Анжелика в Госдуме: жена Николая Платошкина стала депутатом

Анжелика Глазкова избрана в Думу. Она обещает бороться за свободу политзаключенных

Фото: Андрей Струнин

Пока опальный политик Николай Платошкин бьется за отмену своего приговора в судах различной инстанции, его супруга и соратница Анжелика ГЛАЗКОВА избралась в ГосДуму, став членом фракции КПРФ. Одно из первых интервью она дала «Собеседнику».

Фото: Анжелика Глазкова

«Мы познакомились в 2013-м»

О вас практически ничего не известно, кроме того, что вы супруга Платошкина, стойко боровшаяся за освобождение мужа из-под домашнего ареста, и его соратница по движению «За новый социализм», выступавшему на выборах в блоке с КПРФ. Напрашивается естественная просьба: расскажите о себе.

– Я родилась в Костроме и до 35 лет жила в этом городе. Первое образование – Костромской химико-механический техникум, электротехническое отделение. Первым местом работы был проектный институт, где я проектировала электрические сети. Но когда начались массовые сокращения, я, как сравнительно новый работник, попала под них одной из первых. Позже долго работала в налоговой инспекции, параллельно получила высшее образование в Сельскохозяйственной академии, на экономическом факультете, работала в сфере бухучета и аудита. После этого я трудилась бухгалтером в сфере теплоэнергетики, там же, в Костроме.

Моя дочь закончила в Москве Финансовую академию при правительстве, вместе с ней я переехала в столицу и нашла работу по той же специальности и в той же отрасли, в которой начинала работать в Костроме, т.е. в теплоэнергетике. С 2006-го по 2019-й работала главным бухгалтером одного из филиалов Московской объединенной энергетической компании.

И тут, в Москве, вы и познакомились с Николаем Николаевичем?

– Да, это случилось в 2013-м, он тогда преподавал в университете. С этого времени мы вместе. Во время отпусков он показал мне некоторые страны, в которых ему до этого доводилось работать дипломатом. Это было очень интересно, особенно с учетом того, что Николай – профессор, историк, знает 4 иностранных языка. Мы посещали страны Латинской Америки, Чехию, Германию, о которых он написал книги, Николай показывал места, где происходили описанные в его книгах исторические события. Мы много общались с местными жителями.

А в 2019-м муж начал политическую деятельность, уехал в Хабаровск, чтобы готовиться баллотироваться оттуда в Госдуму. Я уволилась с работы и стала ему помогать.

Фото: Анжелика Глазкова

«Люди ждут справедливых законов»

В эти дни вы принимаете поздравления родных, друзей, знакомых по поводу избрания в федеральный парламент. Но я именно по этому поводу хотел бы выразить вам сочувствие. Как журналист, в разных качествах проработавший в думских коридорах больше четверти века, гарантирую: если относиться к депутатским обязанностям ответственно, это каторга.

– Я уже об этом слышала… Кроме того, для меня это первый опыт подобного рода, я всю жизнь работала в других сферах. Политическую деятельность придется осваивать с азов. И я прекрасно понимаю, что это будет каторга.

Но люди ждут справедливых законов. Они ждут отмены пенсионной реформы, ждут повышения минимальной оплаты труда и не только этого. Сейчас женщины уходят на пенсию в 60 лет, но много таких, которым ближе к этому возрастному рубежу просто негде работать, а, значит, нет ни работы, ни пенсии.

Перед выборами я проехала Алтайский край, Республику Тыва, Горный Алтай, от которых баллотировалась в парламент, и повсюду встречала пенсионеров, получающих 7,5 тыс. рублей, библиотекарей, получающих 13 тыс. рублей зарплаты… Мы должны помочь им вырваться из нищеты. Люди должны начать хотя бы нормально питаться. Строго говоря, в этих регионах ситуация не принципиально отличается от положения в большинстве других субъектов страны – низкая зарплата, безработица, безысходность... Работа есть в бюджетных учреждениях – школах, больницах, детских садах. Но зарплаты в них низкие. А предприятий очень мало. Разве что в сфере сервиса. Проблемы везде одинаковые, будь то Дальний Восток, Сибирь или Центральный федеральный округ.

Одним словом, цитируя классику, «отовсюду мы слышим стоны». Ну и чем может федеральный законодатель помочь страждущим согражданам?

– Если бы у КПРФ было большинство мест в Думе, то законы, по которым мы живем, были бы другими, и многие граждане увидели бы улучшение жизни в стране. У КПРФ уже многие законопроекты готовы. Но депутатское большинство – по-прежнему члены «Единой России». Однако если не бороться, все будет гораздо хуже.

Бороться за «новый социализм»? Что вы вкладываете в понятие?

– Конечно, социальное государство, по примеру, в частности, скандинавских стран. Возврат к бесплатной медицине, бесплатному образованию. Доходы, полученные от добычи ресурсов, должны направляться на строительство фабрик, заводов, развитие сельского хозяйства, именно это создаст новые рабочие места.

Фото: Андрей Струнин

«Я буду бороться за освобождение политзаключенных»

Вы уже определились с тем, в каком комитете будете работать?

– В комитете по конституционному законодательству и государственному строительству. И намерена бороться за освобождение репрессированных, за свободу политзаключенных. Как вы понимаете, эта тема мне очень близка, ведь мой супруг осужден незаконно (пусть и условно). И он не один такой в нашей стране. Таких людей достаточно много. Меня также волнуют проблемы заключенных, осужденных несправедливо, и шире – прав человека.

Сегодня в России есть политзаключенные?

– Я считаю, есть.

Тот факт, что они сидят за нарушение правил проведения митингов, за крамольные посты в соцсетях, что-то меняет? Ведь нет же в современной Конституции советской 58-й статьи…

– Возьмите моего супруга. Налицо политическое преследование. За высказывание своего мнения вслух человека осудили на 5 лет. Осудили, повторю, условно, но ведь осудили. Суд посчитал, что он нарушил законодательство Российской Федерации, при этом один из судей стыдился глаза поднять. Разве это не политические репрессии? Оперный певец из Северной Осетии Вадим Чельдиев сидит за то, что собрал народный сход. Можно приводить и другие примеры.

Что нужно сделать для того, чтобы политзаключенных в нашей стране не стало?

– Думаю, вначале их нужно амнистировать. В случае моего супруга – отменить судимость.

Положим, этих амнистируют, но где гарантия, что не посадят других? Как это можно предотвратить?

– Вероятно, следует менять закон. И менять судебную систему. Мне кажется, судьи должны избираться гражданами. Судья должен отчитываться перед своими избирателями. Тогда, возможно, процент оправдательных приговоров будет не таким мизерным, как сейчас.

Ведь, к примеру, статья 212 Уголовного кодекса о массовых беспорядках вроде бы содержит четкие понятия о действиях, о завербованных и пр., но ее уже настолько «размыли», что под нее можно подвести все что угодно.

Мы постоянно слышим фразу «идите в суд», но мы ничего не добьемся с судьями, которых назначает президент. Их нужно избирать, как в Европе и Америке. Я вижу только такой выход.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика