Новости дня

17 декабря, воскресенье

































16 декабря, суббота












Кирилл Кабанов: Сердюков и другие не несут полной ответственности, потому что они — элита


Кирилл Кабанов // Кадр YouTube

9 июня главная военная прокуратура РФ закрыла уголовное дело о халатности против бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова, в котором было два эпизода: о строительстве силами Минобороны дороги к базе отдыха «Житное» и о перевозке военной авиацией мебели и газонной травы на эту базу. Первый эпизод якобы нанёс государству ущерб в размере 56 миллионов рублей, а второе — свыше 5 миллионов.

В итоге на основании амнистии бывшего министра обороны, которая была объявлена в честь 20-летия Конституции, следствие приняло решение о прекращении уголовного преследования, а 9 июня появилась информация о том, что с этим согласились и представители военной прокуратуры РФ.

О том, было ли это закономерно и вернётся ли экс-министр обороны Анатолий Сердюков в политику, рассказал нам глава Национального антикоррупционного комитета, член Совета по правам человека при Президенте РФ Кирилл Кабанов.

— Главная военная прокуратура утвердила решение следствия не только о прекращении преследования Анатолия Сердюкова по амнистии, но и о закрытии всего уголовного дела, в котором бывший министр обороны был фигурантом. Как Вы можете это прокомментировать?

— Что же здесь удивительного, если об этом с самого начала говорили? Что Анатолий Сердюков максимально мог получить, об этом говорили — это условное наказание, либо попасть под амнистию.

— Вот он и попал под амнистию. Но как Вы думаете, это было предсказуемым исходом этого громкого дела?

— Это всё закономерно, потому что подобная история связана с так называемым элитным правосудием, которое, кстати, появляется во всём мире. Мы понимаем, что Сердюков и другие российские политические фигуры не несут в полном объёме той ответственности, которая есть, потому что они относятся к политическим элитам. И многие считают, что [им] достаточно лишения всего и устроения массовой порки, а общество считает по-другому.

Для общества является показателем дело и, по большому счёту, любое общество требует некого жёсткого правоприменения к представителям политических элит. Это всё так было, есть и будет. Но нашли лазейки по поводу амнистии, амнистировали, хотя задавался вопрос о законности, на который ответили, что всё было совершенно законно. Единственное — у нас эту процедуру невозможно обжаловать общественными усилиями/ Поэтому было принято такое решение, оно было абсолютно закономерно.

— Для нашей власти есть выгода от освобождения экс-министра?

— Нет. Я бы сказал даже, больше политических рисков возникает в связи с прекращением уголовного преследования.

— Каких рисков?

— С одной стороны, по линии общественного восприятия. А вот по линии внутриэлитной — это такая форма (прекращение уголовного преследования бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова), которая нигде не нарушается.

— Как Вы думаете, Сердюков вернется в политику?

— Я думаю, что нет. По объективным причинам — потому что к нему однозначное отношение общества. В том числе и внутри элит.

— В будущем дело против Евгении Васильевой будет закрыто или нет?

— Я думаю, что пока оно будет продолжаться.

— Адвокат Анатолия Сердюкова опроверг информацию о том, что прокуратура согласилась полностью закрыть дело экс-министра. Но в то же время заявил, что никаких уголовных дел против Сердюкова сейчас не расследуется: якобы Следственный комитет имеет право закрывать дела. Проясните, пожалуйста, кто имеет право закрывать дела — прокуратура или Следственный комитет?

— Естественно, дело прекращается постановлением следователя. Исключительно такая система. А прокуратура, в свою очередь, может опротестовать или не опротестовывать данное решение.

— То есть закрыть дело прокуратура не может, если до этого, согласно заявлениям адвоката Сердюкова, дело уже было закрыто?

— Ну, а как же закрыть? Следователь же выносит постановление. Вот он его вынес — и всё, значит, дело закрыто. Тут другого пути нет.

— Тогда с какой целью вновь всплыла эта информация о закрытии прокуратурой дела, а потом очередное опровержение?

— Вы знаете, очень сложно, очень сложно понять, какие общественные процессы могут участвовать в данной истории. Даже не только общественные, а общественно-политические процессы. Нужно разбираться.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания