Никита Михалков заступился за оператора Анатолия Иванова, который лишился дома

Кинематографиста подержал также депутат Госдумы Сергей Миронов

Фото: личный архив Анатолия Иванова

Режиссёр и оператор Анатолий Иванов

Режиссёр и оператор Анатолий Иванов стал погорельцем. Лауреат Государственной премии СССР, он снял такие картины как «Открытая книга», «Комедия ошибок», «Искупительная жертва», «Похороны Сталина» (с Евгением Евтушенко), «Чёрный принц – светлый гений» (приз Независимого фестиваля в Нью-Йорке). Под Звенигородом у Анатолия Александровича сгорел дом. По имеющимся данным, это был поджог.

По случаю пожара было заведено уголовное дело. Иванов был признан потерпевшим, но Пресненский суд счёл, что владелец недвижимости сам плохо следил за своими вещами, поэтому его обязали возместить ущерб страховой компании и ущерб имуществу соседей, дом которых пострадал при этом пожаре.

Эта тяжба продолжается пять лет. Но так как Анатолий Александрович в столичной творческой среде снискал уважение за свой профессионализм и человеческие качества, за него вступился председатель Союза кинематографистов России, лауреат премии «Оскар» Никита Михалков и Гильдия актёров кино России в лице генерального директора Валерии Гущиной.

– У меня под Звенигородом дача, к ней был пристроен гостевой дом, который сгорел, – рассказывает Анатолий Александрович. – Пожарно-техническая экспертиза установила, что это поджог. Подозреваю даже, кто это мог сделать.

На эту недвижимость давно заглядывались и даже хотели у меня купить. Дом стоит у самого леса, может земля кому-то понадобилась. После того как случился пожар, я обнаружил, что у моего джипа прокололи колёса.

– Одинцовская прокуратура завела уголовное дело, меня признали потерпевшим, свой ущерб я оценил в четыре миллиона рублей, – продолжает Иванов. – Но суд на это дело посмотрел по-своему, было вынесено решение, что я сам плохо следил за своими вещами, на этом основании я не получил никакой компенсации, потому что никто не обратил внимания на техническую экспертизу, адвокат тоже на это не указал.

Решение Пресненского суда я считаю несправедливым. Я попросил председателя суда сменить судью Юлиана Владимировича Лебедева за предвзятое ко мне отношение. Первый суд был со страховой компанией, которая обнулила все мои счета – с них сразу сняли полмиллиона рублей.

– На каком основании были сняты деньги со счетов, Анатолий Александрович?

– Мой адвокат Васильев пришёл на апелляционной суд без доверенности, и после этого страховая обнулила все мои счета без разговоров. Мой защитник признал свою ошибку. «Я накосячил, компенсирую», – сказал адвокат. После чего опоздал с кассацией, потерял судебное дело и пропал. Васильев работал в адвокатском бюро Генриха Падвы. Падва его уволил, и он исчез.

– Не пытались возобновить дело?

– Второй суд был уже по заявлению моей соседки, у которой из-за этого поджога пострадала дача, её ущерб оценён в восемь миллионов рублей. Мне суд присудил выплатить пять миллионов. Соседка на этом не успокаивается, она требует через Одинцовский суд мой дом, который стоит 12 миллионов, и землю – шесть соток.

Через три года соседи заказали экспертизу несуществующего дома, которая была сделана по фотографиям! Вопрос был бы снят давно, если бы дом моих соседей был застрахован. Почему это не было сделано? Теперь у меня отнимают и землю, и дом по определению суда.

Моих близких друзей, кто бы меня поддержал – Жени Евтушенко, Миши Козакова, Валеры Приёмыхова, Лёни Филатова – уже нет. В Верховный суд обратился Никита Михалков. Второго ноября прошлого года Никита Сергеевич написал письмо председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву обратить внимание на моё дело, рассматриваемое в Пресненском суде судьёй Юлианом Лебедевым. Обращение Михалкова было проигнорировано.

Десятого ноября этого года меня услышал зампредседателя Госдумы Сергей Миронов, который подключился к этому делу. Сергей Михайлович направил депутатский запрос заместителю Генерального прокурора, с просьбой проверить изложенные факты и принять меры прокурорского реагирования. Ждём ответа.

Мы попросили прокомментировать ситуацию адвоката Сергея Гроза.

– Во-первых было заведено уголовное дело, согласно которому Анатолий Иванов был признан потерпевшим. Согласно результатам экспертизы был поджог. Всё на стороне Иванова, – считает Сергей Владимирович. – Страховой договор – важная часть этого дела, с которым необходимого ознакомиться, что конкретно в нём было прописано. Но это не настолько сложно, даже начинающий наш коллега в состоянии довести это дело до логического конца.

Фото: личный архив Сергея Грозы
Сергей Гроза

Я хотел бы уделить внимание тому, что адвокат, защищавший интересы потерпевшего работал у нашего уважаемого коллеги Генриха Падва, профессионала с большой буквы, который выучил не одно поколение адвокатов. Я сам знаю многих юристов, которые работают у нашего уважаемого мэтра – это профессионалы экстра-класса. Поэтому, считаю большим недоразумением, что адвокат, защищавший Анатолия Александровича завалил и бросил работу.

Я думаю, юрист, пытавшийся помочь нашему уважаемому режиссёру, очень хотел работать в конторе у Генриха Павловича, поэтому и выдал желаемое за действительное. Необходимо ознакомиться со всеми томами дела, чтобы понимать на основании чего судья принял такое решение.

Что касается уголовного дела, нужно получить информацию из следственных органов, где оно возбуждено, а также понять, в каком оно на сегодняшний день состоянии: расследуется или приостановлено. Исходя из этого, считаю, что акцент нужно делать на уголовном деле, потому что прокуратура и следствие докопаются до правды».

Рубрика: Общество

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика