О, омикрон: наши соотечественники - о том, что происходит в ЮАР, где впервые обнаружили новый штамм коронавируса

«Собеседник» узнал, как изменилась жизнь в Южной Африке

Фото: WhatsApp

Владимир Левченко живет в ЮАР много лет.

Вирус паники

Гид по Кейптауну Ольга Мак каждый день получает на свой телефон тревожные сообщения. Родные, друзья, знакомые и корреспонденты со всего мира спрашивают у девушки, что происходит в очаге нового штамма, который уже успел нагнать страху на весь мир.

– По ситуации никто не понял, – разводит Ольга руками. – Я честно вакцинировалась, и вся моя семья тоже, но та истерика, которая прилетает сейчас ко мне в ватсап, она очень раздута. Что больницы переполнены, что опасность – у нас, в ЮАР, никто этого тут не понял. По статистике у нас в последнюю пятницу из реанимации вышел последний больной коронавирусом. То есть никакой паники нет. А все началось с того, что частный доктор в ЮАР объявила, что к ней стали поступать люди с нетипичными симптомами – слабостью и недомоганием. Она написала, что это мутировавшая и более слабая форма вируса.

Информация произвела эффект разорвавшейся бомбы. Везде, но, как оказывается, кроме самой ЮАР.

– Паники тут нет, – рассказывает «Собеседнику» работник туротрасли Владимир Левченко. – Мы сейчас с туристами на экскурсии, никаких ограничений, они наслаждаются отдыхом. Небольшие проблемы возникли с вылетом, так как поотменяли рейсы. У меня сейчас в группе две туристки из России, они летят в Москву «Эфиопскими авиалиниями» без проблем. Другие – в Белоруссию через Кению. Так они говорят, что этот омикрон подарил им еще три дополнительных дня, и люди в итоге остались даже довольны. У нас нет никаких очередей в госпитали. Мы живем нормальной жизнью. А то, что о нас пишут, меня, честно говоря, удивляет.

В целом города Южной Африки живут так же, как большая часть мира сейчас.

– Все то же самое. Маски при входе в помещение, везде санитайзеры – у нас это специальные машины, где ногой нажимаешь на педаль, тебе брызгает в руки, и ты дезинфицируешься. Причем дезинфекторы очень хорошего качества, – продолжает Владимир. – Мы каждый день все смотрим статистику. У нас всего по 150–180 человек заболевает в день. И мы перевалили за 60% вакцинированных. Вакцины у нас бесплатные, и их много – «Пфайзер», «Астра Зенека», «Джонсон и Джонсон», китайская. 1 декабря у нас был спич президента по ТВ. Господин Рамафоса здесь редко выходит в эфир, и всегда это какой-то чрезвычайный повод. Когда анонсировали его выступление 1 декабря, мы боялись, что это будет новый локдаун. Но он вышел и сказал, что страны, которые «забанили» Южную Африку, сделали это необоснованно. И как я вижу, это на самом деле так. Никакого негатива тут нет. Мы выехали сейчас из Кейптауна, живем во Франчхуке – на знаменитых винных землях, и здесь здорово.

За внезапным «баном» Африки Владимир видит политику и экономику, а не медицину.

– Мне кажется, это был какой-то политический шаг либо авиакомпании хотели взвинтить цены. В первые дни цены на билеты вообще взлетели до 15 тысяч долларов! – говорит наш собеседник. – Еще одно объяснение, которое мне кажется правдоподобным: может, нужен был повод, чтобы обвалить цены на нефть, чтобы по дешевке ее скупить. Так и произошло: черное золото упало, потом опять выросло. Никаких переполненных больниц у нас не было и нет, госпитали свободны, вакцинные центры пустые, нет ревущих скорых помощей. В общем, нам чувствуется за всем этим какая-то спекуляция. Именно в этом году – всплеск интереса к Намибии, Ботсване, Замбии, Зимбабве, ЮАР. Такого интереса не было давно. Столько заявок от туристов не было никогда. Я лично отказал десяткам компаний, так как все уже расписано на декабрь, январь, февраль. То есть это настоящий бум интереса к Африке, и, как мы думаем, хотят, чтобы не было к нам такого интереса: сейчас 20 процентов населения земного шара хотят приехать к нам на юг Африки, и это, видимо, хотят остановить.

Фото: Global Look Press

Красный список

Наталью Фестовски «Собеседник» застал на выставке современного искусства. В ответ на наш вопрос девушка, живущая в ЮАР уже несколько лет, прислала видеокадры с мероприятия, где свободно прогуливается достаточно большое количество людей – все в масках, но расслаблены, веселы и не слишком озабочены соблюдением социальной дистанции.

– Никакой паники здесь нет. Нас совершенно несправедливо занесли в красный список, – прокомментировала ситуацию «Собеседнику» Наталья, – учитывая, что у нас на тот момент была заражаемость на 60 миллионов населения 2–2,5 тысячи человек в день, а в странах, которые нас занесли туда, было по 40–50 тысяч заражений в день. У нас жизнь продолжается, и многие воспринимают изоляцию ЮАР чуть ли не как провокацию в сторону Африки. Если послушать интервью вирусологов, то этот вирус появился вовсе не в Африке. Просто наши врачи первые его идентифицировали, а был он уже в 20 странах, включая Бельгию, Канаду, Британию, Израиль и так далее.

Андрей Семенько принимает в ЮАР индивидуальных туристов, вывозит их на охоту и рыбалку. Говорит, что закрытие страны стало гораздо большим ударом, чем сам вирус.

– Здесь преобладает ощущение обиды: мы первые открыли этот штамм, поделились информацией со всем миром, а нас ударили в спину, – говорит Андрей «Собеседнику». – Это сильнейший удар по нашей экономике, в том числе по туризму. Декабрь, январь, февраль у нас – пик туризма. Мы же бывшая британская колония, у многих очень много родственников в Англии, по всему миру, в Канаде, Австралии, много было планов после затяжного локдауна, люди хотели объединиться семьями. И за день все как обрубили под корень. Южноафриканцы очень болезненно отреагировали на закрытие ЮАР. Сегодня даже глава ООН сказал, что Южная Африка встретилась с новым апартеидом, и это неприемлемо, что было сделано с Южной Африкой. Это и психологически, и экономически – как удар ножом в спину.

Андрей пока не заметил, что живет в зараженной столице.

– Как было, так и есть, – отмечает он. – Люди сидят в кафе, ресторанах, ходят в магазины – все нормально. Очень много спекуляций в медиа, много ажиотажа в соцсетях. А на улицах все, как и было. Президент объявил, что у нас уровень угрозы и ограничений остается на том же самом уровне, как и был, хуже не стало. Штрафы для тех, кто без масок, в теории есть, но на практике я не знаю никого, чтобы оштрафовали. Но и люди достаточно дисциплинированны. Заражение омикроном за последние 24 часа увеличилось вдвое. Но ни одной смерти еще не констатировали. При этом государство старается стимулировать вакцинацию – например привившимся выдают продуктовые ваучеры. Жизнь идет. Нет такого – омикрон, и все закрыть.

Фото: Global Look Press

«Запасаются «горючим»

Ольга Мак считает, что южноафриканцы сейчас больше обеспокоены тем, как подготовиться к Новому году.

– Запасаются «горючим» – алкоголем – для новогодних праздников, потому что пошел слух, что эти магазины могут ограничить в работе. В остальном все хорошо, – передает Ольга. – Есть застрявшие туристы, но застряли они частично. У нас продолжают летать «Эфиопские авиалинии», но не каждый день. Эфиопы, как всегда, поддержали Южную Африку. Есть рейсы через Занзибар и Сейшелы. Все произошло так внезапно, в один день стали отменять рейсы. Сейчас вылет составляет около 850 долларов в одну сторону «эфиопами».

Несмотря на то, что явной угрозы Ольга не видит, она советует туристам, планирующим посетить Африку, быть осмотрительнее.

– Туры я бы советовала брать ближе к Новому году, билеты – на «Эфиопские авиалинии», и всё – только с возможностью отмены. Решение о покупке или отмене тура я бы принимала ближе к 15 декабря. А так ничего страшного не ждем. Самый неприятный локдаун у нас был в марте. Но и то – кто-то продлил отпуск и остался в стране, а кто-то вообще тут вышел замуж.

справка

Οмикро́н – 15-я буква греческого алфавита. Название нового штамма коронавируса, впервые диагностированного 9 ноября в Ботсване. Основной симптом заражения омикроном – усталость.

Рубрика: Общество

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика