«Почему охотников, а не фермеров пытаются представить убийцами»: в СПЧ разделились мнения на тему отказа от охоты

Журналистка объяснила главе Национального антикоррупционного комитета разницу между убийством животного и покупкой колбасы

Фото: Global Look Press

В субботу глава отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Иларион предложил отказаться от охоты как от формы проведения досуга. Он назвал охоту пережитком прошлого.

Журналистка и член Совета по правам человека при президенте РФ Марина Ахмедова поддержала идею. При этом речь идет об этической позиции, а не об инициативе в правовом поле:

«Я прекрасно понимаю человека где-нибудь в Сибири, который выходит на охоту потому, что ему особо нечем кормить семью. Но в будущем и в его случае от охоты надо отказываться, но только после создания для него иных социальных условий. То есть отказываться тогда, когда охота перестанет быть основным источником пропитания»

«В магазине много еды. Никто с голоду не умрет»

Но в городских условиях Ахмедова все же считает разумным ввести запрет на охоту:

«Что касается жителей города, состоятельных мужчин, которые выходят на охоту, загоняют и убивают животное, не давая ему шансов уйти, то им - полный запрет на охоту должен быть. В магазине много еды. Никто с голоду не умрет. Тем более, современные, хорошо экипированные охотники. В их случае охота становится именно забавой. Она дает человеку почувствовать свое могущество над несчастным зверем. При этом ни один из забавляющихся никогда не выйдет со зверем один на один».

«Шахматы – тоже пережиток прошлого»

С Ахмедовой не согласился другой член СПЧ. Охотник со стажем и председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов сравнил охоту с шахматами:

«Если не играешь в шахматы, тоже можно предположить, что они пережиток прошлого. Охота - это часть культурных традиций, отчасти спорт, тема для социализации, объединяющая большое количество людей. В конце концов - это серьезный сектор экономики»

«Почему именно охотников все пытаются представить беспощадными убийцами? Ни фермеров, ни мясников, ни владельцев крупных сельхоз компаний. Может потому, что мы не хотим есть отравленное антибиотиками мясо и не даем его нашим детям? Настоящие охотники выступают в защиту лесов, препятствуя их вырубке, и мешают браконьерам (включая высокопоставленных)»

, – написал Кабанов в своем телеграм-канале.

Досталось от Кабанова и веганам, которые из этических соображений не кормят своих детей мясом.

Ахмедова в ответ решила объяснить разницу между покупкой колбасы и охотой на дикого животного:

«Это старый аргумент - не можешь запретить бойню, не запрещай охоту. Я не ем мясо, и для меня бойни - вселенское зло. Но мы же реалисты и понимаем, что люди не откажутся от мяса. Люди не хотят видеть того, что происходит на бойнях, но если бы видели, кто-то перестал бы его есть. А кто-то нет. Но как бы там ни было, люди, покупая в супермаркете, не убивают. Для них убивает специальный человек. А люди просто покупают свою колбасу».

Чтобы в мясе, которое поступает в магазины и на рынки, не было антибиотиков, журналистка предлагает использовать соответствующие правовые механизмы Роспотребнадзора, а не защищать охоту.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика