«Есть национальность у преступности. Но в СМИ ее называть не нужно»: генерал Гуров о депутатской инициативе с безликостью

Кому и зачем выгодно скрывать лицо преступности «Собеседнику» объяснил легендарный криминалист, доктор юридических наук, экс-депутат Госдумы Александр Гуров

Фото: Global look press

Резонансное нападение четырех уроженцев Азербайджана на россиянина с ребенком в Новой Москве, докатившись в зал Госдумы, получило столь же резонансное развитие. Первым возмущенным (и не дракой, а последствиями упоминания СМИ национальности обидчиков) оказался Султан Хамзаев, депутат Госдумы от «Единой России», по совместительству глава проекта «Трезвая Россия». Хамзаев пообещал добиться принятия закона о запрете указывать СМИ национальность, расу и вероисповедание подозреваемых и осужденных.

Буквально на следующий день парламент Чечни внес в Госдуму законопроект, запрещающий СМИ указывать национальность и религиозные взгляды людей, причастных к преступлениям. За нарушение – административная ответственность. Автором законопроекта выступил спикер парламента Чечни Магомед Даудов, который предложил внести соответствующие поправки в закон «О СМИ» и Кодекс об административных правонарушениях.

– Решать этот вопрос будет непросто, потому что это все-таки вмешательство в закон о СМИ, – делится с «Собеседником» 1-й заместитель комитета по делам национальностей Госдум Ильдар Гильмутдинов. – Тут вопрос этики прессы, от вас очень многое зависит.

Надо ли прессе закрывать глаза на «пятую графу» криминала, в интервью «Собеседнику» отвечает криминолог, доктор юридических наук, генерал-лейтенант милиции, экс-депутат Госдумы Александр Гуров.

экс-депутат Госдумы Александр Гуров
Фото: Global look press
Депутат Госдумы Александр Гуров

Он был одним из первых, кто начал борьбу с организованными преступными группировками в Советском Союзе. Заявив о существовании подобных структур в 60-е, он добился создания уникального в системе МВД подразделения – Главного управления по борьбе с организованной преступностью в 90-е. Участвовал в расследовании громких уголовных дел в Узбекистане, Ленинградской и Московской областях.

– Нужно ли указывать национальность преступника?

– Национальность указывать не надо, но безликости быть не должно, – отвечат Гуров. – Откуда прибыл преступник – с Кавказа, Центральной России или Средней Азии, писать необходимо. Все разговоры о том, что преступность не имеет национальности и лица – это разговоры некомпетентных людей, не изучавших никогда психологию совершений преступлений и незнающих историю криминалистики. Есть национальность у преступности. Все это связано с этническими, социальными историческими и культурными фактами.

– Значит, называть национальность преступника СМИ не стоит?

– Это будет иметь социальные и психологические последствия. А к тому же в этом нет никакой практической надобности. Это будет всегда порождать отрицательное отношение окружающих к тому народу. Так мы устроены: мы можем совершать что угодно, но около нас лучше пусть не совершают, ибо они плохие.

– То есть, преступность имеет национальность?

– Имеет и свою национальность и своё лицо. Даже стороны света – север и юг. Если по преступности, мы будем говорить о северных народах и южных народов – Азии, Италии, Кавказе, то обнаружим, что северные народы практически не имеют склонности к насилию. Если мы возьмём южные, горные народы, то увидим там совершенно иную картину. В центре – она совершенно другая.

– С чем это связано?

– Дело в том, что в основе преступного поведения лежат внутренние побуждения человека. И от того, каковы традиции, методов воспитания, от того, как он себя чувствует, зависит характер его поведения и даже способы совершения его преступлений.

Немного отклонюсь, когда я работал в НИИ МВД СССР, мы изучали определенные категории людей, принадлежащих к определённой национальности и тогда мы обнаружили много интересного. После этого даже рассылали методичку. Если ночью совершено жестокое убийство с поджогом, то поговорили, надо искать вот здесь. То есть вероятность поиска там гораздо выше, чем у соседей. Все это зависит и от климатических условий, от воспитания и традиции. Способы совершения преступления давным-давно изучены криминологами, они дают повод при разработке версии с большой долей вероятности узнать, откуда этот человек. Ну, например, человек убит обухом топора, или какой-то дубиной. Любой сыщик скажет, надо искать, здесь недалеко, в центральной России.

– Почему в России?

– Да потому, что всегда были топор и дубина под рукой. И дрались ими, и воевали. Постепенно, веками сформировалась эта особенность. Человек может убить по голове, но не может разрезать горло. - это способ Азии, Кавказа. Потому что там испокон веков баранов резали всегда. Так что, если говорить о преступности, что она не имеет корней, не имеет лица, это совершенно неправильно. Это изучается и надо это изучать, ничего абсолютно предосудительного нет. Каждый народ имеет свои традиции, историю закона адата (обычного права).

– Обязательно ли называть национальность?

– Это серьёзный вопрос. В юридических документах, протоколах – обязательно. Это персональные данные при работке версии назывались, и будет называться всегда. Преступность имеет свою национальность и свое лицо, но в СМИ ее назвать не следует, если нет необходимости. Во избежание возникновения отрицательных чувств «Ага, вот он совершил! Они такие и сякие». С психологической, юридической и социальной точки зрения и даже общественного познания необходимости в этом нет. Если в протоколах есть объективная необходимость. И все-таки место рождения преступников называть в СМИ надо: жители Азии, жители центральной России, жители Кавказа.

– Почему надо употреблять «житель»?

– Допустим, мы ничего не называем. Все тихо, мирно. Убийства и изнасилования совершают откуда-то с луны прибывшие. И тишина. А вам не стыдно? Вот вам не стыдно, есть некоторые у нас республики, граждане которых здесь черт знает что вытворяют, молодежь, в основном. Я не хочу называть их. Но это бандитизм. В армии только что его прекратили, этот бандитизм с их стороны, а так несколько человек группируются и терроризируют целую роту. А что о них думают руководство республик, их отцы, деды, прадеды? Им не стыдно за них? Когда после совершенного преступления дагестанцем старейшина выступал на сходе, все клеймили его позором – им было стыдно. Правильно делали.

В многонациональной стране к этому вопросу надо очень тонко относиться, и без необходимости национальность не надо называть – «а вот русский, таджик, узбек, и пр». А вот житель Узбекистана, житель Кавказа, житель чего-то, я думаю, это надо. Надо даже для того, чтобы там, откуда этот «житель» тоже делали выводы. И если этих «жителей» в течение месяца или года набирается много, то задумайтесь там те, кто выступает за одну обезличенную преступность. Тогда нужно говорить так: человек сошел с ума, он неконтролируемый, он рождается таким, у него нет ни национальности, ни роду, ни племени, вообще никого, он так себе – изгой. Не надо прятаться полностью. Официальные названия были, есть и будут.

– Эти вопросы касаются не только нашей страны?

– И в Иране, и в Италии к теме национальностей относятся также, очень осторожно. А уж в Америке после всех этих негритянских событий... В США была сегрегация. Но неграми на самом деле забиты тюрьмы, и не потому, что их там не любят, а потому что они не хотят работать, совершают преступления испокон веков – в этом я сам разобрался, побывав в США и повстречавшись с американцами в России. Это такая нация. Не все, конечно, но в законе больших чисел негры – это лодыри. И попробуй им это там скажи, там вообще и «черный» и «нигер» даже не скажешь. Эта проблема стоит во всем мире. В Иране, к примеру, не называют национальность преступника, только его место жительства.

– Почему так взбунтовалась Чечня?

– Мне тоже интересно, не понимаю этой обеспокоенности. Почему Дагестан и Кабардино-Балкария молчит? Уж не потому ли?.. Закон предложенный парламентом Чечни, не нужно принимать. Потому что его будет сложно сформулировать. И наказание, и санкции – всё будет очень сложно. Это все наносное и искусственное. Примут закон не упоминать национальности, но существует масса приемов указать эту национальность. Все всё поймут – «прибыл из Чечни», этого будет достаточно. Вот тебе и обход закона. Если идти дальше, то мы договоримся до того, что вообще ничего не придется упоминать. Просто, совершено убийство и все. Инопланетяне прилетели и совершили.

Этот закон не пройдет, а если и пройдет, то внесет серьезную путаницу и национальные распри. Будет масса обходов этого закона. И станет еще жестче и хуже.

– Какой выход есть?

– Очень простой. Если Ильдар Гильмутдинов говорил с вами о вопросе этики. Есть положение об этике журналисткой, впишите в это положение. Проведите совещания с коллегами, и все умные люди поймут, что ничего этого не надо. Потому что это не несет практического результата, а отрицательный влечет. У нас уже полкодекса не работает – статей напринимали, а они не работают – и здесь работать не будет. Я не вижу необходимости в этом законе. Работать он не будет и принесет лишь вред. Не надо создавать условия для межнациональной розни.

История ограничений

Подобные ограничения пытаются ввести не впервые, но всякий раз безуспешно. Так, аналогичный законопроект предлагал в 2012 году депутат Думы от Чечни Шамсаил Саралиев. Похожую идею тогда поддержал президент Владимир Путин. Но все тщетно. К финалу истории с запрещением национальностей бандитов один из сенаторов на днях предложил российским СМИ вместо национальности преступника писать его гражданство.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика