Коммунистка Вера Ганзя: "Выборы грязные"

Экс-депутат Госдумы поработала наблюдателям в дни голосования и поделилась с "Собеседником" итогами

Вера Ганзя, депутат Госдумы
Фото: Личный архив

Депутат Госдумы Вера Ганзя уходит из политики

Ушла из политики

– Почему на текущих выборах вы не стали баллотироваться в депутаты Госдумы?

– Я ушла из политики. Какой смысл бороться за права народа, большинству из которого наплевать на эту борьбу, на все свои права, даже на самих себя и свое будущее? – призналась Sobesednik.ru Вера Ганзя. – Конечно, я остаюсь благодарна тем нашим неравнодушным к судьбе страны гражданам, которые имеют гражданскую позицию и не боятся ее защищать.

Правящая партия снова получила конституционное большинство в Госдуме
Фото: ЦИК

– Что думаете о выборах и их результатах?

– Выборы грязные. Большое количество нарушений. Правящая партия снова получила конституционное большинство в Госдуме. Для этого нужно набрать 315 мандатов (70% от 450 депутатов). Они и взяли 195 мест по округам и 120 мест по спискам. Как раз 315. И не говорите мне про махинации. Их просто грех не совершать с таким отношением нашего народа к выборам и к своей стране в целом.

– Ожидали других результатов?

– Вначале были более-менее стабильные результаты, и ЕР не была еще на столь высоком пьедестале, пока ЦИК не включил результаты дистанционного электронного голосования. Как только эти результаты получили – сразу ЕР влетела до небес. Остальные партии просто опустились ниже некуда.

Объявляют во всеуслышание, что «Единая Россия» набрала высокий процент, и они получили конституционное большинство в Госдуме. Как?

Они вызвали такой негатив после пенсионной реформы, повышения налогов, чудовищной тотальной оптимизацией здравоохранения и образования, резкого роста цен – бензин подорожал до таких небес – и они снова получают конституционное большинство.

Какой человек поверит в чистоту этих выборов? Даже дурак не поверит.

«Было отключено видеонаблюдение»

– Откуда появлялись очереди на участках?

– Я контролировала голосование на 208 округе Москвы, где кандидатом от КПРФ по округу шла Нина Александровна Останина – сейчас она руководитель аппарата в Госдуме.

На второй день выборов 18 августа еду в штаб. По ходу вижу, как дружно строем в ногу шагают на участки военнослужащие. Например, на одном из участков проголосовали 700 военнослужащих из 2020 избирателей. Создали очередь. Причем, по просьбе командования, на момент голосования военнослужащих было отключено видеонаблюдение. Там же мы обнаружили, в обзор видеорегистраторов попадают КОИБы, но не попадают сейфы. А накануне приходил человек, который работал с видеорегистраторами. Председатель УИК никого не вызывала. Председатель ТИК никого не направляла. Никто ничего пояснить не может. Зато агрессия со стороны председателя ТИК налицо. Странно. Защитная реакция?

По данным еще одной ТИК (территориальная избирательная комиссия) на 7-ми закрытых участках (это больницы, например), заявлено 500 избирателей, а решение ТИК, записанное в протоколе – выдать на эти 500 человек 3,5 тыс. бюллетеней. Интересно, зачем? Догадаться нетрудно. И такое мы обнаружили не в одном ТИК.

«У председателя ИК руки тряслись»

– Что стало самым возмутительным для вас?

– Голосование на дому. Социальные работники формируют список пожилых людей, к которым едут затем члены избирательных комиссий. У меня есть некоторые подозрения о том, какие инструкции могут дать по просьбе своих работодателей соцработники старикам. С этим столкнулись на многих участках. А уж сколько открепительных! Просто великое переселение народов! И раньше-то доверие к выборам было не очень. А теперь и подавно.

Мы проехали по очень многим участкам. Заметили одну технологию: когда социальные работники города Москвы идут к больным, лежачим пожилым людям, которые сами не в состоянии дойти до избирательного участка.

По-моему, надомное голосование – тотальное использование административного ресурса. Власти подключили социальных работников, которые просто обрабатывали стариков – натуральным образом. Они централизованно собирали заявления.

На одном из участков на Таганке мы обнаружили 55 заявлений, причем 15 из них были фальсифицированы в подписях. В заявлении о надомном голосовании была одна подпись, а когда в присутствии наблюдателя избиратель расписывался в получении избирательного бюллетеня, уже была совершенно другая подпись Мы вызвали полицию на этот участок, представителя ТИКа.

У председателя ИК руки тряслись. Когда пришла дама из Территориальной избирательной комиссии, она долго церемониться не стала – мы такой прыти от нее не ожидали, она просто выхватила эти заявления с подтасовками из рук и куда-то быстро их припрятала.

Настолько молниеносно и глубоко, что когда пришла полиция, никто уже ничего не нашел. Она бывший председатель комиссии избирательного участка. Мы достаточно долго там разбирались. Махинации просто чудовищны!

Урны по правилам должны быть опломбированы с четырех сторон. Ничуть не бывало. Они опломбированы либо с трех, либо с двух сторон. В какой момент мы бы не вникли – везде есть нарушения. Конечно, они вызывают подозрения. Результаты выборов на № 106 (в школе на Земляном валу, д. 44-а) мы потребовали отменить. Подделка подписи – уголовно наказуемое преступление.

– Вам пошли навстречу, результаты отменили?

– Нет, конечно. Но написали заявления в полицию, готовим иски в суд, т.е. документально все нарушения оформили и отправили их в ЦИК. Окружная комиссия, которую мы вызывали по факту таких нарушений в отношении участия социальных работников, которые никакого отношения к избирательной комиссии не имели, но занимались сбором однотипных напечатанных на бланках заявлений у пожилых людей.

На бланках 2-3 позиции обозначают ручкой цифрами, и подпись. Больше ничего! Подделать их очень просто. Это административный ресурс. Достаточно много этих нарушений обнаружено. Подписи подделывать – это уже последнее дело. Все это влияет на доверие к выборам.

Я не понимаю тех людей, которые работают в избирательных комиссиях. Ради чего они вот так «стараются»? Ради чего они идут на любые ухищрения, на любые преступления даже?

От греха подальше

– Отношение к выборам в России у вас изменилось?

– В эти выборы, как впрочем, и все, которые проводятся у нас в стране, лично я не верю. До Москвы я работала на выборах в разных регионах, включая Дальний Восток. И я делаю вывод, что честных выборов в нашей стране нет. А, следовательно, доверия к нашей власти нет.

Кто будет доверять вот этой вот Госдуме, которая опять таким способом получила конституционное большинство и будет продолжать работать этот бешеный принтер, штампуя антинародные законы, которые рождаются в головах у деятелей исполнительной власти. Госдума обслуживает исполнительную власть. Должно быть наоборот.

Законодательная власть должна диктовать исполнителю, она на то и называется исполнительной властью. Исполнять то, что сегодня предлагают законодательные органы, которые представители народа. А у нас почему-то все наоборот. У нас все перевернуто с ног на голову. Поэтому, как можно доверять такой власти?

– Как получается, что в победителях оказывается ЕР, когда на экзит-полах избиратели отдавали голоса совершенно другим партиям?

– Эта позиция о выборах «А чего толку туда ходить, все равно» будет до тех пор, пока все они не придут на избирательные участки. Тогда пришли 37% голосовать, ну и что? Это считается высокой явкой. А остальные-то где 60%? Политическая апатия – это наша большая беда. А потом начинают сидеть на диванах на кухнях кричать «вы что, коммунисты такие-сякие, почему вы не сделали нашу жизнь счастливой и не закидываете нам высокие зарплаты в форточку»? Ну, так же нельзя. Надо понимать, что каждый кует свое счастье сам. Но без политического участия людей в стране невозможно добиться изменений. И это замкнутый круг. Это наш бич.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика