Новости дня

23 апреля, понедельник













































Почему тверская деревня не пошла на выборы?

0

«За кого голосовать, если все обещания остаются на бумаге?» – написали безгузовцы в письме к Медведеву. «Собеседник» наведался в эту деревню.

Эй, скажите, чьи мы?

Деревня Безгузово приютилась на окраине города Кашина. От Москвы – 200 км. Дорожного указателя у деревни нет. Ищем буквально наугад. Сворачиваем с трассы на неприметную дорогу – машина сразу подпрыгивает на кочке. Дальше яма, еще и еще...

Вся деревня – 24 дома. На улице ни души. Только три фонаря и телефон-автомат. Нам повезло – староста деревни Елена Косова дома. Она радуется нам как родным. Сбивчиво начинает перечислять все местные беды.

– Вот вы пришли, и будто бабка нашептала – свет в доме есть, – улыбается она. – А так-то его часто отключают.

Трансформаторная будка лет 20, как проржавела, давно пора заменить.

Есть и водопровод, но труба старая, трухлявая. Местные власти ее постоянно латают – прорывы один за другим. А вот газа в домах нет. Хотя ближайшая от деревни труба – в 300 м. Но она городская, а делиться газом кашинские власти не хотят. Власти же Фарафоновского сельского поселения (к нему относится Безгузово) сами обеспечить газом деревню не могут: не хватает денег.

– Последний раз мы просили провести газ в 2004 году, – показывает Елена переписку с властями. – Нам отписались: вы включены в план по газификации 2003–2010 годов, ждите.

А дороги по документам вообще нет, ни на чьем балансе она не числится. Кто должен за ней следить – неизвестно.

– Два года назад ходила по домам, просила денег на ремонт – собрали 23 тысячи, – вспоминает Елена. – Да сельский бюджет нам наскреб еще 27 тысяч. Но разве это деньги на настоящий ремонт? Дорога развалилась.

Зимой из-за снежных заносов в деревню не могут проехать ни врачи скорой, ни таксисты, ни сами жители. Школа есть только в Кашине – дети ходят туда на лыжах, почти 5 км. У взрослых работа тоже в городе, куда они зимой добираются, можно сказать, героически. К слову, средняя зарплата у них – 4 тысячи…

– В прошлом году дом загорелся, так пока пожарные сюда пробирались, головешки остались, – говорит Елена. – Хорошо, трактор помог путь прочистить,  а то бы вся деревня сгорела.

Зато табличка «Пожарный водоем – 150 м» есть. Правда, пруд давно никто не прочищал.

– Чьи мы, откуда, кому нужны – не знаем… – грустно улыбаясь, разводит руками молодой парень Антон. От этого ком в горле – таких «ничейных» деревенек по всей стране тысячи…

«Не тупее паровоза»

Буквально за день до выборов жители нашли в почтовых ящиках непонятный листок формата А4: свежий план газификации района до 2020 года. Обещано: 2012–2013-й – разработка и утверждение документации, а с 2015-го в Безгузово начнется прокладка труб. Но ни подписи, ни даты, ни печатей на бумаженции нет.

– Что это за филькина грамота? – возмущается Евгений, муж Косовой. – Я таких на принтере сто штук могу напечатать. Мы люди, конечно, деревенские, но уж не тупее паровоза.

Пожалуй, этот подметный лист стал последней каплей. На общем собрании в гараже (другого места для «народных вече» нет) дружно решили: голосовать не идем. Неявкой безгузовцы хотели отомстить властям за пустые обещания. Написали письмо Медведеву, выложили его на сайте деревни. Сайт им давно уже завел местный житель Алексей Буркин – тут зовут его не иначе как «наш блоггер». Кроме того, отправили письмо на сайт президенту.

– А смысл на выборы ходить? – возмущается Нина Крупнова. – Ничего не изменится. И я, и муж не голосовали.

Житель из кирпичного дома Тихон Остапенко в деревне не прописан – значит, голосовать здесь не может. Но даже если б мог – все равно не пошел бы.

– В 97-м я привез сюда родителей,  – говорит Тихон. – Но они не смогли здесь жить. Условий никаких! Уехали...

К слову, дороги в самом Кашине не так давно были отремонтированы к юбилею местной святой Анны Кашинской. Жители подозревают: основная часть бюджета района была вбухана туда.

Главе Фарафоновского поселения Валерию Фокееву очень не нравится, что безгузовцы постоянно «выносят сор из избы».

– Он говорит: есть еще хуже дороги, деревни еще беднее, – жалуется Косова. – Это мы понимаем, к нему у нас претензий нет. Все претензии к властям выше. Ведь это работа чиновников – бегать и выпрашивать свет да воду.

По колено в делах

– Я работающий человек! – с ходу заявил мне Фокеев. – Я по колено в грязи и по колено в делах для народа. Провокаций не хочу. Не стоило Елене Косовой поднимать все эти проблемы… У каждой деревни – свои беды.

И ошарашил цифрами:

– В Безгузово явка была 78%.

О назревающем бунте в Безгузово Валерий Фокеев знал еще до выборов. В конце ноября Косова встретила его на улице и на вопрос: «Ну, как с выборами?» – просто ответила: «Никак. Мы всей деревней решили не ходить».

– Он прямо в лице изменился… – усмехается Елена.

Сама она не голосовала, но данные о явке – 78% – искренне удивили ее. Вместе мы прошлись по домам, задавая один вопрос: «Так вы голосовали или нет?»

Выяснилось, что некоторые люди все-таки «исполнили свой гражданский долг». Но лишь потому, что в день выборов к ним приехала комиссия с выездной урной. Хотя голосование на дому предусмотрено только для тех, кто по возрасту или состоянию здоровья не может сам прийти на избирательный участок.

Никто из жителей о такой услуге не просил. Но там, «наверху», плохие показатели явки никому не нужны.

– Пришли люди из комиссии, сказали написать заявление, будто бы я сам попросил их приехать ко мне с урной, – рассказывает Алексей Белоусов. Он тоже подписывался под письмом к президенту. – Раз уж приехали, я решил проголосовать. Только для того, чтобы мой голос втихаря не приписали «Единой России».

А вот Антону стало банально жалко членов комиссии.

…74-летняя Нина Овсянникова, сгорбившись в три погибели, неторопливо катит по дороге детскую коляску без верха. Она приспособила ее как тележку – в магазин за продуктами ходить. Бабушка радуется, что подморозило – в дождь дорогу развозит так, что далеко не уйдешь. Она хоть и не хотела, но тоже проголосовала – говорит, людей из комиссии было аж четверо.

Вот это по-нашенски. Русский народ отходчив сердцем. Внимание и ласка ему нужнее, кажется, чем газ и дорога. И неудавшийся бунт тому доказательство. 

...В Безгузово поговаривают: после истории с попыткой бойкотировать выборы ремонт их дороги включили в план. Но дорога же ничья – значит, снова пустое обещание?

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания