"Явные манипуляции": Алексей Ракша рассказал "Собеседнику" об изнанке выборов-2021

Более четырех дней независимый демограф и социолог Алексей Ракша "воевал" на центральном избирательном участке – результатами и впечатлениями Алексей делится в интервью Sobesednik.ru

Независимый демограф Алексей Ракша
Фото: Личный архив

Член комиссии стал очевидцем вбросов на своем УИК №106

Ракша подписал петицию с требованием «Отменить результаты электронного голосования». Алексей признался нам, что в отмену результатов он не верит – просто делает то, что может сделать.

– Откуда такая активная гражданская позиция, отчего вам дома не сидится?

– Я люблю правду. Я за правду и справедливость, я против жуликов и воров. Мне по специальности было интересно прочувствовать настроения в обществе. Я прочувствовал и понял.

– Какие выводы сделали?

– «Единая Россия» продолжает терять популярность. Люди постепенно становятся все злее. Я сделал интересный вывод: пенсионеры, даже совсем старые бабушки, тоже понимают, что происходит. Среди них в центре Москвы за ЕР максимум четверть. За КПРФ среди них точно не меньше, чем за ЕР, даже среди самых старых и тех, кто смотрит телевизор. Люди начинают уставать, не видят роста доходов, видят рост цен и пенсионную реформу, люди озлобляются и показывают властям фигу в кармане.

– Какие реально проценты набрали партии и есть ли отличие от данных ЦИКа?

– Судя по статистическому анализу, реальные доли ЕР и КПРФ примерно по 30% в целом по РФ, и это соответствует рейтингам ЕР по соцопросам. Т.е. ЕР махинациями прибавили ещё примерно столько же голосов, сколько реально за нее проголосовало.

Выборы были лживыми, грязными, нечестными. В России – имитация демократии. Мне даже страшно представить, сколько наших с вами денег налогоплательщиков уходит на выплаты всем этим манипуляторам, махинаторам, ботам, троллям, жуликам и ворам.

– С чем связана итоговая почти суточная задержка результатов электронного голосования?

– Вероятно, крутили-прогоняли этот блокчейн до тех пор, пока не получали нужный результат, а возможно, просто рисовали протоколы. Ждали бумажных результатов с участков для того, чтобы прикрутить столько, чтобы не допустить ни одного оппозиционного кандидата ни в одном одномандатном округе Москвы. У меня других версий нет.

– Какую реальную поддержку «Единая Россия» получила на вашем участке?

– Без учета предполагаемых вбросов получилось 17,2%. Официально – 23%. Но это центр столицы внутри Садового кольца. У нас участок не показательный. Мы ходили по квартирам и общались: какая-то бабушка – бывшая ведущая радиостанции, другая – бывший председатель избиркома, т.е. тут живут люди с очень высоким уровнем образования и в большинстве своем соображают и понимают, что происходит в стране.

Несмотря на то, что на нашем участке жулики смогли вбросить только порядка 30 бюллетеней за ЕР и Леонова, все равно «Единая Россия» получила у нас 23%. Даже с надомниками на нашем участке официально победил Сергей Митрохин [Яблоко].

Инфографика столичная карта электронных вбросов
Фото: ЦИК
Столичная карта электронных вбросов

– На следующий день ко всему 208 округу Москвы были добавлены результаты электронного голосования, доверия которым нет. В нем косвенными статистическими методами обнаруживаются статистические манипуляции: голоса отбирались у кандидатов «Умного Голосования» и прибавлялись к провластным кандидатом, остальных почти не трогали. Победу фактически украли.

– Какие нарушения голосования вы фиксировали?

– Для начала расскажу про несоответствие официальной и реальной явки на сайте ЦИК по ходу первого дня голосования. Для первого же дня голосования 17 сентября на сайте cikrf.ru на 20.00 обнаружил почти вдвое завышенную явку: в пятницу на сайте ЦИК появилась явка на 20:00 - 236 проголосовавших, на самом деле пришло 105 человек избирателей, плюс реальных надомников 15 и еще фейковых 20, итого 140.

А в КОИБе мы имели 227 бюллетеня (почти у всех надомников, кроме одного фейкового, по 2, на участке у половины по 2 (у 53). Более того, не списать это и на ошибку, если бы УИК передал не число избирателей, а число бюллетеней: их тоже меньше. Число 236 соответствует суммарному количеству бюллетеней, если бы пихающие их в переносную урну пачками на вечернем «выходе на надомное голосование» успели бы сделать все запланированное (24 липовых надомника, все за Леонова и ЕР).

У нас, как я считаю, были вбросы за счет надомников. По моему мнению, на нашем участке вечером 17 сентября вбросили 20 бюллетеней в одну урну.

– Вы стали очевидцем этого вброса?

– Я был участником подсчета бюллетеней из этой урны. У меня пост с видеозаписями в Фейсбуке выложен, там все видно. Выложили ровненькой пачкой 39 бюллетеней, якобы, от 19 надомников. Но они ошиблись на один лишний бюллетень.

– Как член комиссии с решающим правом голоса вы отменили результаты голосования на участке?

– Нет, не отменили, большинством голосов комиссии. Потому что я в комиссии был один против всех. Об этом инциденте я написал жалобу на 106 участок, которую приняли только под давлением депутатов от КПРФ вечером 19 сентября. Те же люди 18 сентября принесли голоса еще якобы 12 надомников, но я не мог убедиться в том, что эти ненастоящие голоса.

– Случалось, что избиратель не находил себя в списках по месту прописки?

– Да, было много случаев, когда избиратель себя в списках не находил, не находили их адреса и квартиры в списках. В этих случаях всех, кто имел прописку на нашем участке, записывали в отдельную книгу, и они все проголосовали. Были случаи, когда люди были записаны в электронном голосовании, они приходили и очень сильно этому удивлялись. Но их проверяли через базу и ТИК, и им тоже давали возможность голосовать, если они не проголосовали электронно.

«Это была война»

– Что вас больше всего потрясло в организации?

– В комиссиях сидят давным-давно профессионально натренированные хитрые жулики, связанные родственными связями, какими-то финансовыми отношениями, прошедшие специальные тренинги и умеющие профессионально обманывать, подставлять, вовремя давить поочередно на страх, на жалость, и т.д. и т.п. Они постоянно консультируются с кураторами онлайн, перезваниваются, и, подозреваю, что куратор не только ТИК. Нужно иметь великолепную подготовку и знание закона 67-ФЗ наизусть, чтобы бороться с такими фальсификаторами. Это очень нервная, тяжелая и отчаянная работа для смелых и крепких духом, настоящих бойцов – если вы хотите сопротивляться фальсификациям.

– Как вам удалось им противостоять?

– Мне удалось, потому что я достаточно медийная персона. Когда я понял, что нуждаюсь в поддержке, силами членов КПРФ к нам прислали депутатов, они быстро затребовали заявления надомников с поддельными подписями, пригрозили председателю комиссии уголовным делом, таким образом ее удалось хоть немного обуздать. Но этого было недостаточно, и после этого было много моментов, когда все было на грани. У меня даже была потасовка с полицией, они пытались вырвать у меня копию протокола, поочередно включали то грозный наезд, то какую-то тупость строили – в общем, они применяли все методы, что были в их арсенале, которым их обучали на тренингах.

– В избирательную комиссию вы пошли по собственному желанию?

– Да, по собственному, потому что официально за эту работу платят очень мало, несколько тысяч рублей. Партия КПРФ мне не платит ничего, я ее членом не являюсь. – Я был членом комиссии 4,5 дня – со среды по воскресение, дежурил еще накануне выборов, готовил бюллетени. В комиссию пошел ради того, чтобы хотя бы на одном участке узнать реальную ситуацию, чтобы на одном участке выборы были честными.

– Добились желаемого?

– Частично. Я понял для себя, сколько реально проголосовало за «Единую Россию» (17,2%) и Леонова (16,6%) на том участке, где я работал. 17%, и это при мощной агитации, при том, что соцработники заранее уговорили надомников, стариков, лиц умственно неполноценных, что все подъезды были завещаны плакатами за Леонова.

– Как себя вели наблюдатели?

– 80-90% наблюдателей тоже были прикормленными и действовали сообща. Всего их побывало у нас порядка 15 человек. Наблюдатели считали явку, что нормально. Но когда я попытался добиться признания бюллетеней из урны, где обнаружился лишний бюллетень, недействительными, они стали поддерживать комиссию и т.д. Почти все наблюдатели были заодно с председателем комиссии. Они постоянно исподтишка, как только я уходил в туалет, фотографировали «отсутствие члена комиссии», готовясь написать жалобу. Они придумали и написали на меня жалобы на то, чего я не делал, и т.д.. Это была война. Поэтому на будущих выборах я призываю как можно больше честных и порядочных людей идти в наблюдатели и члены комиссий, выучить наизусть ФЗ-67 и готовиться к войне.

– Почему так выходит, откуда эти прикормленные наблюдатели?

– От Народного фронта, Счетной палаты и т.д. Все наблюдатели, кроме от КПРФ и «Яблока», были заодно с членами комиссии.

– У вас самого желания в политику не было пойти на этих выборах?

– Нет. У меня никогда не было желания пойти в политику. Слишком грязное дело, нужно много врать и быть с виду образцовым семьянином, примерным человеком, богатым, успешным, ну или фриком, как Вассерман или Милонов. Много лжи и много грязи – не хочу. Это опасная работа.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика