Новости дня

18 октября, среда








































17 октября, вторник



Человек – звучит гордо, но стоит недорого. Как россияне попадают в рабство


Фото: Shutterstock

Как ни дико это звучит, но один из самых динамично развивающихся рынков работорговли в мире – в России.

В прайс-листе преступников раб стоит 6 тысяч рублей и выше. Впрочем, иногда и вовсе ничего не стоит...

«Модель» на продажу

В августе этого года правоохранители задержали на севере Москвы 50-летнего мужчину (уроженца ближнего зарубежья), который собирался продать четырех женщин и несовершеннолетнюю (дочь одной из жертв) за 800 тысяч рублей в сексуальное рабство.

По данным ГУ МВД России по Москве, работорговец нашел жертв достаточно просто: разместил в интернете объявления с предложением работы в модельном агентстве. Тех, кто заинтересовался заманчивой перспективой, «работодатель» приглашал в кафе для знакомства. Спустя пару дней выяснялось, какой «моделью» ты будешь.

Работорговец был задержан прямо при продаже трех женщин (в возрасте 22, 26 лет и 41 года) – они шли у него «оптом» за 250 тыс. рублей. Еще 550 тысяч он просил за 46-летнюю женщину и ее несовершеннолетнюю дочь (именно из-за ее нежного возраста и возникла столь высокая цена).

– Вероятно, за «продавцом» давно следили, – комментирует Олег Мельников, глава движения «Альтернатива», которое занимается освобождением людей, оказавшихся в рабстве. – А вообще историй, когда людей продают в рабство, очень много по всей России, но далеко не с таким благополучным концом. 

Знаете, как это бывает, – продолжает Олег, – предположим, девушка выигрывает конкурс красоты где-нибудь в регионе или просто устраивается в модельное агентство. Некоторое время она действительно работает фотомоделью, а дальше ей говорят: фирма обанкротилась и она должна агентству крупную сумму. И пока долг не выплатит, никто ее не отпустит. А отрабатывать приходится известным способом...

Олег показал мне несколько писем от «рабынь», которые обратились за помощью в его организацию. Иногда за девушек просят посторонние люди. Вот, к примеру, письмо от психолога, к которой обратилась одна из невольниц: ее насильно удерживали в сексуальном рабстве в Москве, запугивали и заставляли отработать несуществующий долг в 2 млн рублей.

– Чтобы помочь девушке, мы объехали 17 саун, в итоге нашли ее в Подмосковье. Освободили ее и еще несколько барышень, оказавшихся в такой же непростой ситуации, – рассказывает Мельников.

За границу хочешь?

Часто в сексуальное рабство приводит желание быстро и много заработать, а в идеале – переехать жить за границу. Только мечты, увы, чаще оборачиваются кошмаром.

Шесть лет колонии недавно присудили главарю банды – 42-летней Ольге. Она с сообщниками продавала россиянок из Челябинской области, Пермского края и Удмуртии в сексуальное рабство за границу – в Бахрейн и Объединенные Арабские Эмираты.

Следователи рассказывают, что преступная группа состояла из двух ячеек. Они предлагали трудоустроить девушек на высокооплачиваемую работу в сфере обслуживания в арабских странах. Согласившимся злоумышленники готовили документы, покупали им билеты и отправляли за рубеж. Лишь спустившись с трапа самолета, девушки обнаруживали: никакой высокооплачиваемой работы секретарш или официанток – им предстоит стать секс-рабынями. Или с ними безжалостно расправятся.

Так, в прошлом году эта банда планировала продать 12 девушек за 2,4 млн рублей.

Движение Олега Мельникова освобождает рабов с 2012 года
Движение Олега Мельникова освобождает рабов с 2012 года
// Фото: из личного архива

– Наша страна уникальна тем, что к нам как завозят «рабынь» (как правило, из Узбекистана, с Украины, из Белоруссии, Молдавии, Таджикистана, Вьетнама и стран Африки), так и россиянок продают в рабство в другие страны – в ЕС и на Ближний Восток, – объясняет схему работы современного рынка работорговли Олег Мельников. – Но вызволять людей из рабства из-за рубежа очень сложно. Однажды к нам обратилась мама девушки, которую увезли в Северный Кипр и заставляли заниматься там проституцией. Мы ее нашли, вызволили, но долго не могли отправить в Россию – у нее не было документов. Российское консульство ничем не могло помочь – девушка летела туда через Турцию. Так что нам пришлось переправлять потерпевшую в Турцию, где ей восстановили документы и вернули домой.

Нельзя сказать, что движению всегда сопутствует успех: несколько девушек не успели дождаться помощи и покончили жизнь самоубийством.

За кирпичной стеной

Работорговцев интересует не только слабый пол: мужчины тоже нередко попадают в рабство, только в трудовое.

– Люди из регионов или соседних стран, которые приезжают на заработки, как правило, имеют деньги на дорогу лишь в один конец, – рассказывает Олег. – Они рассчитывают в течение пары-тройки дней найти работу. Зачастую эти люди живут на вокзале. А там их сразу замечают работорговцы. Они знакомятся, втираются в доверие к приезжим, кормят их, поят… В алкоголь, как правило, подмешивают клофелин. Человек отключается, а через полтора дня просыпается и оказывается где-нибудь в глубинке Дагестана или Чечни. Или на севере страны.

Некоторое время назад один из постоянных обитателей Курского вокзала, представившись Чибисом, рассказал мне, что периодически отправляет своих «собратьев» на работу в Дагестан, на кирпичный завод. За «подбор кадров» ему платят по 1 тыс. за человека. А вот кто платит – умолчал.

Среди таких бедолаг оказался и 26-летний Сергей Губин из Нижнего Новгорода. В мае этого года он отправился искать счастья в Москву.

– На площади трех вокзалов мне предложили поехать в Дагестан, работать на кирпичном заводе, – вспоминает Сергей. – Больших заработков не обещали, но я согласился – деньги нужны были.

На деле же Сергею и другим рабочим завода вообще ничего не платили. Вместо зарплаты – лишь еда и выпивка. Сергей достаточно быстро сообразил: надо как можно скорее «увольняться» с такой работы и выбираться из плена.

– Таких, как я, там было 11 человек. Мы работали с 6 утра и до 9–10 часов вечера. Бывали работы и по ночам, если дождь лил. Но работали совершенно бесплатно (на заводе платили только рабочим из Дагестана, и то копейки), а когда я спрашивал у начальства про деньги, свой отказ платить они мотивировали тем, что я «плохо работал», – рассказывает Сергей. – Тогда я подошел к начальнику и сказал, что хочу уволиться. Мне ответили: «За тебя заплатили 6 тысяч рублей, ты должен их отработать». Надо было срочно что-то предпринимать. И я решил бежать...

Отработав на заводе три месяца, Губин сбежал.

– Я шел по дороге, – рассказывает он. – Мне навстречу ехала машина. Поравнявшись со мной, водитель предложил мне работу…

Так он снова попал в рабство. Потом ему удалось-таки связаться с «Альтернативой». Сергея освободили из рабства и вернули домой. Ему повезло.

Рабство в цифрах

Согласно Глобальному индексу рабства (Global Slavery Index), в 2016‑м Россия заняла 16-е место из 167 стран мира. По оценкам экспертов, в условиях современного рабства в нашей стране проживают 1.048.500 человек.

Между тем, по данным правоохранительных органов, в прошлом году в России было зафиксировано 24 тысячи случаев торговли людьми.

В зоне риска

– Чаще всего в рабство попадает особый контингент людей, – комментирует Олег Мельников. – Это люди, которые очень нуждаются в деньгах, которые готовы пойти работать даже в непроверенные места и которые плохо знают трудовое законодательство. Часто попадают в рабство те, кто находится в так называемой зоне риска – это малозащищенные слои населения: инвалиды, пенсионеры, люди без определенного места жительства.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №39-2017.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания