет, я нигде не ошибся».

А в итоге... Я о российской власти говорить вообще не хочу, меня не беспокоит то, какие у них будут проблемы. Меня больше беспокоит то, какое к нам, к россиянам, к русским, отношение, ведь на Украине к нам относятся всё хуже и хуже. Меня беспокоит, что этот экономический разрыв между Россией и Украиной ударил серьёзно по военно-промышленному комплексу. Когда Дмитрий Рогозин говорит о том, что мы найдём какое-то замещение, вырывается смех. Где ты найдёшь замещение? В Китае? Ну, значит, ни одна ракета не взлетит. Качество китайских товаров нам общеизвестно.

Поэтому такое неприятное для нас развитие событий. В итоге получается сценарий, как говорится, «кто посеет, тот и пожнёт». В своё время освободят Донбасс, а куда люди с оружием денутся? Сбегут к нам на территорию с оружием люди, которые уже вкусили крови, и что они будут дальше делать? Это должно вызывать вполне обоснованную тревогу. И пока я не вижу, что наше руководство об этом серьёзно задумывается.

Но будем опять страдать мы, обычные граждане. Потому что в Донецкой области беженцы уезжают, а квартиры занимают, отбирают машины. «Вылезай из машины, отдавай ключи и уезжай», — говорят, наставив автомат. Ну, что это, кому-то нравится? Не уверен.

Поэтому сейчас, в Донецкой области по крайней мере, наблюдаются изменения. Пару месяцев назад была мнимая надежда на то, что Россия примет в свои объятия Донецкую так называемую республику и Луганскую. Но теперь этого нет. Они говорят: «Не надо нам этого ничего с вашим государством». Причём в Крыму так же думают, люди не в восторге от того, за что они проголосовали в марте этого года. И всё это ведёт к самым негативным сценариям, которые я говорить не буду, дабы не накаркать.

— Простите, а машины и квартиры отбирают кто? Ополченцы?

— Их некоторые называют ополченцами. Я их называю террористами.

— Как Вы думаете, а США и Евросоюз как-нибудь могут помешать переговорам?

— Они мешать не собираются. Они заявили, что они за переговоры. Так зачем им мешать, когда они откровенно и открыто говорят — проводите переговоры, договаривайтесь.

Вопрос опять же — с кем договариваться? С Бородаем? Никто с ним не будет договариваться, он никто там, в том же Донецке. Со Стрелковым? Он тоже наш, российский гражданин. Никто не будет. Поэтому в данной ситуации мы должны ожидать последующих санкций, я думаю, от США и Евросоюза и, может быть, Японии. И всех вытекающих отсюда для российской экономики последствий. И когда наши «ура-патриоты» или пенсионеры будут жаловаться, что они пенсий не получают или получают не проиндексированные пенсии (их обещали проиндексировать, но не проиндексировали), тогда эти «ура-патриоты» почитают хотя бы внимательно нашу историю — ту, которая была 100 лет назад при Николае II. Императора тогда, после объявления войны с Австро-Венгрией и Германией чуть ли не носили на руках, а через пару лет в него разве что не плевали. И история, к сожалению, Россию ничему не учит. И раз не учит, мы бегаем по кругу и вляпываемся.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания