Новости дня

18 декабря, понедельник









































17 декабря, воскресенье




Как мы оборзели

0

Зубы, как у волка

Никто специально не завозил борзых откуда-нибудь из Китая и не скрещивал разные породы, чтобы получить отличный гибрид. Только селекция путем случки лучших представителей одной и той же породы ради ее же улучшения. Именно наши природные условия – лесистая местность и прохладный климат – способствовали формированию борзой.
А известна эта порода с незапамятных времен. В XI веке Анна Ярославна, дочь киевского князя Ярослава Мудрого, выйдя замуж за французского короля Генриха I, увезла в Париж и четырех собак – по описанию именно борзых. До тех пор европейцы только слышали о диковинной породе, с которой можно ходить и на косулю, и на волка. Зубы у борзой действительно сравнимы с волчьими. Борзятники говорят: в послевоенные годы в Поволжье из борзых формировали целые «бригады» для уничтожения расплодившегося серого хищника.

Настоящий лесной спринтер

Русская борзая – прирожденный охотник. Она – спринтер, бегун на короткие дистанции. В степи скоро выдохнется, где-нибудь в джунглях из-за густой шерсти ей будет жарко, и только в наших лесах, а точнее, пролесках ей нет равных. Эти собаки за считаные секунды могут развить сумасшедшую скорость – до 80 километров в час!
Эта собака всегда была признаком принадлежности к высшему обществу. Псовой охотой «болела» Елизавета Петровна. При Петре III, когда дворянство получило свободу от обязательной государевой службы и поголовно ударилось в охоту, борзых держали все. В свободное же от охоты время – весной, летом и ранней осенью – собаки набирались сил на псарне. Для победившего пролетария русская борзая была символом ненужной роскоши и прочно ассоциировалась с рабством. Когда в октябре 1917 года подвернулся случай, ей жестоко отомстили.
– Часть породы была вывезена владельцами на Запад, а остальные собаки просто истреблены восставшими крестьянами, – рассказывает историк-охотник Алексей Оболенский, автор многих книг о русских псовых борзых.
К породе еще долго испытывали классовую неприязнь. Например, после революции двух борзых отдали в зоопарк, где они жили в клетке с позорной табличкой «Пережитки прошлого». А в Ростовской губернии в 1924 году местное общество охотников издало директиву, предписывающую очистить территорию от борзых – якобы они мешали охотникам оружейным (псовая охота не подразумевала никакого оружия). Поэтому когда высшее советское руководство наконец сообразило, что русская борзая – национальная гордость, которую надо сохранять, было уже почти поздно.

Выжившая чудом

К началу сороковых годов прошлого века борзых с родословной в Москве можно было пересчитать по пальцам, и, чтобы сохранить бесценный генофонд, этим собакам даже во время Отечественной войны выдавали спецпаек – просроченные мясные и мучные продукты. И вроде бы делалось это чуть ли не по личному распоряжению Сталина. Так, во всяком случае, утверждают заводчики. Борзые получали даже просроченную красную икру. Благодаря тому собачьему пайку в голодные годы выживали и их хозяева, а борзым взамен давали кости и объедки. Может быть, это просто легенда, но то, что в 1945 году русские борзые принимали участие в победном шествии на Красной площади – факт.

Ссыльная и блокадная

Любой борзятник знает имя Евгении Дезор. В том, что русская борзая сохранилась как порода, есть и ее заслуга. Первый муж Дезор – Владимир Фюсно служил на таможне и держал легавых собак. После революции, в годы нэпа, Евгения завела и борзых – тех самых, из «позорной» клетки зоопарка, которые дали потомство. Когда начались репрессии, Фюсно уехал к отцу в Германию, у Евгении на руках остались дочка и 9 собак.
К тому моменту, когда Дезор сослали в Саратов, там был организован питомник породистых собак. Евгения Дезор взяла собак с собой и не думала, что везет их навстречу трагедии. Сразу по приезде в Поволжье ее арестовали, дочь определили в детдом, а собак бросили в питомник. Выйдя из тюрьмы, Евгения забрала сначала дочь, а потом бросилась вызволять своих борзых. Позже она вспоминала, как в очередной раз уходила из питомника с пустыми руками, потому что собак ей отдавать отказывались.
Всеми правдами и неправдами она устроилась в тот самый питомник и даже дослужилась до директора. Когда в 1947 году она вернулась с борзыми в Ленинград, горожане стали водить к ней своих чудом сохранившихся собак на вязку. Так что потомков тех самых «ссыльных» сегодня вполне можно встретить на улицах Питера.

Быстрая, волосатая и дорогая

Свое современное название порода получила лишь в XVI веке: русская – потому что из России, псовая – оттого что густая шерсть собаки на церковнославянском языке звалась псовиной, а борзая – значит быстрая. Так что дословно название породы можно перевести как «русская волосатая быстрая». И дорогая. Содержание псарни влетало российской знати в копеечку.
– Знаете, что стоила псовая охота в Арзамасском уезде Нижегородской губернии барону Розену в XIX веке? – спрашивает Оболенский и тут же отвечает: – Только на жалованье работникам псарни он отдавал 747 рублей в год. А на корм борзым, которых у него было всего 30, – 1600 рублей! Сравните: подпоручик или корнет получали в год 477 рублей жалованья, а ротмистр – 732 рубля. В начале XIX века за одну хорошую собаку могли отдать до 10–15 тысяч рублей. И опять не обойтись без сравнения: крепостной стоил всего 120 рублей.
В середине XIX века в Симбирске жил крупный охотник – Петр Михайлович Мачеварианов, который продавал борзых со своего завода даже в царскую охоту. Торговался отчаянно! Сохранилась его переписка с ловчим Николая I. Речь шла о 500 рублях, которые ловчий отказывался платить. И Мачеварианов убеждал: «Что вы взяли за моду низводить цену нашей национальной самобытной породы до свинской или курячей! При малых доходах и собак держать не следует!»
Сегодня держать в доме русскую псовую борзую может позволить себе даже журналист. В еде она непривередлива, в быту нехлопотна. Если в поле борзая ураган, то дома – мягкая игрушка. Она может лежать целыми днями в кресле или, свернувшись калачиком, на подстилке, и ее не слышно и не видно. Шерсть борзой вообще обладает уникальным свойством, которое делает ее находкой для ленивого хозяина: она всегда чистая и никогда не пахнет.
А пройтись с русской борзой по улице – значит почувствовать себя немножко аристократом. Жаль, мало кто из владельцев понимает: без охоты русская борзая – что русский человек без Родины.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания