Новости дня

24 октября, вторник












23 октября, понедельник
































Павел Салин: Вторжение в Крым - это сенсация даже с учетом того, что российские войска уже все контролировали


Смена власти на Украине произошла совсем недавно, однако за столь короткий срок новая Верховная рада успела принять значительное количество государственных решений. Многие из них являются неоднозначными. Но насколько противоположными им являются заявления российских властей о готовности ввести в Крым свои войска?

Прокомментировать первые шаги новой украинской власти, а также обострившуюся обстановку в Крыму мы попросили директора Центра политологических исследований Финансового университета Павла Салина.

 Одним из первых решений новой власти стало постановление «О предупреждении проявлений сепаратизма», ставшее ответом на волнения в Крыму. Проблему это не решило. Кажется даже, что постановление лишь усилило эти сепаратистские настроения.

 Я склонен думать, что принятие такого антисепаратистского постановления было вторичным фактором, спровоцировавшим события, которые происходят сейчас в Крыму. Даже если бы это постановление или подобное ему принято не было, Крым все равно возмутился бы. Основным раздражителем, стал, на мой взгляд, сам факт прихода «майдановцев» к власти в стране. Русскоязычному населению Крыма не нравится то, что новая Рада намеренно дистанцирует Украину от России, многие действия новых властей говорят об этом.

 Разрешение на ввод российских войск в Крым, полученное накануне Владимиром Путиным от сенаторов, накалило обстановку. Некоторые из экспертов предрекают войну. Разделяете ли вы эти опасения?

 Пока есть ощущение, что этот конфликт не перерастет в войну, по крайней мере, в горячую. Если говорить о войне холодной, то она уже идет, и довольно давно: начиная с «арабской весны», когда у стран западных и у стран восточных были противоположные взгляды на происходящее на ближнем Востоке. Украина может стать еще одним фронтом противостояния в этой войне. Что же касается решения наших сенаторов, то, с одной стороны, оно, конечно, стало сенсационным как дипломатический шаг – Запад этого явно не ожидал. Даже с учетом того, что российские десантники были введены в Крым еще до этого решения, они контролировали такие ключевые точки инфраструктуры, как, например, аэропорт. И все же, насколько я понимаю, решение Совета Федерации существенно ничего не изменило.

 С помощью каких рычагов воздействия на Россию страны Запада могут не допустить того, чтобы Путин дал официальный приказ о вводе войск в Крым?

 Сейчас Запад пытается запугать Путина тем, что сорвется саммит «Большой восьмерки», который в этом году будет принимать Россия. Но с учетом серьезного настроя российских властей я не думаю, что это действенная мера. Единственный мощный невоенный инструмент, которым может воспользоваться сейчас Запад, - введение санкций по отношению к представителям верхушки российской власти наподобие «списка Магнитского». Если какая-то из стран, скажем, Великобритания, введет расширенный «список Магнитского» - это станет действительно ощутимым ударом. Какая-то отчетливая реакция Запада появится не сегодня, на это потребуется несколько дней, потому что, повторюсь, Запад растерян, он не ожидал такого шага со стороны России.

 Ряд зарубежных политологов полагают, что Россия действует в Крыму по сценарию военного конфликта 2008 года в Южной Осетии. На ваш взгляд, параллели прослеживаются?

 Отчасти, параллели, конечно, наблюдаются. Но, как я понимаю, пока курс взят на федерализацию, то есть на максимальное дистанцирование Крыма и восточной части Украины от Киева, при этом о выходе из состава страны речи пока не идет. В дальнейшем российские власти будут наблюдать за развитием событий: кто победит на президентских выборах, какой будет сформирован Кабинет министров. И уже исходя из этого Россия примет решение о дальнейших действиях. Вариант полной автономии Крыма будет возможен в случае, если у власти окончательно утвердятся крайние националисты – Ярош, Парубий. Кличко и Яценюк, конечно, неприятны Москве, но с ними можно иметь дело, поэтому если реальной властью будут обладать они (или – что лучше – Юлия Тимошенко), то добиваться отделения Крыма Россия не будет. По крайней мере, такова позиция, которую сейчас демонстрируют российские власти.

 Пожалуй, еще одним из самых громких политических решений новой Рады стала ликвидация спецподразделения МВД «Беркут». Соответствующий приказ был подписан 25 февраля. На ваш взгляд, этот шаг был действительно необходим?

 Отвечу так: в данном контексте он логичен. Ликвидация силовых структур, созданных и успешно функционировавших при прежнем режиме, обычно становится одним из первых шагов тех, кто приходит к власти в результате революции. То же самое в свое время сделал, например, теперь уже бывший президент Грузии Михаил Саакашвили. Возглавив страну в 2004 году, он прежде всего фактически с нуля создал новые силовые структуры, которые были преданны лично ему. «Беркут» был оружием Януковича, и желание новой власти ликвидировать его понятно.

– Не считаете ли вы, что, уничтожив «Беркут», украинские власти лишили себя мощного силового ресурса: ведь он, являясь спецподразделением МВД Украины, автоматически переходил под их контроль?

 Формально, да. Но в сложившейся ситуации никак нельзя сказать, что новые власти, ликвидировав «Беркут», остались без силового ресурса. Их основной ресурс – боевики, которые «сковырнули» режим Януковича. С их помощью «майдановцы» пришли к власти, на них же могут опереться и сейчас.

– Несколько дней назад новая власть уволила пятерых судей Конституционного суда, которые в свое время вернули конституцию 1996 года, тем самым существенно расширив полномочия президента Януковича. Создавая такой прецедент, не ставит ли Рада в зависимое положение судебную власть?

 Я бы не стал придавать этому большого значения. Да, судьи уволены, и теоретически те, кто придет на их место, также могут быть отстранены от должности Радой в случае, если их мнение не будет совпадать с мнением депутатов. Но нужно понимать, что в этой революционной обстановке едва ли кто-то обратит внимание на увольнение пятерых судей и расценит его как опасный прецедент.

 К вопросу об отношениях с Россией: Рада отменила закон «Об основах государственной языковой политики», лишив, таким образом, русский язык на территории Украины статуса регионального. Как бы вы прокомментировали этот шаг?

 Такое решение, как и ликвидация «Беркута», относится к числу закономерных и ожидаемых. Новые власти пришли с определенным мандатом. Они отрабатывают доверие, оказываемое Западом. В этом смысле перед ними стоит такая же задача, как какое-то время назад перед Виктором Ющенко: дистанцировать Украину от России, о чем я как раз сказал ранее. Речь идет, в первую очередь, о культурном дистанцировании, и здесь языковой вопрос является, безусловно, центральным.

 Русский язык был вторым официальным почти в половине регионов Украины. Не слишком ли сильно рискует новая власть, решаясь на такую языковую политику?

 Риск, безусловно, есть. Население юго-восточной части Украины, говорящее в большинстве своем по-русски и считающее русский язык родным, естественно, будет высказывать недовольство. Новая власть не может этого не понимать. Но шаг все-таки оправданный. Повторюсь, сейчас Рада работает на Запад, и в данном случае у нее просто не было другого выхода.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания