Новости дня

19 октября, четверг




18 октября, среда







































Птенцы гнезда Путина


Юрфак Санкт-Петербургского госуниверситета – факультет президентский. Сами смотрите: за последние десятилетия оттуда вышло четыре главы государства – Керенский, Ленин, Путин, Медведев. Может, и среди нынешних студентов есть будущий президент, как знать.

На днях Владимир Путин встретился с ректором вуза и бывшим деканом юрфака Николаем Кропачевым, заметив:

– На моем родном факультете капитально все изменилось, во всяком случае, с тех пор, как я там учился.

Еще бы, в 1970 году, когда Путин поступал на юрфак, конкурс сюда был 40 человек на место, и, чтобы пробиться, все экзамены, кроме сочинения, он сдал на «пять». Сейчас на президентский факультет можно поступить не только без особого успеха на ЕГЭ, но и вообще без конкурса, были бы связи.

Ох уж эта Настя

В списке первокурсников юрфака СПбГУ за 2010 год – 120 бюджетников. Из них 13 (примерно каждый десятый) так называемых целевиков – тех, кто бесплатно учится в вузе без всяких конкурсных условностей, по направлению какого-то крупного ведомства или отдаленного региона.

– Прежде в основном речь шла о «региональных» целевиках, эта система позволяла массе школьников из Якутии, например, поступать в университет, – рассказал «Собеседнику» бывший преподаватель СПбГУ Владимир Волохонский, автор блога «Новости СПбГУ». – Однако в вузе на моей памяти такие студенты всегда составляли не особо значительное меньшинство.

Ну так студенты студентам рознь. Меньшинство может быть и аутсайдерами, и элитой. В случае с питерским юрфаком – скорее последнее. В том же 2010 году на факультет по целевому назначению попал, например, Винниченко Андрей Николаевич (Санкт-Петербург). Полпред президента в Северо-Западном федеральном округе Николай Винниченко, который сам учился на этом факультете (как и его жена, кстати, судья в Санкт-Петербургском городском суде), о сыне отзывается скупо:

– Хороший парень, но нужно, чтобы дисциплины было побольше.

Компанию Винниченко-младшему в универе составляет Анастасия Николаевна Похлебенина (Москва), падчерица бывшего министра, а ныне безработного Анатолия Сердюкова.

– Да, я целевик, – призналась нам Зубкова (позапрошлым летом студентка сменила фамилию). – От прокуратуры.
Но на вопрос, по чьей инициативе она стала целевиком – прокуратуры, своей или родителей, девушка отвечать отказалась. Судя по ее странице в социальной сети, Настя вообще лаконична: «привет, юрфак!»; «ох***но потусили)»; «калорийный алкогольный вечер»; «Настя, хватит пить!»; «я в гавно»; «я алкаш»; «потеряла зачетку, дура» и т.п.

Охранная грамота

В 2011 году в списке целевиков юрфака фамилий было чуть меньше и не такие громкие: к примеру, сын нынешнего прокурора Коми Сергея Бажутова или дочь однокурсника ректора Кропачева – Николая Саржина, главного советника правового департамента полпредства президента в округе.

Но если у половины целевиков-2011 проходной балл был все же выше минимального (312), то в 2012 году – другая картина. Из 18 целевиков (15% всех бюджетников) проходные 274 балла набрали лишь трое. Причем  меньший показатель оказался у Никиты Мурова, внука главы Федеральной службы охраны Евгения Мурова – 192 балла. Не будь у него направления от Генпрокуратуры – в вуз он если бы и попал, то платно. А так – еще и стипендию получает.
Как же так получилось, Никита раскрыть «Собеседнику» не захотел. Лишь поинтересовался:

– А что вы хотите написать конкретно?

Конкретно – то, что блатные, которые и так могут позволить себе коммерческое обучение, отнимают места у более способных ребят, не имеющих денег и связей.

При чем тут Псков

В СПбГУ юрфак действительно считается самым блатным. Из 49 всех прошлогодних целевиков сюда попросились 18, больше трети. На президентский факультет они идут тремя потоками – из Генпрокуратуры, Министерства юстиции и правительства Псковской области. Казалось бы, при чем тут Псков? Нынешний декан факультета Наталья Шевелёва одно время работала в ЦНПО «Ленинец», тесно связанном с семьей нынешнего псковского губернатора Андрея Турчака.

Может, поэтому?

Конечно, не все целевики – бездари и алкоголики из числа золотой молодежи, встречаются и исключения.

– Мой отец – слесарь, мать – бухгалтер, – призналась однокурсница Мурова – целевик Любовь Родионова. – Доход семьи – средний. Зато в течение полугода я проходила практику в нашей межрайонной прокуратуре.

В деканате юрфака тему целевиков комментировать не захотели.

– Преподаватели в большинстве случаев вообще не знают о том, кто там как поступил, – пояснил Владимир Волохонский. – Мой опыт говорит, что до самого последнего момента, когда дело касается уже отчисления, никаких преференций никому не бывает. А вот когда идет комиссия по отчислению – тут начинается, что у одного папа – какой-нибудь важный чиновник, у другого – лучший друг, ну и так далее.

И ведь такое творится и на других факультетах, и в МГУ, по всей стране. И главное, всё по закону – прием в вузы целевиков (15–20, а где-то – до 70–80% бюджетников) одобрен Министерством образования. Только не надо после этого удивляться, когда наши хваленые на Родине университеты в мировых рейтингах красуются отнюдь не на первых местах/

Прямая речь

– Целевой набор – это один из вариантов продажи дипломов, – уверен председатель Общества защиты прав потребителей образовательных услуг Виктор Панин. – Для тех, кто желает попасть в вуз с плохими баллами и без конкурса, это – гарантия поступления, и нередко этим способом пользуются дети чиновников, блатной контингент с большими связями, но скромным интеллектуальным багажом. Все это делается в условиях конспирации, поэтому оценить масштаб бедствия очень сложно, в стране сотни вузов.

Есть мнение

Владимир Филиппов, ректор РУДН: «Целевой прием начал себя дискредитировать. До введения ЕГЭ он давал возможность поступить в московский вуз школьникам из глубинки. Сейчас ситуация другая. Любой ректор вам скажет: уровень знаний у целевиков гораздо ниже тех абитуриентов, которые поступили по бюджетному конкурсу».

Кстати

Подготовку будущих прокуроров курируют региональные управления из расчета количества целевых мест, выделенных Генпрокуратурой на конкретный вуз. Отбираются граждане РФ, имеющие полное среднее или среднее специальное образование, прошедшие обязательное психодиагностическое обследование на профпригодность. С ними заключаются договоры об обучении с возможностью последующего трудоустройства в прокуратуре – при наличии вакантных мест.

Фото пресс-службы президента России

Читайте также

«Друг Путина» мягко стелет... на нары?

Как Анатолий Сердюков продвигал "своих"?
поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания