18.08.2021

Суд против инвестиций

Дела Майкла Калви и "Тольяттиазота" выявили слабое место в развитии отечественного бизнеса

Фото: АГН "Москва"

Силовое давление на предпринимателей остается ключевым фактором, который портит инвестиционный климат в России.

Об этом свидетельствуют как ежегодные доклады бизнес-омбудсмена Бориса Титова, так и социологические опросы среди представителей делового сообщества. Громкие дела последних лет, такие, как дело Майкла Калви или корпоративный конфликт вокруг «Тольяттиазота», наглядно демонстрируют избирательность правосудия и незащищенность бизнеса от произвола правоохранителей.

Дело Калви как сигнал инвесторам

В нашей стране возбуждение уголовных дел и привлечение силовых органов на одну из сторон корпоративного конфликта – не редкость. Достаточно вспомнить, например, дело против сооснователя «Вимм-Билль-Данн» Давида Якобашвили, возбужденное по заявлению его бывшего партнера Бориса Минахи, многолетнюю судебную тяжбу между главой «Уралхима» Дмитрием Мазепиным и бывшими менеджерами «Тольяттиазота» и, конечно же, дело основателя Baring Vostok Capital, американского инвестора Майкла Калви.

Заключение под стражу одного из самых известных иностранных инвесторов в России, безусловно, стало самым тяжелым ударом по инвестклимату последних лет. За Калви вступились Герман Греф, Анатолий Чубайс, Олег Тиньков, его даже удалось вызволить из-за решетки, но не спасти от обвинительного приговора.

Финал дела Калви не внушает оптимизма - это сигнал инвесторам, нынешним и будущим, о том, что владение бизнесом в России носит очень номинальный характер. Что наши судебная и правоохранительная системы все еще имеют обвинительный уклон и с их помощью все еще можно эффективно отнимать активы у кого угодно.

Примечательно, что сам Майкл Калви, комментируя свой арест, счел задержание способом не позволить ему принять участие в предстоящем заседании Лондонского арбитража. Там инвестор вел параллельную тяжбу с оппонентами, и неизвестно, в чью бы сторону качнулась чаша весов, не попади он под каток российских правоохранителей.

Их нравы и наш климат

Нельзя не заметить, что одни и те же судебные дела в российских судах и за границей складываются прямо противоположным образом. Отличный пример этому – корпоративный конфликт между акционерами химического комбината «Тольяттиазот». Если в российских судах миноритарий комбината, химический олигарх Дмитрий Мазепин успешно выигрывает процессы с самыми абсурдными обвинениями, то в ирландском суде, где стороны также ведут тяжбы, ситуация обратная.

Так, спустя всего несколько месяцев после ареста Калви Комсомольский районный суд Тольятти признал виновными и заочно осудил экс-руководителей «Тольяттиазота». Напомним, что по версии Следственного комитета РФ, с 2007 по 2012 год топ-менеджеры химкомбината похитили весь произведенный предприятием аммиак и карбамид и продали его по заниженной стоимости швейцарской компании Nitrochem Distribution AG, которая затем реализовала продукцию по рыночной цене. При этом предприятию якобы был нанесен ущерб в размере 85 млрд рублей.

«Все, кто видит приговор по так называемому делу «Тольяттиазота», просто недоумевают. Приговор говорит о том, что мы сами у себя украли всю продукцию, произведенную за четыре года! Как такое возможно? Где это видано? То есть мы не платили зарплат, страховок, не оплачивали закупки газа, не выдавали дивидендов, не несли вообще никаких расходов?», - комментирует решение Фемиды бывший руководитель «Тольяттиазота» Сергей Махлай. Он также указывал на грубейшие нарушения при судебном производстве и более чем странную экспертизу, вокруг которой строилось обвинение.

Судебное разбирательство сопровождалось грандиозными скандалами. «Тольяттиазот», который по версии «Уралхима» пострадал от действий бывшего менеджмента, потерпевшим себя в суде не признал. Затем выяснилось, что файл обвинительного заключения был создан в «Уралхиме». В математических расчетах обнаружились ошибки, завышающие «сумму ущерба» минимум на 6 млрд рублей. Но все это не помешало вынесению обвинительного приговора.

По-иному шло параллельное рассмотрение в Высоком суде Ирландии, где суд встал на сторону «Тольяттиазота». Высокий суд Ирландии зафиксировал отказ «Уралхима» от исполнения любого приговора Комсомольского суда до тех пор, пока ирландский суд не примет решения об отсутствии у него юрисдикции по данному делу (на этом настаивал «Уралхим»). Вопрос о юрисдикции решался два года и на днях завершился в пользу акционеров «Тольяттиазота» - суд отклонил заявления «Уралхима» и признал, что мажоритарные акционеры «ТоАЗа» доказали наличие у ирландских судов компетенции по рассмотрению дела. Впереди – слушание по существу.

Разница в подходах налицо. В одном случае правосудие, мягко говоря, странное, если не предвзятое, и дело, в котором больше 500 томов, поспешно рассматривают даже не вызвав для допроса экспертов, подготовивших экспертизу, к которой возникло множество претензий, и не выслушав всех свидетелей. В другом, где ни одна из сторон не имеет влияния на суд, на первый план выходит состязательный принцип, и только на решение по процедурному вопросу уходит 2 года, потому что судья действительно вникает во все детали. И совершенно очевидно, в какой стране более предсказуемые правила игры и лучше инвестиционный климат.

Ручные суды - основа рейдерства в России

Иностранные суды часто оказываются последним рубежом обороны для инвесторов и владельцев бизнеса в России, где суды и правоохранители нередко действуют в связке с рейдерами. Ситуация вокруг «Тольяттиазота» - яркая иллюстрация этого тезиса. Рейдерский захват успешного стратегического предприятия длится не один год, и блокировка притязаний «Уралхима» Высоким судом Ирландии – чуть ли не единственное, что пока удерживает «ТоАЗ» в руках основных владельцев.

Напомним, что проблемы у них начались после того, как миноритарный пакет акций (7,5%) в 2005 году приобрела группа компаний «Ренова» Виктора Вексельберга. В то время он вместе с компанией «Синтек» планировал создание химического холдинга, идеальной основой которого был бы «ТоАЗ». Для этого нужен был контроль над предприятием, но основные владельцы продавать его не собирались. Как только это выяснилось, тут же возникло уголовное дело по уклонению от уплаты налогов.

«Тольяттиазот» успешно отбивался от всех обвинений, уголовное дело было закрыто за отсутствием состава преступления. и Вексельберг продал свой пакет акций владельцу «Уралхима» Дмитрию Мазепину. Тот буквально засыпал мажоритариев судебными исками. В первый же год их было подано 17, далее последовали десятки новых. В 2011 году возникло первое уголовное дело с подачи «Уралхима», по таким же претензиям по которым было возбуждено дело при Вексельберге затем их с каждым годом становилось все больше. А когда уголовное дело разваливалось, на его месте тут же возникало новое.

В рамках одного из последних - о хищениях на «ТоАЗе» на сумму более 2,5 млрд рублей - был арестован, а затем и осужден председатель правления «Тольяттихимбанка» Александр Попов абсолютно без всяких доказательств. Его судили по «предпринимательской» статье 210 УК РФ (создание преступного сообщества), расплывчатость формулировок которой позволяет представить практически любую хоздеятельность компании и ее коллектив как «организованное преступное сообщество». По этой же статье сидят бизнесмен и бывший министр открытого правительства Михаил Абызов и совладелец группы «Сумма» Зиавудин Магомедов.

Теряя позиции в ирландском суде, «Уралхим» в России продолжает поглощать доступные активы. В прошлом году его жертвой стал «Томет», производивший около 20% всего российского метанола. По решению все того же Комсомольского суда Тольятти компанию признали соответчиком по делу «Тольяттиазота», и «Уралхим» выставил ей претензии на 78 млрд рублей. Это привело к блокировке счетов, остановке производства и банкротству компании, побочным эффектом которых стал резкий рост цен на метанол. Все это при том, что «Томет» никогда не имел никаких отношений с «Уралхимом» и с акционерами «ТоАЗа» никак не связан.

История конфликта вокруг «Тольяттиазота», к сожалению, типична для нашей страны. И, как и дело Майкла Калви, является знаковой. Она показывает беззащитность инвесторов и акционеров перед конкурентами со связями в силовых структурах и судах. Все попытки правительства улучшить деловой климат и привлечь инвестиции в страну разбиваются вот о такие прецеденты захвата собственности. Государство декларирует поддержку предпринимателям, но на рынок, где безнаказанно действуют рейдеры, длинные деньги не придут. Без создания действительно независимой судебной системы рассчитывать на приток инвестиций и рост предпринимательской активности как минимум наивно.

Богдан Вероника

Рубрика: Общество

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика